Страны ЕАЭС окажутся перед сложным выбором

Дата:
Автор: Евгения Ким
Очередное заседание Высшего Евразийского экономического совета #ЕАЭС может преподнести немало сюрпризов. Главная интрига в позиции #Казахстан'а – поддержит он или проигнорирует предложение ЕЭК об ответных санкциях в отношении США, ЕС и Великобритании?
Страны ЕАЭС окажутся перед сложным выбором

Онлайн-встреча глав государств-участников ЕАЭС запланирована на 14 октября 2021 года. Анонсированные темы переговоров стандартные: борьба с COVID-19 и преодоление негативных последствий пандемии; сотрудничество в энергетике и формирование единых рынков нефти и газа; борьба с изменением климата.

Есть, впрочем, еще одна тема, обсуждение которой может если не заморозить, то значительно снизить невысокие темпы интеграционных процессов в экономическом союзе. Камнем преткновения может стать предложение к странам ЕАЭС ввести санкции в отношении ЕС и США.

«Главам государств планируется представить меры, которые получат максимальную поддержку стран-участниц. Все предложенные меры поддерживает Республика Беларусь, которая сейчас испытывает серьезное давление со стороны США, Евросоюза и Великобритании», – заявила официальный представитель ЕЭК Ия Малкина. Как отреагируют на предложение ЕЭК в Казахстане и Кыргызстане?

Неудавшийся переворот и тактика страуса

Любопытно, что Беларусь поддержала предложенные санкции до того, как их официально озвучили другим членам ЕАЭС – Армении, Казахстану, Кыргызстану. Ведь Минск, до недавнего времени успешно играя на противоречиях партнеров, сохранял возможности для торга с каждой из сторон.

Беларусь резко охладела к идеи многовекторности во внешней политике после проведения выборов в августе 2020 года. Тогда на фоне массовых акций протеста сторонников оппозиции страны Евросоюза не признали переизбрание Александра Лукашенко на пост главы страны и, по сути, поддержали проект «альтернативного президента» в лице Светланы Тихановской – главного оппонента Лукашенко на прошедшем голосовании. Минск с трудом удержал ситуацию под контролем. Бежавшая из страны Тихановская продолжает регулярно выступать в США и ЕС, призывая ввести новые санкции в отношении Беларуси и ее союзников.

Часть союзников Беларуси, такие как Россия, тоже находятся под санкциями. И намного дольше – в 2012 году был введен «Акт Магнитского», а в 2014 число санкций резко возросло после референдума о вхождении Крыма в состав России. Тогда решение Москвы поддержали далеко не все партнеры по ЕАЭС. Казахстан предпочел занять отстраненную позицию. Например, в 2014 году во время Генассамблей ООН представители Нур-Султана воздержались, голосуя по Крыму.

Похожую позицию власти Казахстана заняли в июне 2021 года, когда появилась информация о «возможных ответных санкциях стран ЕАЭС на недружественные действия третьих стран». МИД заявил, что «санкции запада имеют политические мотивы и направлены против отдельных государств, а не всего союза. Казахстан не ведет переговоров о консолидированных мерах стран ЕАЭС».

Эта позиция – пример многовекторности внешней политики Казахстана. Страна до недавнего времени успешно балансировала между основными центрами силы в мире. Воздерживаясь от осуждения ключевых партнеров, Нур-Султан получал преференции, доступ к рынкам сбыта одновременно с конкурирующими между собой Китаем, Россией, Турцией, странами Ближнего Востока, ЕС, Великобританией и США.

Карты Казахстану спутали ушедшие из Афганистана США и стремительно набирающий силу Китай. И хотя изменение внешней политики КНР происходило постепенно, подготовиться к шантаж у со стороны Пекина Нур-Султан не смог.

«Акорде выдвинуты политические условия для продолжения экономического сотрудничества. Это новый этап отношений двух стран, когда одна из сторон оказывает экономическое давление на руководство страны-партнера с целью принятия политических действий внутри государства. Чтобы стимулировать процесс принятия нужного решения в Нур-Султане, Китай в одностороннем порядке объявил ужесточение карантина на таможенных пропусках «Хоргос» и «Достык», – пояснил в интервью Ia-centr.ru казахстанский политолог Максим Казначеев.

Жесткие действия Пекина, одного из ключевых торговых партнеров Казахстана, стали для Нур-Султана «холодным душем» и показателей того, что период успешной многовекторности для страны закончился. Скорость этих изменений, вероятно, можно будет проследить по быстро ухудшающимся отношениям России и КНР с США.

Динамика этого процесса оказалась настолько стремительной, что отдельные политики не успевают адаптироваться к происходящим изменениям. Если, например, раньше Москва была готова «платить за лояльность» действующим политическим режимам некоторых стран Центральной Азии, то сейчас подобные расходы из межгосударственных отношений вычеркнуты или значительно сокращены. Эти неприятные изменения коснулись и Кыргызстана.

На смену старому подходу пришла многократно анонсированная устами российских экспертов по Центральной Азии прагматичность в отношениях. Отдельные ее аспекты отражены в статистике, бюджетных планах и стратегиях развития стран ЕАЭС.

· В 2020 году трудовые мигранты из Кыргызстана отправили из России на родину более 2,4 миллиардов долларов (около трети ВВП страны).

· В 2021 году Россия и Кыргызстан открыли золотодобывающую фабрику на месторождении Джеруй. Инвестиции по проекту составят 600 миллионов долларов.

· В рамках Стратегии развития ЕАЭС до 2025 года Казахстан планирует намерен увеличить несырьевой экспорт и достичь показателя в $41 миллиардов долларов и так далее.

Вспоминать про поддержку государственных бюджетов некоторых стран-партнеров ЕАЭС во время кризиса, гуманитарные поставки вакцин от коронавируса, снисходительное отношение к контрабанде и т.д. – не имеет смысла. Ведь оказанная в прошлом услуга сейчас ничего не стоит.

Прежние уступки и поддержка должны служить не инструментом, а фундаментом для дальнейшего развития взаимовыгодного сотрудничества. Сотрудничества, которое должно укрепляться в ответ на давление извне.

Какой вариант сотрудничества выберут партнеры России и Беларуси по ЕАЭС – мы узнаем достаточно скоро. Именно поэтому заявления президентов на заседании Высшего Евразийского экономического совета будут изучены очень внимательно. Любая позиция, вплоть до игнорирования предложений ЕЭК по защите интересов ЕАЭС будет показательной.

Выбор нелегкий: с одной стороны, постепенное сокращение сотрудничества с США, Европейским союзом и Великобританией. С другой – трудновосполнимые потери по проектам ЕАЭС и возможность остаться наедине с Китаем, еще более прагматичным в отношении финансов, нежели партнеры по ЕАЭС.

Поделиться:

Яндекс.Метрика