Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Пропаганда радиофобии в Казахстане и Узбекистане

Пропаганда радиофобии в Казахстане и Узбекистане

В начале февраля прошли очередные слушания по проблеме строительства АЭС в Казахстане и Узбекистане. Обе страны даже провели двусторонние консультации по этому вопросу. Для будущих строек уже намечены конкретные места (Улкен и Айдаркуль соответственно), а инвестором и подрядчиком по обоим проектам готов выступить Росатом. Реализация атомных строек может дать толчок технологичному развитию экономики. Тем не менее, проекты АЭС вызывают ожесточенные протесты некоторых групп в обоих государствах.

Почему подогревается радиофобия в Казахстане?2019-й в Центральной Азии прошел едва ли не под знаком «ядерной истерии». Вспомним протесты против строительства АЭС, кампанию против добычи урана в Кыргызстане и различные страшилки, связанные с угрозой радиации, распространяемые в сети и некоторых изданиях. 

Часто в основе радиофобии лежит крайнее невежество, которые проявляют даже образованные протестующие. Например, характерно убеждение, одного видного представителя НПО Казахстана, что ядерные реакторы нужно останавливать в жаркую погоду, а это весьма хлопотно.

Кто использует неведение и страхи людей в собственных целях? 

Спор из-за 135 миллиардов

Шумиха вокруг ядерных проектов в регионе – результат конкуренции между российским Росатомом и американской Westinghouse за контракты на строительство атомных станций в третьих странах. Россия взяла уже до 70% этого рынка, Росатомом реализуются проекты 36 блоков АЭС на разных стадиях на головокружительную сумму в 135 млрд долл. Среди строящихся Россией АЭС: Ханхикиви (Финляндия), Аккую (Турция), Сюдайпу и Тяньвань (КНР), Пакш-2 (Венгрия) и множество иных. 

Создание АЭС-кластера в Казахстане и Узбекистане на базе казахского и кыргызского уранового сырья предназначено для поставок энергии на рынки Южной Азии и замены буксующего международного проекта CASA-1000. По расчетам Москвы, атомные стройки не только позволят зарабатывать, но и сократят риски конфликтов в регионе. Проект может ослабить борьбу за водные ресурсы вокруг проектов ГЭС, создать тысячи рабочих мест, повысить технологический уровень стран-участниц.  

Для США и Westinghouse вред от сложившейся ситуации не только в 135 млрд упущенной выгоды. Концентрация строительных проектов в руках России ведет к технологическому отставанию Америки, потому что технологии АЭС невозможно развивать вне реальных проектов. Кроме того, Россия перехватывает и CASA-1000, и в долгосрочной перспективе контроль энергетических рынков – либо через нефтегазовые ресурсы, либо через ядерные технологии.

В этих условиях Вашингтон вынужден сражаться за каждый проект АЭС. Если не перехватить, то не дать Росатому его реализовать как можно дольше.

«Знакомые лица»

Актуальный бюджет информационных программ США в регионе – более 20 млн долларов, преимущественно выделяемых государственными центрами USAID и «National Endowment for Democracy». Ключевой оператор этих средств на рынке прессы и интернета – американское НПО «Интерньюз». Значительные суммы из этих средств были выделены именно на антипиар строительства АЭС и освоение месторождений урана.

Особенно громкий скандал произошел в связи выдачей грантов в апреле 2019-го. Формально ни один из них не был связан с пропагандой радиофобии, но фактически большинство получателей оказались вовлечены в эту кампанию. 

Основным производителем антиядерного контента стал ресурс «Ливень» («Living Asia», глава Дина Ни), дочерняя структура самого «Интерньюз». Получив грант на рисование комиксов о смоге в Алматы (sic!) – ресурс совершенно случайно через несколько дней создал новую рубрику для противодействия проектам АЭС в Казахстане и Узбекистане. 

В список грантополучателей вошли также видеоблогер Дмитрий Дубовицкий, выпустивший ролик против ядерных электростанций, и совладелец агентства интернет-рекламы Салтанат Мурзалинова. В их проектах борьба с АЭС не упоминается, но связь достаточно очевидна.

В рамках того же пакета грантов средства получили Бэлла Орынбетова, будущий лидер движения «Республика», и Асем Жапишева, один из лидеров группировки «Оян, Казахстан». Оба движения включили в свою программу решения о борьбе с возрождением ядерной энергетики в Казахстане. Любопытно, что «Оян» возникло в том числе на основе движения «За реформу МВД», активным членом которого был – Асет Наурызбаев, основной спикер «Ливня» по ядерной проблематике.

Жапишева и Орынбетова участвовали в памятной антипрезидентской кампании летом 2019 года и стали фигурантами «Гатзинска-гейта», скандала вокруг сомнительных связей лидеров НПО с NED и, возможно, американскими спецслужбами.

В Кыргызстане среди лидеров кампании против добычи урана еще один фигурант того же скандала – Рита Карасартова. Ее НПО «Институт Общественного Анализа» является получателем средств NED, а сама Карасартова – участница «майских встреч» в Бишкеке с представителями США.

Также против разведки месторождений урана агитировала фигурировавшая в той же истории Чолпон Джакупова Адилет»), Алмагуль Осмонова («Таалим-Форум», финансируемый американским «Фондом Кристиансена») и ряд других лидеров НПО с американским финансированием.

Меньшая активность кампании против АЭС в Казахстане связана с тем, что контролируемым иностранцами НПО сложнее попасть в республику. Например, бывший глава «Фонда Сороса в Узбекистане» Алишер Ильхамов пишет яростные статьи против развития ядерной промышленности из Лондона, где давно живет и работает в британском аналитическом центре.

Уроки для НПО

Центральная Азия не является единственной полем борьбы между Westinghouse и Росатомом. Например, протесты против Белорусской АЭС, строящейся российской корпорацией курирует НПО «Арника» (директор Мартин Скальски), базирующееся в Праге. Эта крупная организация присутствует и в Казахстане. Ее подшефным проектом, например, является карагандинское НПО «Экомузей», созданное более 20 лет назад при поддержке США. Одним из «любимых спикеров» американских изданий против АЭС выступает его директор Дмитрий Калмыков

Однако Скальски преподает весьма любопытный урок для своих постсоветских коллег. Воюя против АЭС в Беларуси, Казахстане и Узбекистане, его НПО не выступает против строительства нового блока АЭС Дукованы в родной Чехии, в котором также планируется участие Росатома.

Возможно потому, что Скальски и его коллеги по «Арнике» хотят видеть свою родину технологически развитой. Возможно, они отделяют свою профессиональную паранойю или циничный лоббизм интересов Westinghouse от интересов страны, где будут жить их дети. Предпочтительнее для них было бы строительство по чешским технологиям, но их просто нет. А Росатом успешно строит АЭС от Финляндии до Китая и кажется не худшим партнером.

Гипотетический риск техногенных катастроф есть у нефтепереработки (взрывы и пожары, уничтожающие целые города), мясного производства (утечки аммиака) и даже водопроводной инфраструктуры (утечки хлора). Только первобытный образ жизни без техники и науки еще опаснее – из-за голода и болезней. А атомный комплекс объективно – будущее любой экономики.

Сомневаюсь, что перечисленные персоны искренне верили в радиофобные мифы или не могли твердо сказать спонсорам, что против АЭС они выступать не будут, желая лучшего будущего для своих стран. Многим людям просто свойственно выбирать наиболее «простые» решения и не думать о последствиях.

Да, проще без споров исполнять указания, не напрягаться и считать, что окружающая жизнь движется без твоего участия. Только будущее не приходит само, и страна лишится его, если каждый из граждан будет руководствоваться лишь цинизмом и равнодушием. 

ИАЦ является свободной площадкой для обмена мнениями. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.   


Теги: Центральная Азия

0
Болат
А ты поживи у нас в Казахстане, посмотри, что сделал СССР - ядерную помойку и потом агитируй. У нас до фига и больше солнца и ветра, ставьте ВИЭ и все
Имя Цитировать 0
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение