Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Бишимбаев VS жамбылский триумвират

Бишимбаев VS жамбылский триумвират

15.11.2017

Автор: Жанар Тулиндинова

Теги: Казахстан

Материалы по теме:

Дело Бишимбаева и Ерденаева: борьба за бюджетные потоки

Султангалиев о прогнозах на осень: В целях профилактики Акорда урезает материальные ресурсы групп влияния

Данияр Ашимбаев: В казахстанском истеблишменте формируется конфликтное поле, связанное с заявками на преемничество


Судебный процесс на бывшим министром-болашаковцем Куандыком Бишимбаевым, проходящий в эти дни в Астане, мог бы смело претендовать на лавры «мыльной оперы» - для этого у него есть все составляющие. И представители «золотой молодежи», которых злоключения привели за решетку — помимо самого экс-министра нацэкономики на скамье подсудимых находится сын бывшего спикера Мажилиса Кабиболы Джакупова Аслан Джакупов (ну чем не сюжет, вписывающийся в сентенцию «богатые тоже плачут»). И повествование о загородном роскошном доме в охотничьем стиле, в котором молодой министр отдыхал от будней государевой службы. Не хватает только опереточного злодея, по воле которого завязался сюжет всей этой драмы. Но обо всем по порядку.

Конечно, подробности, всплывающие по ходу судебного процесса, настолько типично и выпукло живописуют нравы левобережной Астаны, что нарочно такие диалоги, сцены, характеры не придумаешь. Вот, к примеру, при компании «Байтерек DEVELOPMENT» создается комиссия по рассмотрению и отбору компаний-застройщиков, а у ее председателя Бахыта Жаксыбаева первая забота: что делать, если будут предлагать откаты. Именно этот насущный вопрос он обсуждает с ВИП-подсудимым в бытность его главы холдинга «Байтерек» то в ресторане, то в служебном кабинете.

Вот Жаксыбаев отводит в сторонку сына экс-спикера Мажилиса Аслана Джакупова и сообщает ему, что «мы тебя берем в «тему», начинай работать». Вихрь мыслей проносится в голове у окрыленного «мажора». «Я уже понял, что эта схема отлаженная, работает и работала до моего прихода», - вспоминает он.

Вот на Жаксыбаева, видимо, как на опытного «хозяйственника» возложены обязанности по обустройству загородного дома Бишимбаева, состоящего «из гостиной и трех спален, с баней и бассейном». «Бишимбаев по дому сказал, чтобы он был в охотничьем стиле - шкуры, головы животных. Он хотел, чтобы мы туда повесили голову архара… Дом мы обставили, поставили туда караоке-систему, полностью меблировали весь дом - три спальни, бассейн и банная часть тоже полностью упакована была, полностью бытовая техника», - повествует Жаксыбаев. В этом рассказе видна опытная рука следователей антикоррупционного ведомства, которые не преминут воспользоваться возможностью разжечь у публики классовую неприязнь к буржуазному образу жизни ВИП-подсудимых.

Вместе с тем некоторые детали характеризуют Бишимбаева как довольно скромного в своих запросах госуправленца, который, если уже и брал, то брал «по чину». Вот он наставляет Жаксыбаева, чтобы тот ни у кого ничего не вымогал, работал только с теми, с кем он знаком, надежными людьми, чтобы это не выглядело как вымогательство. Вот звучит сумма взятки, вернее, доля от суммы тендера — 10%. А ведь поговаривают, что нынче в связи с экономической нестабильностью и тревожными ожиданиями в госаппарате размер коррупционной маржи не опускается ниже 30%. На этом фоне Бишимбаев выглядит как вполне гуманный и даже добропорядочный чиновник.

Впрочем все это театрализованное действо не может не заслонять главный вопрос, занимающий астанинскую публику куда больше, чем голова архара в загородном доме чиновника — кому не угодил обаятельный и с виду такой безобидный министр-болашаковец? Почему именно он, будучи далеко не самым злостным стяжателем астанинских каменных джунглей, оказался под пристальным вниманием Агентства по противодействию коррупции?

Тут, пожалуй, следует порассуждать о том, кто, вероятно, мог бы быть заинтересован в удалении Бишимбаева из «большой игры».

Во-первых, у экс-министра нацэкономики могли не сложиться отношения с действующим премьером Бакытжаном Сагинтаевым, назначенным главой Кабмина в сентябре прошлого года. И окружение подсудимого подтверждает холодок в отношении Бакытжана Абдировича к Куандыку Бишимбаеву.

Во-вторых, как мы выяснили в одном из предыдущих материалов, после задержания Бишимбаева из министерства нацэкономики уплыла такая бюджетоемкая отрасль как строительство и ЖКХ и благодатная программа жилищного строительства «Нурлы жер». Уплыла в направление другого мега-ведомства в составе казахстанского Кабмина - министерства по инвестициям и развитию. И если 42-летнего Жениса Касымбека, возглавляющего МИР РК, никак не отнесешь к политическим тяжеловесам, то его отца, начальника Канцелярии президента Махмуда Касымбекова известный казахстанский элитовед Данияр Ашимбаев иначе как «сверхближайшим соратником президента» не называет. Человека, который имеет одну-единственную запись в трудовой книжке начиная с 90-х годов, можно отнести к «одной из самых неприкасаемых фигур в системе исполнительной власти страны».

Также стоит отметить, что громкое дело Бишимбаева добавило очков Агентству по делам госслужбы и противодействию коррупции, раскрутившего его из обрывков интервью недоброжелателей министра и шумихи в прессе, и его главе Кайрату Кожамжарову.

Любопытно, что у всех трех перечисленных высокопоставленных чиновников есть одна общая деталь — они все родом из Жамбылской области. Слава жамбылского клана порядком потускнела после низложения некогда очень влиятельного управляющего делами президента Сарыбая Калмурзаева, который вскоре после ухода из большой политики скончался. Долгое время казалось, что «жамбылские» уступают позиции сначала «актюбинским», потом «карагандинским». Но если предположить, что Сагинтаев, Касымбеков и Кожамжаров объединили свои интересы, то влияние этой «жамбылской группы» трудно переоценить. Контроль над исполнительной властью в лице премьер-министра, доступ к главе государства в лице начальник Канцелярии президента, наконец, силовой ресурс в лице главы антикоррупционного ведомства — наделили бы эту группу огромными возможностями.

Примечательно, что в отличие от склонного к драматическим эффектам Калмурзаева нынешние «жамбылцы» либо держатся в тени и не публичны, либо явно недооцениваются. За Сагинтаевым, к примеру, закрепилась репутация «технического, слабого премьера», которого «вот-вот снимут». Однако, как показали события октябрьского топливного кризиса — увольнения вице-министра энергетики Асета Магауова и зампреда «КазМунайГаз» Данияра Берлибаева - он не только успешно держится на плаву, но и избавляется от «лишних» людей. Отметим также, что глава Агентства по делам и гослужбы Кайрат Кожамжаров, раньше охотно мелькавший в СМИ, в последние годы свел к минимуму свою медийную активность.

Возможно, именно эта недооцененность и немедийность является самой сильной чертой нынешних «жамбылцев»?

Конечно, трудно представить, могли ли пересечься где-то пути жамбылских тяжеловесов и экс-министра нацэкономики, но то, что судьбу Бишимбаева определило множество факторов, не вызывает сомнения.


Материалы по теме:

Дело Бишимбаева и Ерденаева: борьба за бюджетные потоки

Султангалиев о прогнозах на осень: В целях профилактики Акорда урезает материальные ресурсы групп влияния

Данияр Ашимбаев: В казахстанском истеблишменте формируется конфликтное поле, связанное с заявками на преемничество




Теги: Казахстан

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение