Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Дестабилизация как бизнес-план

05.04.2010

Автор:

Теги:


Основой любого политического процесса, в теории и на практике, всегда был баланс сил или интересов, который призван обеспечивать стабильность политической системы. Большая часть игроков стремится к тому, чтобы этот баланс установить, некоторые хотят поддерживать уже имеющийся баланс, другие – разрушить его. Но при этом все и всегда стремятся улучшить свои позиции. Впрочем, у отдельных игроков стремление к разрушению баланса сил принимает маниакальный характер, и они становятся противниками равновесия сил даже в том случае, если это противоречит их интересам.

То, что человек, занимавшийся бизнесом и обвиненный в экономических преступлениях, бежит за границу и объявляет себя жертвой тоталитарного режима, является такой же стандартной схемой, как и использование оффшорных компаний для отмывания денег. Человек предъявляет обвинения политического характера и автоматически становится субъектом политики. Государственные службы добровольно, а чаще вынужденно, отвечают на его претензии и обвинения. В результате об уголовном характере конфликта эмигранта и государства помнят лишь в прокуратуре, для всех прочих этот конфликт приобретает политический характер. Так было с Рахатом Алиевым. То же самое происходит сегодня с Мухтаром Аблязовым. Но если в отношении Рахата Алиева изначально была ясна суть политических претензий (а попытка захвата власти в итоге легла в основу обвинительного вердикта), то мотивы действий Мухтара Аблязова остаются непонятными. Во всяком случае, к захвату государственной власти он не стремился ни в 2001 году, ни в 2008.

Обвинения в адрес Аблязова вышли за чисто экономические рамки. Азат Перуашев, глава союза "Атамекен", недавно заявил: "И нынешние выпады Аблязова, а особенно - действия его банка в последние годы в Казахстане (о которых становится постепенно известно) были направлены не только на словесную перепалку, но и на сознательную и целенаправленную дестабилизацию социально-экономического положения Казахстана". То есть все полузаконные и незаконные схемы, которые создавал и использовал бывший министр, имели целью не личное обогащение, а дестабилизацию страны. Поскольку сам Азат Перуашев скорее подчеркивает, чем скрывает близкие отношения "Атамекена" и Ак орды, такую позицию можно считать официальной.

Где начало стремления Мухтара Аблязова к нестабильности, точнее, к тому, что принято называть "управляемые конфликты"? Связано это стремление с невротической тягой к большим автомобилям и строительству высотных зданий? Как бы то ни было, переход Мухтара Аблязова в оппозицию был связан с ростом конфликтности политического процесса.
Начало двухтысячных годов ознаменовалось созданием Демократического выбора Казахстана – наиболее, по мнению многих, жизнеспособной и представляющей реальную опасность для правящего режима партийной единицы. Однако Демвыбор хоть и оставил неизгладимый след в истории независимого Казахстана, но все-таки его существование было коротким как вспышка. Напомним, что в ноябре 2001 года было создано Республиканское общественное объединение "Демократический выбор Казахстана", а уже летом 2002 года отправились "на нары" его активные участники и идейные вдохновители Мухтар Аблязов и Галымжан Жакиянов. При этом стратегию ДВК (да, в сущности, и всей оппозиции) определял ныне покойный Алтынбек Сарсенбаев - мозговой центр и одновременно "серый кардинал" оппозиции. На наш взгляд, наиболее примечательным в Алтынбеке Сарсенбаеве было то, что управлял оппозицией он фактически на пару со своим близким знакомым, и даже вроде бы другом, Маратом Тажиным. То есть с человеком, который на тот момент считался главным идеологом власти, ее "великим комбинатором".

Понятно, что в последующие после "посадки" Жакиянова и Аблязова годы, вплоть до своей трагической смерти Сарсенбаев имел неограниченное влияние на оппозицию. И его гибель спутала карты не только его соратникам, но и людям во власти. Рожденный как политик в администрации президента, Алтынбек Сарсенбаев четко знал все правила игры и во всем старался их придерживаться. Потому-то его гибель и стала "холодным душем" для людей, находящихся по разные стороны баррикад. Одной из несомненных заслуг Сарсенбаева стала "победа" над Заманбеком Нуркадиловым, который не раз очень нелестно отзывался об Алтынбеке, называя его хроническим "предателем", но в итоге прилюдно извинившимся перед ним. Другое дело, каким образом Алтынбеку удалось "урезонить" Заке. Впрочем, это уже совсем другой разговор. Так или иначе, смерть Алтынбека тогда не нужна была никому.
Расследование тройного убийства – Сарсенбаева и его помощников – закончилось приговором: Ержан Утембаев оказался заказчиком преступления, а Рустам Ибрагимов – организатором и исполнителем. Все закончилось, но на самом деле все только началось.

Казахстанская элита после этого дела оказалась заляпанной грязью с ног и до головы. Нуртай Абыкаев и Нартай Дутбаев, чьим человеком считался Утембаев, в итоге покинули свои посты. Дарига Назарбаева выступила с гневной разоблачительной статьей в адрес Нуртая Абыкаева и Нартая Дутбаева, опубликованной в газете "Караван", под названием "Де жа вю". В частности, там есть и такие слова: "Председатель Комитета национальной безопасности генерал Дутбаев сразу же излагает главе государства свою версию: за преступлением стоит кто-то из членов семьи президента – либо Рахат Алиев, либо Тимур Кулибаев, либо Кайрат Сатыбалды. Эту же бредовую, противоречащую общеизвестным фактам теорию параллельно раздувают истеричные "независимые издания" и анонимные комментаторы в Интернете. Дежа вю!

И снова мы видим удивительную – как в хорошем оркестре – сыгранность тех, кто по идее должен бы находиться на разных полюсах: силовиков из КНБ и лидеров нашей "непримиримой" оппозиции. И снова начинается четко срежиссированная информационная война против семьи главы государства. Если придерживаться официальной версии, дезинформируя президента, генерал Дутбаев еще не знал, что творится во вверенном ему заведении. Или все-таки знал? Следствие должно ответить на этот вопрос, не зацикливаясь на спасительной формуле "оборотней в погонах". Если придерживаться этой же версии, спикер сената Нуртай Абыкаев не знал, какие "горячие головы" работают его ближайшими помощниками. Даже если так, даже если он и не ведал, что в соседнем кабинете его многолетний соратник планирует устранение известного политика, – он обязан уйти в отставку. Как у руководителя, как у порядочного человека, как у мужчины, наконец, у него нет другого выбора".

Понятно, что Дарига терпеть не могла Абыкаева и Дутбаева, а Сарсенбаев, напротив, в свое время очень многое сделал для ее холдинга. Старшая дочь "не сдержалась", а в итоге лишилась всех медиаресурсов, которые были сосредоточены в ее руках. Кроме того, она потеряла партию "Асар" и в итоге покинула казахстанскую политику.
Также в незавидном положении оказался Марат Тажин, который потерял не только единомышленника, но и контроль над оппозицией. Все, что было понятно и ясно как божий день, оказалось запутанным и неорганизованным.

Впрочем, мы можем предположить, кому была выгодна ситуация, сложившаяся после смерти Алтынбека Сарсенбаева. Мухтар Аблязов незадолго до этого вышел из тюрьмы, но вместо почетной встречи, которую оказали тому же Галымжану Жакиянову во время его приезда на вокзал Алматы, оказался практически у разбитого корыта. Алтынбек Сарсенбаев прибрал к рукам остатки разбитого ДВК, а банк БТА оказался в руках у банкира Ержана Татишева. Аблязов был помилован президентом под поручительство ряда казахстанских бизнесменов, и под обещание не заниматься политикой.

Оказавшись на свободе, он начинает "собирать камни". Существует расхожая теория о том, что Ержан Татишев, воспользовавшись "посадкой" Аблязова, просто-напросто "выдавил" его из банка. И смерть на охоте стала прямым следствием этого необдуманного шага. Что ж, кто знает, может быть, сведение счетов имело место как в случае с убитым на охоте банкиром, так и в случае с тройным убийством известного оппозиционера и его помощников. Ведь вспомним, что сразу после выхода из тюрьмы Татишев "случайно" погиб, и за короткий срок банк вновь вернулся в собственность к Аблязову.

Сегодня присутствие Мухтара Аблязова в Казахстане ощущается почти физически. К нему очень неоднозначно относятся как во властных коридорах, так и в катакомбах оппозиции (взять хотя бы серию материалов в "Свободе слова"). Принадлежащие же самому Мухтару Кабуловичу средства массовой информации ввязываются в одну локальную войну за другой, и отсутствие какого-либо редакционного курса говорит о том, что посредством СМИ опальный политик и банкир продолжает наносить точечные удары по одному ему известным врагам…

У него нет стратегии, есть лишь бизнес-план. При этом, похоже, личные мотивы бывают столь сильны, что толкают экс-министра к поступкам, разрушающим его же бизнес. Вслед за БТА банком настает черед "Евразии глобал".

У него нет друзей, есть лишь временные союзники. Президент в одном из недавних разговоров с бизнесменом Нурланом Смагуловым вспомнил, что "группа его (Аблязова) друзей, среди которых был ты, написали мне письменное прошение, клятвенно клялись и дали поручительство письменное, чтобы я его, посаженного в тюрьму Аблязова за коррупцию, помиловал, и вы клятвенно мне письменно обещали, что он будет служить родине… … Он тебе плюнул в лицо и всем вот здесь, я не буду называть фамилии, друзьям и вы должны ответить".

Сержан Калиев
Источник - ЦентрАзия

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение