Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Отчего и почему таджикистанцев лишили возможности получать денежные переводы?

Отчего и почему таджикистанцев лишили возможности получать денежные переводы?

15.12.2019

Автор: Алик Вахши

Переводы денег в Таджикистан оказались под угрозойС начала декабря у таджикистанцев возникли проблемы с получением денежных переводов из-за рубежа – основного для многих семей источника дохода. Это связано с новыми правилами, согласно которым платёжные системы должны быть интегрированы в систему контроля переводов Нацбанка Республики Таджикистан. Вместе с ИАЦ МГУ разбираемся в предпосылках этой реформы, и какие социальные риски она в себе таит.

Что произошло

3-го декабря 2019 года в социальных сетях Республики Таджикистан буквально прогремел информационный взрыв, все обсуждали главную новость: граждане Таджикистана могут получать переводы из России и других стран посредством платёжных систем. Банки ссылались на новые правила, введенные Национальным банком Таджикистана, и все претензии перенаправляли к ним.

На своём официальном сайте Нацбанк объяснил проблему тем, что по новым правилам, зарегистрированным 15 ноября 2019 года в Министерстве Юстиции РТ, платежные системы должны интегрироваться в систему Национального процессингового центра по денежным переводам (НПЦ). И внести денежные средства в специальный счет в банках Таджикистана в виде предоплаты или депозита.

Платежные системы были уведомлены в августе 2019 года о будущих изменениях в законодательстве Республики, однако к 3-му декабря интеграцию завершили только системы «Юнистрим» и «Контакт», доля которых на рынке менее 1%. Крупнейшие игроки - «Золотая корона» с долей 81,98% и «Вестерн Юнион» с долей 4,93% процесс регистрации завершить не успели.

В Нацбанке Таджикистана сообщили, что с «Вестерн Юнион» соглашение подписано, но остались некоторые технические моменты. Сама система еще 29 ноября сообщила о приостановке переводов в/из Таджикистана. 

Ситуация с «Золотой Короной» намного сложнее. По словам главы Некоммерческого Партнерства «Национальный платежный совет» РФ Алмы Обаевой, даже если «Золотая корона» подпишет необходимые соглашения, она не сможет выполнить главное требование Нацбанка РТ — разместить сумму на депозит в объеме планируемых переводов – т.к. это примерно 2 миллиарда долларов. 

Механизм размещения средств в банках Республики Таджикистан не раскрывается, но даже если это будет ежеквартальное обеспечение (т.е. размещение на депозите суммы планируемой к переводу за 3 предстоящих месяца), то банки вынуждены будут «замораживать» свои средства в размере 500-600 млн. долларов. Обеспечение же в полгода выйдет банкам в 1-1,2 млрд долларов. Очень существенная сумма для оборотных средств даже российских банков.

Кому это выгодно?

Новости о создании единого центра обработки переводов несколько раз «сквозили» летом 2019 года. На своем официальном сайте Нацбанк РТ своё решение централизовать рынок денежных переводов, объясняет нуждами нацбезопасности: предотвращения спонсирования терроризма, незаконного оборота наркотиков и отмывания денег и заботой о населении Таджикистана. 

Руководство структуры заявило, что не намерено получать процент/комиссию за хранение денег или же провод транзакций.  Однако предыдущий опыт с монополизацией интернет трафика и созданием Единого коммутационного центра Службой связи РТ подрывает доверие к официальным высказываниям о благих намерениях гос. аппарата.

Неоднозначные действия Нацбанка РТ нередки для страны. Например, с прошлого года нельзя получить деньги в российских рублях, банки выдают исключительно сомони, по установленному курсу, который на пару процентов отличается от уличных курсов. Много вопросов вызывает решение построить себе новое здание в 16 этажей (Для сравнения, здание ФРС США состоит из 4 этажей)

Интересно, что первый заместитель председателя Нацбанка и «реформатор» банковской системы страны является зятем главы государства и имеет свой частный банк «Спитамен», который в октябре 2019 года запустил услугу мгновенных денежных переводов с карты на карту с российским «Сбербанк» при комиссии в 1%. Кстати, еще у 4-ых близких родственников главы Государства, есть свои коммерческие банки. 

В данной ситуации важно понимать, что денежные переводы трудовых мигрантов сопоставимы с государственным бюджетом республики (2-2,5$ млрд.).  Значит, Национальный банк планирует привлечь к размещению на своих счетах в качестве депозита примерно эту сумму. 

По данным Всемирного Банка уровень бедности в Таджикистане составляет 30% процентов и основой национальной экономики являются денежные переводы трудовых мигрантов. За счёт которых в Таджикистане живёт 62% населения страны.

Безусловно, в шаге Национального Банка проглядывается грубая попытка цифровизации денег, которая потенциально поможет Таджикистану использовать инструменты денежно-кредитной политики и уменьшить расходы на производство и обслуживание наличных денег. Кроме того, если население перейдет на расчеты электронными деньгами, можно будет отслеживать розничный рынок.  Сейчас контрольно-кассовые машины (ККМ) подключены только в крупных городах и регионах, а чеки распечатываются не везде и далеко не всегда.  При большом проникновении электронных платежей, контролировать торговлю следственно и налоговую базу станет легче.

Однако, резко приостановив переводы, Нацбанк РТ начал опасную игру с зачастую бедным молодым населением Таджикистана. Представителей молодежи, которые не знают ужасов гражданской войны, становится все больше, социальное напряжение и озлобленность растет, а уровень образования, напротив, падает. Прежний опыт с попыткой увеличить стоимость сим-карт до 250 сомони (около 26$)  и минимальной ценой на интернет 65 сомони (около 6,5 $) не увенчались успехом из-за консолидации общества и вмешательства гражданских институтов. Гражданское общество в Таджикистане скорее живо, и лишний раз проверять его на стойкость не очень здравое решение. 


Теги: Таджикистан

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение