3 повода для оптимизма казахстанцев в условиях пандемии

Дата:
Автор: Елена Новикова
3 повода для оптимизма казахстанцев в условиях пандемии

«Это было самое прекрасное время, это было самое злосчастное время, – век мудрости, век безумия, дни веры, дни безверия,…и самые горластые его представители уже и тогда требовали, чтобы о нем – будь то в хорошем или в дурном смысле – говорили не иначе, как в превосходной степени,» – писал некогда Чарльз Диккенс.

Когда новостной цикл заполнен сводками о погибших и сопровождается страшными кадрами – то из Бергамо, то из Нью-Йорка, всем нам легче сфокусироваться на тьме, отчаянии, безумии и безверии. Однако в любой непонятной ситуации должен быть оптимизм более значимый, чем демотиваторы про гречку, колебания в весе или рост рождаемости. Что же в условиях пандемии коронавируса изменит Казахстан к лучшему?

Каждый – борец невидимого фронта

Смог в Алматы: в чем виноваты сами алматинцы или игра на уровне «Кайрата»Как уже мы разбирались с ИАЦ МГУ, 
казахстанцы склонны недооценивать важность индивидуального вклада, например, для изменения экологической ситуации в стране.  Призыв «начать с себя» частенько воспринимается буквально и видится, как некое перекладывание проблем с корпоративных и государственных плеч – на гражданские. Пандемия коронавируса наглядно иллюстрирует то, что даже если государство и бизнес работает в правильном направлении, без нас им никак не обойтись.  

Даже когда работодатели отправляют сотрудников на «удаленку» и продолжают платить зарплаты, а власти принимают весь спектр мер по противодействию распространению коронавируса, все это рассыпается (к сожалению, в прямом смысле!) в прах, если люди не соблюдают правила изоляции. 

Несмотря на то, что более 1,5 тыс казахстанцев уже привлекли к ответственности за нарушение режима ЧП, есть основания надеяться, что для большинства пандемия послужит наглядным доказательством того, как наше [не]желание брать на себя посильную ответственность и осознавать свою роль в системе может как тормозить, так и ускорять эффект любых государственных и корпоративных инициатив.  И не за горами то общество, в котором граждане голосуют за социально- и экологически-ответственные компании своими кошельками и ногами, а также меняют свои потребительские привычки.

Связка доверия – государство и общество

Казалось бы, разговоры о единстве нации в Казахстане ведутся с момента обретения страной независимости. Однако никогда еще мы не оказывались в ситуации, где мы все повязаны друг с другом без каких-либо скидок на социально-экономические факторы. 

10 апреля Минздрав РК сообщил, что одним из первых 10 жертв вируса в Казахстане стал директор крупной фармацевтической компании Зиятхан Гасанов. В прессе фокусируются на том, что Гасанов на безвозмездной основе снабжал фронт борьбы с COVID-19 средствами индивидуальной защиты, но кажется не менее важным еще и то, что этот человек понимал об опасности респираторных и инфекционных заболеваниях больше среднестатистического обывателя. (Ведь компания «AIGP» специализировалась в том числе и на антибактериальных, противовирусных и противовоспалительных препаратах, применяемых в лечении респираторной системы)

Из мировой практики мы также знаем, что ни доступ к информации, ни доступ к ресурсам не защищает от болезни. Недаром коронавирусом уже успели заразиться действующий Монарх Королевства Монако Принц Альберт, наследник Британского престола Принц Чарльз, Премьер-Министр Великобритании Борис Джонсон, Первая Леди Канады Софи Трюдо и многие другие. 

Это тот редкий случай, когда представители истеблишмента и власти, многим из которых приходится по долгу службы нарушать режим самоизоляции, чтобы посещать всевозможные брифинги и встречи – ничуть незащищеннее среднестатистической пенсионерки, которая вот уже не первую неделю сидит дома. 

Добавьте к этому растущие социальные обязательства (ведь как мы знаем, кризис уже обходится Казахстану в 6 трлн. тенге, 3 млрд. долларов из которых планируется занять за рубежом), падающие цены на нефть, и летящий вслед за ними курс национальной валюты, и даже самым циничным из нас становится очевидно, что власти в своем абсолютном большинстве заинтересованы в урегулировании ситуации ничуть не меньше нашего. Недаром же министр финансов немецкой провинции Гессен Томас Шефер предпочел покончить жизнь самоубийством, чем справляться с вызовами коронавирусной политики. 

Складывающаяся ситуация так или иначе порождает жизненную необходимость в более открытых и доверительных отношениях между властью и обществом. С обоих сторон. 

Конечно, можно со здоровой долей скептицизма думать о том, как снизить коррупционные риски в условиях пандемии или о том, как обеспечить сохранность персональных данных в пост-COVID-ную эпоху. Однако мы не можем отрицать, что в отличие, например, от некоторых стран центральноазиатского региона, где запрещают использование слова «коронавирус» или партнеров по ЕАЭС, где новости о 4 смертях от коронавируса лидер государства назвал «шумихой», в Казахстане проводят регулярные брифинги, где с населением делятся не всегда самыми приятными, но критически необходимыми для поддержания доверия между властью и обществом данными. 

Так, например, 6 апреля главный санитарный врач РК Айжан Есмагамбетова сообщила, что каждый 5-ый зараженный коронавирусом в Казахстане является медработником. Более того, она уточнила, что из 120 медработников с положительным тестом на коронавирус всего 67 непосредственно работали с пациентами, инфицированными COVID-19. Готовность обнародования столь чувствительной информации – сигнал того, что доверительные отношения между властью и обществом сейчас становятся куда важнее поддержания внутриполитического имиджа.

Это приносит и свои дивиденды, ведь пока подавляющая доля того общественного недоверия, которое еще сохранилось больше напоминает первую стадию принятия неизбежного – отрицание, чем реальное расхождение во мнениях, которое мы наблюдали, скажем, при дискуссиях об источниках загрязнения воздуха в Алматы. 

К слову сказать, в первый же день введения карантина в Алматы, соцсети наводнили фотографии пользователей, на которых воздух выглядел визуально чище, а газетные полосы срочно задались вопросом стоит ли связывать заметное сокращение частиц PM2.5 до вариации от 22 до 46 частиц со снижением трафика городских и иногородних машин. По данным на 7 апреля, с 19 марта этот показатель снизился еще больше, так как на день написания данной статьи датчики AirKaz показывают вариацию от 9 до 35 частиц.[1]

Радар1.png

Радар 2.png

Гуманность превыше всего

Забавно наблюдать, как менялась риторика сначала в западных странах, а затем и у нас. Первый инстинкт «капитализма» – начать защищать экономику любой ценой. Порой даже если защищать ее в итоге будет не для кого. К счастью, в Казахстане большинство разговоров про экономику не дошли до проявленного лейтенантом-губернатором от штата Техас Дэном Патриком экстрима, который фактически призывал старшее поколение положить свои жизни на алтарь экономики. 

Несомненно, и у нас были голоса блогеров и колумнистов (они и до сих пор есть, хотя в гораздо меньшем количестве), которые забыли, что экономика – это лишь конструкт, инструмент, придуманный человеком и для человека, а не поработительная система, призванная пропустить человечество через свои жернова.

Нам удалось избежать и периода заигрывания с идеями «стадного иммунитета», отнимающего столь бесценное время. Ведь как мы видим по складывающейся в Великобритании ситуации, где на 73 758 случаев заражения, 8 958 смертей и всего 344 случаев излечения, а премьер-министр недавно только находился в отделении интенсивной терапии, это могло бы иметь самые плачевные результаты. Тем более для страны от Объединенного Королевства, которая не обладает ресурсами самой густонаселенной миллиардерами cтолицы мира.

Конечно, у населения пока возникают вопросы, как жить на 42 500 тенге, на которые имеют право определенные категории граждан. Но ключевое слово в мире сейчас именно «жить», даже если это и будет означать жить предельно просто, а приоритеты меняются так же быстро, как и сама ситуация. Так, например, пока мои друзья из соседних стран все еще шутят про лишние килограммы и участившуюся регулярность вылазок в магазин, мои европейские коллеги уже начали делиться советами таких блогеров, как «Алекс, готовящий француз», который предлагает варианты приготовления картофеля из теста или супа из обрезков, имеющихся дома.

И происходит это вовсе не из-за недостатка денег или продовольственных товаров, а потому что для них сохранение жизни и здоровья становится все приоритетнее, какого-то бытового комфорта.

То, что наше государство не стало ждать момента, когда у населения начнется этот сдвиг ценностного шаблона в пользу охраны жизни и приняло решение на опережение внушает надежду, что государство продолжит руководствоваться этими же приоритетами в экологической политике.

PSЯ вовсе не хочу сказать, что в Казахстане все идеально. Однако последние три недели с момента объявления режима ЧП, наглядно проиллюстрировали, что в Казахстане значительно больше исходного материала для построения социально-ориентированного государства и «зеленой экономики», чем могло показаться в мирные времена. Остается только надеяться, что это осознание не исчезнет вместе вирусом, а испытания, через которые граждане вынуждены пройти изменят развитие страны к лучшему.  



[1] Скрины радаров AirKaz на 7 апреля 2020 года, 18:01 времени Алматы приложены 


ИАЦ является свободной площадкой для обмена мнениями. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.   

Теги: Казахстан

Поделиться:

Яндекс.Метрика