Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Китайско-американские тиски: как не допустить религиозной дестабилизации?

Китайско-американские тиски: как не допустить религиозной дестабилизации?

Внешние аспекты религиозного экстремизма в Казахстане анализируют директор Института геополитических исследований, главный научный сотрудник Института истории и этнологии им. Ч. Валиханова Асылбек ИЗБАИРОВ и докторант Института дипломатии Академии Государственного Управления при Президенте РК Аскар БАТТАЛОВ.Религиозный экстремизм в Казахстане: угроза изнутри?

С обзором внутренних аспектов ситуации с религиозным экстремизмом в Республике Казахстан можно ознакомиться в первой части материала.

В настоящее время одним из главных факторов риска для Казахстана является религиозный экстремизм. Данный фактор (особенно в ряде проблемных регионов) с легкостью может быть использован внешними центрами силы для дестабилизации социально-политической обстановки в стране.

Ключевым внешним аспектом для понимания проблемы является геополитическая ситуация как в мире, так и в регионе. Континентальный отрезок глобальной программы КНР «Один пояс – один путь» проходит через Центральную Азию и Кавказ. Можно сказать, что логистическое сердце самой амбициозной задумки Китая и начало Шелкового пути – это Центральная Азия, а главный выход затем в Европу – это Турция, то есть все страны с тюркской составляющей и исламским наследием. Инвестиционный шторм и политику «долговых ловушек» восточного гиганта уже ощущают на себе Таджикистан и Кыргызстан. Таджикистан отдал в долгосрочную аренду КНР большую территорию в горной местности Бадахшанского района, а долг Кыргызстана приближается к общему показателю ВВП страны. Казахстан – особое блюдо в меню Дракона, и сегодня идет процесс поглощения наживки в виде миллиардных займов. 

Постсоветские страны Центральной Азии всегда входили в зону интересов РФ, однако Россия, стремится быть участником глобального китайского проекта. В рамках многих мегапроектов по освоению Сибири и Дальнего Востока РФ и КНР являются экономическими партнерами. Потому позиция РФ по вхождению китайских инвестиций в Центральную Азию умеренна: инвестициям препятствий не строится, но формат сотрудничества в рамках евразийской интеграции – за Россией.

Репрессии КНР в рамках так называемой борьбы с терроризмом в отношении этнических меньшинств Синьцзянского автономного округа (СУАР), исповедующих ислам, вызвали взрывную волну роста синофобских настроений как в странах Центральной Азии, так и на Кавказе.

Ситуация обостряется тем, что в странах региона, где преимущественно сложная социально-экономическая ситуация, процветают безработица, коррумпированность, политическая нестабильность, социальная напряженность и высокий уровень протестного настроения. Оппозиционные силы в этих странах, конечно же, используют фактор чрезмерного сближения с Китаем (как угрозу для суверенитета) против властей, обвиняя последних в коррумпированности. Именно так и создаются идеальные условия для деятельности радикальных исламских группировок.

Исламский фактор является серьезным раздражителем для КНР. Китай рассматривает любую религиозность как дестабилизирующий элемент. В этой связи, боясь потерять инвестиции и не желая раздражать главного «спонсора», элиты государств региона пытаются ограничить свободу вероисповедания, и естественно, происходит это в рамках «намерений борьбы с религиозным экстремизмом».

Вместе с тем, для США рост национальных и религиозных составляющих в регионе является выгодным и интересным сценарием. В рамках глобального соперничества КНР и США программа «Один пояс – один путь» является существенным раздражителем для американцев. США не устраивает перспектива привязки рынков континентальной Европы и Юго-Восточной Азии к Китаю, превращения КНР в мирового экономического и политического гегемона.

Потому, Америка в интересах собственной глобальной экономической политики и национальной безопасности будет пытаться урезонить амбиции Дракона

В краткосрочной перспективе политика США будет базироваться на:

·      недопущении развития логистического коридора от китайских производственных мощностей до рынков стран Европы и Средиземноморья;

·      взращивании мощного регионального конкурента Китаю в виде Индии;

·      поддержке антикитайской политики в странах Юго-Восточной Азии (в первую очередь в Малайзии, Южной Кореи, Японии) и странах Центральной Азии и Кавказа (в первую очередь Узбекистан, Кыргызстан, Казахстан, Азербайджан). 

Нормальный процесс нациестроительства с поиском национальных и религиозных идентичностей молодых неокрепших государств центральноазиатского региона сегодня превращается в процесс радикальный, вырождается в крайне уродливые формы деструктивных экстремистских религиозных течений и ультраправый национализм. Эта трансформация является актуальной проблемой для самих стран и реальным активом США, который Америка не преминет при случае использовать.

Таким образом, факторы национальной и религиозной идентичностей, а это значит права и чувства верующих и их будущее в странах указанных регионов станут заложниками сложного геополитического соперничества Китая и США. Религию зажмет в тисках: с одной стороны мировой либерализм в лице США, который будет поддерживать псевдорелигиозные экстремистские группировки и их экспорт в страны региона, искажая представление о нормальной сущности такой мировой религии как ислам; и с другой стороны деспотия в лице Китая, который будет пытаться стереть с лица земли проявления любой религиозности по примеру эксперимента в СУАР.

Единственная стратегическая точка входа США в Центральную Азию – это Афганистан. Визит Государственного Секретаря США М. Помпео в страны Центральной Азии с призывом не подпадать под влияние китайской экономической экспансии и поддержать этнические меньшинства СУАР – были в данном ключе важным событием. 

Но основной целью господина Помпео был, конечно же, динамично развивающийся, граничащий с Афганистаном и являющийся в перспективе главным игроком в регионе – Узбекистан. Узбекистан – это идеальный плацдарм для проведения операций по всему региону: от создания гипотетических лагерей по подготовке боевиков, например, в Ферганской долине, до проведения операций по межэтническим и межнациональным столкновениям. Узбекистан уже заявил, что не спешит форсировать идею интеграции (ЕАЭС), хотя и, родственные как по религии, так и языку, Казахстан и Кыргызстан являются членами Евразийского Союза. И в этом может проявляться начало новой разрушительной игры США в регионе.

РФ сегодня вынуждена играть на Ближнем Востоке в Сирии, а также быть постоянно сосредоточенной на западном направлении (Украина, Польша, Прибалтика), провокации со стороны США (НАТО) здесь тоже активизируются. И если России будет не до Центральной Азии, то в данном регионе может возрасти вероятность дестабилизации.


 ИАЦ является свободной площадкой для обмена мнениями. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.     


Теги: Казахстан

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение