Аватков: Турция с опаской и уважением относится к России как к военной державе

Дата:
Автор: Евгения Ким
«Организация Тюркских государств на сегодняшний день имеет свой фонд, который, помимо Турции, финансируют другие государства постсоветского пространства. Таким образом Анкара восполняет отсутствие необходимого количества ресурсов для защиты своих интересов и продвижения целей. Поначалу вложившись в инструменты «мягкой силы» и развитие лоббистских групп на постсоветском пространстве, Турция продвигает свои инициативы за счет самих тюркских государств», – доктор политических наук, старший научный сотрудник ИМЭМО РАН, доцент кафедры международных отношений Дипломатической академии МИД РФ, тюрколог Владимир Аватков рассказал Ia-centr.ru о том, как меняется политика Турции в странах Центральной Азии.
Аватков: Турция с опаской и уважением относится к России как к военной державе

– Новогодние беспорядки в Казахстане и обращение президента Касым-Жомарту Токаева к ОДКБ возобновили обсуждения о возможном тюркском военном союзе. Гипотетический военно-политический союз с Турцией в Центральной Азии со временем может стать альтернативой ОДКБ?

– Создание вооруженной группы в рамках Организации тюркских государств обсуждается давно. Сама идея единых вооруженных сил витала в воздухе до того, как было создано объединение тюркских государств.

Во многом это связано с тем, что в рамках туркоцентричной интеграции, где Турция является центром притяжения «тюркского мира» и позиционирует себя «единственно правильными тюрками», не хватает силовой составляющей. При этом с совместными проектами в экономической, политической и научно-образовательной сферах все без проблем.

Отсутствие силового блока было связано с тем, что Турция с опаской и уважением относится к России как в военной державе и поэтому не рискует формировать общие вооруженные силы со странами постсоветского пространства.

Однако в последнее время, особенно после январских беспорядков в Казахстане, в оппозиционной и правящей среде Турции обсуждается пассивность Анкары на фоне прошедших событий. Многие эксперты, в том числе создатель морской доктрины «Голубая родина» (обосновывает претензии Турции на обширную юрисдикцию в Эгейском и Средиземном морях – ред.) Джихад Яйджы, призвали власти инициировать создание совместной системы безопасности с некоторыми странами Центральной Азии.

Определенная база под подобный проект есть. Турция до событий в Казахстане начала активно работать с вооруженными силами и правоохранительными органами тюркских государств – направила своих советников, поставила вооружение, проводила обучение личного состава в Турции.

Однако этих усилий недостаточно – поэтому говорить о возможном вытеснении России из военно-стратегической сферы тюркских государств постсоветского пространства не приходится даже в теории. При этом активизация Турции в этом направлении очевидна, как и то, что Анкара продолжит заниматься этим в будущем.

– Обладает ли Турция достаточным количеством ресурсов для подобных проектов?

– В Турции продолжается активная перестройка экономической политики. Среди прочего Анкара пытается усиливать инвестиционную составляющую. У страны, бесспорно, большие проблемы в экономике. Нехватка ресурсов интересным образом накладывается на попытки Анкары проводить политику мировой державы.

Турецкие базы есть в Катаре, турецкие военные присутствуют в Сирии и Ливии, периодически входят в Ирак. На все это нужны средства, которых у Анкары катастрофически не хватает.

Но не стоит забывать о том, что Турция проповедуют «идеологию хаба», согласно которой страна является центром притяжения и пересечения большого количества торговых путей и инфраструктурных проектов. По сути, страна зарабатывает на своем геополитическом положении. Более того, в рамках этой идеологии через формирование лоббистских групп Турция постепенно заставляет другие государства платить за свои собственные цели во внешней политике.

– Что вы имеете в виду?

– Организация Тюркских государств на сегодняшний день имеет свой фонд, который, помимо Турции, финансируют другие государства постсоветского пространства. Таким образом, Анкара восполняет отсутствие необходимого количества ресурсов для защиты своих интересов и продвижения целей.

Поначалу вложившись в инструменты «мягкой силы» и развитие лоббистских групп на постсоветском пространстве, Турция продвигает свои инициативы за счет самих тюркских государств. Некоторые из этих государств в определенных сферах богаче самой Турции. Например, Азербайджан.

Окончательные выводы об эффективности «мягкой силы» Турции можно будет сделать с годами. На сегодняшний день очевидно, что этот набор инструментов работает в отношении многих процессов – интеграционных, экономических, общественно-политических и т.д.

Постепенно Анкара усиливает работу в направлении исторического сознания тюркских государств, формируя соответствующую мифологию и делая все, чтобы партнеры отказались от своих корней и усвоили миф о том, что «турки – единственно правильные тюрки». Хотя на самом деле, все наоборот. Тюркские народы постсоветского пространства во многом благодаря единству с российской историей смогли сохранить себя и донести до современного времени свои традиции и обычаи. Именно ту самобытность, о которой в самой Турции давно забыли.

Поделиться:

Яндекс.Метрика