Дата:
Автор: Аскар Батталов
Религиозный экстремизм в Казахстане: угроза изнутри?

Внутренние аспекты религиозного экстремизма в Казахстане анализируют директор Института геополитических исследований, главный научный сотрудник Института истории и этнологии им. Ч. Валиханова Асылбек ИЗБАИРОВ и докторант Института дипломатии Академии Государственного Управления при Президенте РК Аскар БАТТАЛОВ

Сегодня одним из главных факторов риска для Казахстана является религиозный экстремизм. Данный фактор (особенно в ряде проблемных регионов) с легкостью может быть использован внешними центрами силы для дестабилизации социально-политической обстановки в стране.

Специфика данной проблемы состоит в том, что: 

  • с одной стороны, религиозно-экстремистские группы в Казахстане относительно малочисленны и разрозненны
  • с другой стороны, как показывает опыт Алматы (лето 2016 г.) и Тараза (2011 г.), даже террорист-одиночка способен нанести колоссальный ущерб, особенно в плане общественно-политического резонанса.

С развитием исламского экстремизма в Казахстане, начало которого можно датировать 2011 г., отмечается переход деятельности экстремистов к террористическим методам борьбы, фазу вооруженного противостояния властям. Еще одной частью трагической цепочки событий стали теракты в г. Актобе в 2016 году, где участвовала в основном молодежь, и том же году теракт одиночки в г. Алматы.

Террористические акции в основном были направлены против правоохранительной системы, судов, исправительных учреждений и осуществлялись чаще путем взрывов, включая и вариант террористов-смертников. Тогда же о себе дали знать новые террористические структуры «Солдаты Халифата» (Джунуд аль-Халифат), «Защитники религии» (Ансар-уд-дин), Батальон Бейбарса и др. Свое идейное начало казахстанские экстремисты и террористы берут с исламистского направления «такфиризм».

О мерах со стороны государства 

Теракты 2016 года ознаменовали начало нового этапа по системному и комплексному усилению практических мер государства против насильственного экстремизма и терроризма. Был рассмотрен законодательный проект «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам противодействия экстремизму и терроризму». Также в целях упорядочивание религиозных отношений была принята «Государственная программа по противодействию религиозному экстремизму и терроризму в Республике Казахстан на 2017-2020 годы» и утверждена указом Президента страны от 20 июня 2017 года новая Концепция государственной политики в религиозной сфере Республики Казахстан на 2017- 2020 годы.

Основную причину терактов государство усмотрело в росте религиозности среди населения, но мы понимаем, что здесь рост является естественным процессом в условиях открытости Казахстана. На наш взгляд, причиной активизации террористического подполья стали неправильные действия властей в узловых аспектах конфессиональной политики.

Неправильная светскость

Опуская все известные причины ухудшения обстановки: религиозную безграмотность, изначальное отсутствие у населения идеологических и религиозных ориентиров, появление множества религиозных учений и организаций и пр. – самым главным фактором на сегодняшний день является противостояние религии и государства, которое стало результатом непонимания содержания термина «светскость». Некоторыми чиновниками термину был придан идеологизированный характер, что, понятно, создало проблемы во взаимоотношениях религии и государства, в восприятии связи между светскостью и духовностью. В итоге, есть впечатление, что государство работает не на борьбу с экстремизмом, а с религиозностью как таковой, все выглядит как наступление на нормы духовности и ислама.

Мировой опыт демонстрирует возможность выбора одной из двух стратегий во взаимодействии между светским государством и исламом: 

- стратегия сдерживания ислама (в целом ряде стран данная стратегия показала свою тупиковость и непродуктивность);

- стратегия сотрудничества с исламом (в т.ч. сотрудничество с «умеренным» исламом против радикального исламизма; ярким примером служит успешный опыт Малайзии и Сингапура).

Дезинформация и неправильное восприятие в этом вопросе могут послужить инструментарием, мотивацией для активных действий против государства.

Политизация ислама

Далее, дестабилизирующая активность радикальных религиозных структур может быть успешной только при наличии достаточно серьезных объективных внутренних предпосылок в самом казахстанском обществе. К примеру, ситуация на фоне давления на мусульман, а также социально-имущественного расслоения граждан РК может говорить о потенциальной опасности совпадения конфессионально-идеологических границ с социальными и политическими. Очевидно, что именно такой расклад является наиболее взрывоопасным.

В данном случае мы говорим о росте политизации ислама. Например, из-за действий властей по ограничению ношения хиджаба, подаче светскости как наступления на ислам, многие умеренные верующие, следующие за ДУМК, конечно, не пойдут на отъезд в Сирию и/или террористические акты, однако могут стать более восприимчивыми к деструктивной агитации со стороны светской политической оппозиции – особенно это касается религиозной молодежи.

Опасная оппозиция

При этом указанные оппозиционные лидеры и группы, сугубо светски ориентированные и никак не связанные с тем же ДУМК, могут активно использовать псевдо-либеральные лозунги, апеллируя к таким понятиям как свобода совести, демократические нормы и права верующих. Разрушительный эффект от подобных тенденций для социально-политической стабильности в стране может в итоге оказаться не менее масштабным, чем в результате проявлений экстремизма и терроризма. Следует заметить, что события т.н. «арабской весны» начались именно на стыке светской и религиозной оппозиции, в определенный момент сыгравших в унисон друг с другом. 

Секрет массовости суфийских групп

Другим сценарием на фоне роста оппозиционных настроений в стране может стать развитие околомистической концепции синкретических суфийских направлений, что в долгосрочной перспективе ведет к опасному «синтезу» псевдорелигиозного мистицизма и этнического национализма «крови и почвы»

Объяснение «феномена» массовости некоторых мистических суфийских групп состоит в том, что: 

во-первых, оккультно-мистические движения не требуют от своих адептов какого-либо самоограничения, и уже поэтому распространяются быстрее; 

во-вторых, соединяясь с национализмом, дешевый мистицизм рождает воистину взрывоопасную смесь с огромным разрушительным потенциалом.

Более того, именно в соединении мистицизма с национализмом (отчасти) скрывается «секрет» успеха таких идеологий прошлого, как германский и японский фашизм в середине ХХ века.

Хабашитско-салафитское противостояние

Другим отрицательным фактом стало обострение внутриконфессиональных отношений среди мусульман, когда актуализировалось искусственное хабашитско-салафитское противостояние по узким вопросам акиды - богопредставления

Системной ошибкой ряда функционеров ДУМК (их в Казахстане условно называют «хабашитами») является чрезмерное внимание к абстрактным богословским спорам, вроде как «имена и качества Аллаха» («Рука Аллаха», «Лик Аллаха», «Вознесение на Трон» и т.п.), и превращение их в предмет горячей дискуссии.

Апогеем этих внутриисламских разборок по линии разделения на «традиционное» и «нетрадиционное» стала т.н. «грозненская фетва», принятая на исламской конференции в Грозном (27-29 августа 2016 г.), которая вызвала неоднозначную реакцию в мусульманской среде. Многие разделились в своей оценке правомерности толкования учения «Ахлю сунна валь Джамаа» в том виде, в каком это было сделано в резолюции религиозного форума в Чечне. А именно исключение «ахл-хадис» из «Ахлю сунна валь Джамаа», что привело к большому скандалу и расколу мусульманской уммы.

Мы должны помнить, что в свое время использование общественных диспутов стало для тех же экстремистов эффективным механизмом по распространению своего учения. 

Вербовка и идеологические конструкции 

Так, подготовка почвы для будущего рекрутирования наших граждан в ИГИШ началась еще в середине 2000-х годов в Египте. Тогда и были разработаны основные механизмы этой вербовки. Первым, кто начинал призывать наших граждан для участия в «джихаде в Сирии», был доселе неизвестный проповедник Шамиль Абу Ханиф. Именно его призывы положили начало выезду наших граждан часто из таких городов как Жезказган, Актобе, Павлодар, Уральск... 

В вербовке авторитеты такфириитов стали использовать тактику «организации искусственных диспутов с целью актуализации среди верующих сложных вопросов», что в итоге привело к радикализации некоторых мусульман. Темы: «условия создания исламского государства», «что выводит человека из ислама», «оправдание по невежеству» и т.д. Они, по сути, и являются конструкциями исламистской радикальной идеологии.

В продолжении материала эксперты расскажут о влиянии внешних факторов на ситуацию с религиозном экстремизмом в Казахстане…

Теги: Казахстан

Поделиться: