Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Казахстан-2010: что дальше?

15.11.2010

Автор:

Теги:

Выступление Алексея Власова на круглом столе "Новые политические процессы на постсоветском пространстве".

************************************************************************************

 

Уважаемыеколлеги.

Тема«Особенности политических процессов новых независимых государств», сама посебе, безусловно, не нова. И в середине 90хгодов, и в начале нулевых, на самых разных экспертных уровнях проводилиськонференции и круглые столы со сходным названием. Возможно, отличие между днем нынешним и днем минувшим заключено в содержательнойстороне повестки дня. События мирового финансовогокризиса, новые геополитические реалии, в которых оказалось постсоветскоепространство, кардинальным образом отразились на внутренних политическихпроцессах. Где-то в большей, где-то в меньшей степени. Мы все в меньшей степени сохраняем "постсоветскость", но в тоже время мучительно трудно пытаемся определить контуры новой реальности, которая откроется за чертой транзитного периода. 

  Если обозначить эту новую повестку дня для наиболее успешных всоциально-экономическом отношении стран постсоветского пространства, а к нимотносится и Россия, и Казахстан, и Азербайджан (в значительной степениблагодаря ресурсной базе), то ее можно свести кследующему вопросу – это проблема соотношения политической и экономической модернизации, взаимодополняемости, взаимоувязанности этих процессов. В какой степени эта проблема осознается национальными элитами новых независимых государств как главный вопрос дня?

Давайте разберемся, почемутак много в Казахстане, чуть в меньшей степени Азербайджане, говорят омодернизации, инновациях, переходе на более высокий уровеньконкурентоспособности?

Содной стороны, это, безусловно, «мода дня»,  мобилизационный лозунг,который выдвигают элиты для того, чтобы «правильно» позиционировать себя намеждународной арене. Своего рода ноу-хау местного агитпропа, на самом деле, скроенный по российским лекалам. Мы как раз тему модернизации "оседлали" раньше остальных.

С другой стороны, на "подсознательном" уровне, этот лозунготражает растущую озабоченность со стороны власти проблемой неэффективности или недостаточнойстепени эффективности тех инструментов, которыми элита осуществляет своюполитику. Особенно эта тенденция заметна на примере Казахстана. 

Этустрану в середине нулевых годов рассматривали как пример наиболее успешныхэкономических реформ на постсоветском пространстве. Но уже в 2007 году РКоказывается в состоянии серьезного кризиса, резко обостряетсясоциальная напряженность, возникает угроза внутриполитической дестабилизации не в следствие появления реальной оппозиции власти, а как результат жесткого противоборства за ключевые активы между основными ФПГ. 

Выход из кризисной ситуации был найден через концентрацию ключевыхэкономических и финансовых активов в руках государства. И без того моноцентрическая модель стала моноцентрической в кубе. Создается мощнейшийгосударственный холдинг, фонд национального благосостояния «Самрук Казына», вруках которого оказываются все важнейшие государственные активы, и этаконцентрация ресурсов под контролем государства, фактическая национализацияряда системообразующих банков, как оказалось, полностью соответствовала тенденциям  дальнейшей эволюцииполитической модели строения государственной власти в РК.

Более того, после завершения кризиса ФНБ остается важнейшим инструментом осуществления экономической политики государства. Как утверждает государственный агитпроп - главным механизмом модернизации.

Врамках этой схемы, горизонты стратегического планирования фактически ограниченыфигурой нынешнего президента страны Нурсултана Назарбаева, причем впосткризисный период происходит дальнейшая «мобилизация» политических активовпод  национального лидера, что, на имиджевом уровне, нашло отражение в присвоении Президенту особогостатуса Елбасы. 

Многиеэксперты задаются вопросом: зачем парламенту Казахстана нужно было инициироватьдальнейшее расширение полномочий президента страны, вводя особый статусобщенационального лидера, если и так, после конституционной реформы 2007 годаполномочия Назарбаева были фактически безграничны? Ответ абсолютно прост- переконцентрация политических и экономических активов происходит на фоненерешенной проблемы преемничества, которая создает крайне неблагоприятныйпсихологический фон внутри самой казахстанской элиты.Усиление полномочий Назарбаева, в глазах местной элиты=сохранению стабильности.

Действительно,шаги по направленному превращению Нурсултана Назарбаева в фигуру, обладающую полномочиями и статусом равным Ли Куан Ю или Ататюрку, поиск форматовсохранения прежней властной модели при формальном перераспределении полномочий между ветвями власти  (реформа 2007) – это единственный механизм,который может сохранить внутриэлитное единство, пусть даже внешнее. Альтернатива - резкое обострение противоречий в ближайшем окружении лидера.

  Но и при таких раскладах внутриэлитная борьба не прекращается ни на секунду и принимаетвсе более жесткие формы. Поэтому единственным гарантом сохранения хотя бы внешней стабильности иодновременно главным арбитром во всех внутриэлитных спорах является,по-прежнему, президент Назарбаев. И это, пожалуй, сильная сторона и, пардоксальным образом, самая уязвимая чертаказахстанской модели. Иных горизонтов индикативного планирования на данныймомент просто не существует, и элита не может дать ответ на вопрос о том, покакому пути пойдет "модернизация" и будет ли вообще осуществлен модернизационныйпроект в каком-то виде.

Вдо предела  субъективированной местной политике,реформы будут неизбежно носить персонифицированный  характер и пока не определена окончательнаяфигура «наследника», все стратегические программы будут носить характер внешнейоболочки без сильного внутреннего содержания. Отсюда и прозвучавшее  недавно предложениесо стороны одного из представителей корейской диаспоры, обращенное к НурсултануНазарбаеву – оставаться у власти вплоть до выполнения всех стратегическихпрограмм, то есть до 2020 года.

С точки зрения здравого смысла, это предложениезвучит несколько по-азиатски, но между тем, в нем содержится глубокий смысл, посколькуказахстанская элита действительно не знает, существует ли какая-то "цивилизация"в эпоху после Назарбаева и велика вероятность, что эта избыточная персонификация казахстанской политики будет сохраняться в ближайшее время. 

  И все же вКазахстане, на мой взгляд, неизбежны перемены через развитие внутриэлитной конкуренции,которая по сути дела и является единственным двигателем политического процесса, т.к иные формы политической борьбы, конкуренция между партиями, противоборство в парламентах этихстран носит имитационный характер, а реальная оппозиция находится в клиентальныхотношениях с властью.

Вопрос только в том, как перевести конкренцию кулуарную, аппаратную в публичные, открытые формы. Пока нет уверенности в том, что этот путь будет пройден без потрясений. Но, на мой взгляд, иного выбора нет, если власть желает сохранить необходимую динамику развития. Вопрос ведь не в том, о какой системе мы говорим - более или менее демократичной. Сейчас уже очевидно, что этот вопрос вторичен.

Тема дня - эффективность или не эффективность выбранной модели. Именно этот фактор и будет неизбежно подталкивать Ак Орду к реальным преобразованиям. Будет ли это сингапурский, малазийский или китайский сценарий - не так важно. Важно другое - психологическая готовность к переменам. Для элиты и общества, в целом.

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение