Эксперт: Китайские ЧВК в Кыргызстане пока не появятся – это риск

Дата:
Автор: Евгения Ким
Эксперт: Китайские ЧВК в Кыргызстане пока не появятся – это риск

Российский эксперт Станислав Притчин считает, что главной проблемой для Кыргызстана может стать не появление китайских военных на частных предприятиях страны, а включение антикитайской темы во внутреннюю политическую повестку Кыргызской Республики.


«Тема китайского присутствия в экономиках стран Центральной Азии – достаточно резонансная. Поэтому если появятся какие-то признаки появления ЧВК или ЧОП в регионе, то мы об этом узнаем», – старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН Станислав Притчин рассказал Ia-centr.ru об особенностях отношений между официальным Бишкеком и крупными иностранными инвесторами из России и Китая.

Как складываются отношения между иностранными инвесторами и властями Кыргызстана после смены власти в октябре 2020 года?

– Инвесторам в Кыргызстане работать тяжело. И вопрос даже не в том, что в стране есть какие-то особо рискованные секторы, все дело в сохраняющейся политической нестабильности.

Даже в случае получения инвестором гарантий безопасности и неприкосновенности со стороны высшего руководства республики, остается вероятность, что при определенных обстоятельствах все договоренности обнулятся из-за политических катаклизмов, которые, увы, регулярно случаются в Кыргызстане. И это здесь ключевой вопрос.

«Легкой жизни не будет» – эксперты о президентстве Жапарова

Кроме того, в стране нет системных правил, которые соблюдали бы все участники процесса вне зависимости от происходящих в КР политических потрясений. К сожалению, это часть транзитной политической культуры Кыргызстана. Она присуща многим государствам, но в Кыргызской Республике, ввиду частой смены власти, подобные явления осложняют и без того не самые простые взаимоотношения государства с крупным иностранным бизнесом.

Инвесторы не могут реализовывать крупные проекты в КР, не опасаясь в то же время вышеперечисленных рисков. 

Бизнесмены принимают решения по запуску любого нового проекта, учитывая соотношения прибыли и высоких рисков. Соответственно, даже если мы представим, что в Кыргызстане есть проекты с потенциально высокой прибылью, одновременно это не отменяет потенциальные угрозы. А подобных выгодных проектов в стране – не так много.

Например, инвестиции в горнорудную отрасль носят долгосрочный характер: от первичной разведки месторождений и развертывания базовой инфраструктуры до получения первой прибыли проходит несколько лет. Все это время в республике должна сохраняться стабильная ситуация, а это в Кыргызстане – пока редкость.

– В результате последней смены власти в КР, которая сопровождалась нападениями на несколько горнорудных компаний, в том числе на рудник, который разрабатывает российская компания «Альянс алтын» (входит в госконцерн «Русская платина»), в стране заговорили об обеспечении безопасности на предприятиях силами самих инвесторов. Насколько вероятно появление ЧВК (частных военных компаний) или ЧОП (частных охранных организаций) в Кыргызстане?

– Вопрос упирается в легальность деятельности частных военных компаний на территории иностранного государства. Я думаю, что появление ЧВК – это крайний вариант, так как у этих организаций достаточно специфичное поле работы и задачи, которые перед ними могут ставится. 

Как правило, ЧВК решают военные задачи или обеспечивают безопасность в кризисных ситуациях. В Кыргызстане этого нет.

В принципе, в стране существует и работает внутренняя система охраны. Например, почти у каждого крупного политического деятеля или бизнесмена в Кыргызстане есть подконтрольное охранное агентство или какие-то силовые ресурсы. Поэтому, с точки зрения внутренней ситуации, безопасность обеспечивается самими предпринимателями.

Даже во время осенних протестов мы видели, как кыргызстанцы сами выходили защищать социально значимые объекты от разграбления. А в 2005 и 2010 гг.. от покушений мародеров волонтеры защитили ЦУМ и несколько других крупных торговых объектов. Поэтому предприятия, у которых есть самостоятельная возможность защитить себя, и используют ее.

С ЧОП ситуация проще – важно получить лицензию, разрешение на работу, есть возможность привлечения для защиты инвестиционного проекта уже существующих на рынке компаний, специализирующихся на обеспечении безопасности. Теоретически это возможно, но опять же нужно смотреть, насколько вопрос лицензирования иностранных ЧОП в КР возможен.

–  Если мы говорим об иностранных инвесторах, то местные жители едва ли за них вступятся...

– В целом, это так. Однако есть вариант, например, высокой важности иностранного предприятия для конкретного района или города. В этом случае можно подключать местных старейшин, лидеров мнений, чтобы они попытались обеспечить безопасность предприятий, призывая к помощи работников, но это, скорее, исключение.

– Почему, на ваш взгляд, тема ЧВК и ЧОП в Кыргызстане поднимается в контексте китайских инвесторов?

– Возможно потому, что ЧВК задействованы на китайских предприятиях в Африке. Но даже они работают с серьезными ограничениями – как минимум для того, чтобы не нести имиджевые потери. 

Эта тема достаточно щепетильная, существует целый ряд ограничений на использование оружия частными компаниями, что необходимо учитывать при обсуждении темы.

В Кыргызстане пока сложно представить иностранное предприятие, которое будет себя охранять с помощью оружия, потому что вопрос его сертификации и использования все же должен находиться под контролем государства.

Подобное развитие событий реально только в том случае, если кто-то будет действовать не в рамках закона.

– То есть появление китайских ЧВК в Кыргызстане – это «страшилки»?

– Пока да. Я не вижу в Кыргызстане крупных китайских объектов, которые требуют подобной защиты. 

Если опираться на опыт китайских проектов в соседних странах региона, то подобный риск был в 2015-2016 годах, например, в Туркменистане, но ЧВК тогда не появились.

Напомню, что пять лет назад, по неофициальным данным, на приграничных территориях Туркменистана с Афганистаном, где расположены крупные китайские газодобывающие объекты, произошли серьезные столкновения. 

Даже в такой ситуации никакой информации о том, что Китай отправлял свои специализированные компании на защиту объектов, не было. Хотя это критически необходимые инфраструктурные проекты, значимость которых для Пекина гораздо выше, чем рудники в Кыргызстане.

Тема китайского присутствия в экономиках стран Центральной Азии достаточно резонансная. Поэтому если появятся какие-то признаки появления ЧВК или ЧОП в регионе – мы об этом узнаем.

Достаточно вспомнить земельные протесты в Казахстане в 2016 году, которые стали неожиданностью для властей. Даже попытка создания легального, прозрачного механизма для долгосрочной аренды земли вылилась в серьезные волнения. Они показали, что латентные опасения в отношении Китая в казахстанском обществе очень высоки.

На фоне подобных настроений пока сложно представить появление китайских военных в Центральной Азии.

– Негативные настроения в регионе в отношении КНР – управляемое явление?

– Частично, это явление подогревается. Идет геополитическая борьба, в которой сейчас на первый план выходит освещение темы про т.н. лагеря перевоспитания. Раскручиванием этой тематики в определенном ключе занимаются неправительственные организации и конкретные либеральные издания.

Вообще, у этой темы есть несколько подходов. Одного из них стараются придерживаться официальные лица. Это максимально дипломатичные и корректные оценки ситуации. Власти Кыргызстана и Казахстана, которых заинтересованные лица неоднократно призывали отреагировать на происходящее в СУАР КНР, придерживаются дипломатической линии.

Другой подход у тех, кто действует не без помощи внешних игроков – неправительственный сектор, который и обсуждает тему в контексте прав человека и прессы.

В итоге мы имеем разрыв между повесткой первой группы и второй. 

Одни понимают, что проблема, возможно, и есть, но стараются лишний раз ее не афишировать, обсуждать на уровне закрытых переговоров. С другой стороны – фактор  недовольства людей и подогреваемого роста антикитайских настроений.

– Как усиление подобных настроений может повлиять на китайские инвестиционные проекты в Кыргызстане?

– В ближайшее время и в глобальном ключе – никак. 

Антикитайские настроения в Кыргызстане и по Центральной Азии пока остаются локальным вопросом. Имеющийся негативный настрой укладывается в контекст общего роста недовольства населения региона. В будущем это может добавить проблем для политической повестки.

Основной риск заключается в том, что какая-нибудь политическая партия или общественное движение может продолжить раскручивать тему китайского присутствия, в которую укладывается и работа китайских инвесторов. Тогда повестка станет частью уже системного политического пространства.

Так, сохраняется возможность апеллировать к теме страха перед китайским присутствием и китайскими проектами, таким образом, добавляя аргументы в националистической костер. Когда подобное произойдет – то это и будет действительно опасно.

Поделиться:

Яндекс.Метрика