Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Положение женщин в Узбекистане: от истории к современности

Положение женщин в Узбекистане: от истории к современности

10.08.2018

Автор: Дарья Чижова

Положение женщин в XXI – предмет острых споров во всех странах. На территории Центральной Азии тема имеет особую актуальность – как не потерять традиции, где заканчиваются «особенности ментальности» и где начинается банальное невежество и архаизм? Об этом ИАЦ МГУ побеседовал с Дилором Алимовой, узбекистанским историком, ведущим исследователем в области теории и методологии исторической науки, проблем культурологии и историографии, истории государственности Узбекистана, а также «женского вопроса» в Средней Азии.

- Вы одна из немногих в Узбекистане, кто занимается гендерным направлением истории. Как вы думаете, в рамках именно гендерной истории какие изменения есть в Узбекистане? Востребована ли эта тема? Есть ли о чем рассказать? Что интересного есть в этой области?

- Этой темой я занимаюсь давно, еще с советского времени. Тогда исследования историографии по решению женского вопроса в Средней Азии были невероятно популярны и это не только в Узбекистане, в целом по России, в других республиках. Положение женщин у нас особенное, восточные женщины.

После распада Советского Союза появились другие темы – анализ причин, попытка переосмыслить прошлое. К вопросам положения женщин в истории возвращаются только сейчас. В целом, за последние 25 лет очень мало исследований по этой тематике, а в качестве диссертационных работ вообще мизер. 

Правда активизировалась практическая работа - сейчас указом президента создали центр «Oila» (Семья). То есть это научно-практический центр, который будет заниматься всеми проблемами, касающимися семьи. Думаю, что это очень важная тема в контексте истории. Хотя современные проблемы, конечно, тоже очень нуждаются в исследовании, много нерешенных вопросов. Равноправия как такового нет, особенно в области политики. 

- У вас нет женщин губернаторов.

- Да, у нас нет женщин хакимов. Хотя еще со времен Первого президента – И. Каримова у нас на всех уровнях есть заместители женщины по вопросам женщин и семьи. Есть вице-премьер, занимающийся этими проблемами. В каждом областном хакимиате есть заместитель хакима женщина, которая тоже занимается этими проблемами. Во всех регионах. Но им, конечно, очень трудно, потому что денег очень мало.

Сейчас, конечно, Президент добавил, открыл центр Oila, который тоже будет вместе с ними сотрудничать. Политические проблемы кадрового характера есть. Конечно, женщины и труд – огромная проблема, я имею в виду в современности, которую действительно надо исследовать. Надо какие-то практические советы давать, потому что это необходимо.

- Есть ли какие-то «чисто женские сферы»?

А об участии женщин в развитии промышленности говорить не приходится. У нас в основном сейчас женщины в бизнесе - очень много. Наверно потому, что открыли льготные кредиты. Есть компании, которые возглавляют женщины -  средний бизнес и мелкая торговля. Узбеки же очень любят, это же торговый народ. Все кому не лень покупают, продают.

- Вы упомянули очень интересный аспект про особенности ментальности. Узбекское общество в начале XX века было патриархальным – т.е. есть мужчина все равно играл ведущую роль в семье, женщина воспринималась как помощница, спутница. Но в советское время, когда решался женский вопрос, женщин пытались выдвинуть наравне с мужчинами фактически. Интересно, не было ли столкновения между традиционным и навязываемым сверху советской властью способов решения женского вопроса?

- Советская власть очень умело вела идеологическую работу. Даже до сих пор это отразилось не только на наших родителях, даже на моих детях, например, присутствует дух идеологии того времени - понятия о равенстве, взаимоуважении. 

Сейчас, казалось бы, усиливаются какие-то традиционные вещи, очень усилилась религия, очень много религиозных людей стало, стало много одетых в хиджаб. Но вместе с тем я замечаю тенденцию, что все-таки у нас в семьях в большинстве остался номинального уровня патриархат. Женщины командуют, особенно те женщины, которые прожили уже жизнь, не совсем пожилые, но все-таки такого зрелого возраста, у которых уже сыновья женатые, дочери замужем. 

У нас огромная проблема взаимоотношений со свекровью. В России тема шуток зять и теща, а у нас наоборот. Большинство женщин, достигая такого возраста и женя сына считают, что невестка должна слушаться, командуют. Ну, это не касается такой группы интеллигенции. Нельзя однозначно и адекватно оценить современное общество. Ни в социальном отношении, ни в нравственном. Некоторая часть узбекских женщин стала более открытая, шортики и все, а другая часть «закрывается» уходя в религию или традиционные конструкции.

- Может это от мужа зависит?

- Нет. Знаете, когда я кандидатскую писала, я обнаружила, что ЦК партии КПСС дал задание собрать всех востоковедов из Ассоциации историков в Москве и проехав по странам Центральной Азии написать брошюру для женщин с призывом «открываться» - снимать паранджу и т.д. Тогда появился целый ряд брошюр, которые назывались “Узбечка”, “Таджичка”, “Дагестанка”, “Туркменка”, я в Москве в публичной библиотеке это все видела. 

И был такой востоковед Иванов. Он приехал, по селам ходил, все изучал, и в своей книжке он написал, что это парадокс, но столько веков жизни узбекской женщины за четырьмя стенами выработала в ней чрезвычайную волю к свободе. И я в этом убедилась, когда изучала материалы 1927 года. У нас же объявили войну с паранджой - только Ташкенте за один день 2500 женщин сняли паранджу. А в Бухаре, казалось бы, оплот исламской религии, когда Фазиль Хаджаев руководил, вообще ни одной женщины не было в парандже. Вот эта активность. Это новое, это что-то необыкновенное, нам всем сказали снять паранджу, все на улицу. Конечно, были убийства, мужской террор, но все равно. Это наверно что-то есть в характере. 

- Это именно характер узбекской женщины?

- Да. 

- Но мне кажется, что женщины более мобильны - нам легче переходить из одного состояния в другой. То есть вы говорите о том, что сейчас женщины надевают паранджу даже несмотря на то, что муж не сильно религиозен. Тогда они ее легче снимали. Есть ли в этом какая-то женская специфика?

- Да, я думаю. Мне недавно попалась статья «Женщины на заре цивилизации», написанная на основе археологических изысканий. Я прочитала и была восхищении!

С помощью методик археологии, с помощью данных археологии, автор сумел доказать, что основной рулевой фактор в истории развитии человечества – женщины. У нас принято говорить, что женщина была собирательницей, а мужчина охотником. Так вот он данные приводит по всему миру, не по Центральной Азии, и говорит, что эта охота очень плохо кормила людей. Они зависели от животных, а там не всегда это мясо было. А вот именно женщина этим ковырянием, поиском корма, растений, ягод, фруктов, как раз это развило в ней творчество, творческую жилу. Он очень много там примеров приводит. Я просто восхитилась этой статьей. Может быть в этом есть зерно истины. 

- Как человек, который изучает гендерную историю, чтобы вы могли посоветовать женщинам? Что было бы полезно взять из исторического аспекта?

- Я думаю, что независимо от того, живем мы на Востоке или на Западе, нам надо сохранять уважение к мужчине, главе семейства. Потому что от этого много зависит - состояние семьи, атмосфера. 

Потому что не столько женщина нуждается в том, чтобы угождать мужчине, сколько мужчина нуждается в том, чтобы женщина ему угождала. Я думаю, что вот это надо взять. Нужно, конечно, волевое стремление. Все решает образование, я считаю. Очень многое в положении женщины решает образование. Чем образованнее женщина, тем лучше она воспитает своих детей. И взаимоотношения у нее с мужем будут лучше складываться. 

Материалы по теме:

В. Шулика: мы занимаемся всем, что сближает Россию и УзбекистанРОЛЬ ЖЕНЩИН В НАУЧНОЙ ЖИЗНИ УЗБЕКИСТАНА

Теги: Узбекистан

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение