Россия, Москва

info@ia-centr.ru

К ВОПРОСУ ОБ ОСОБЕННОСТЯХ ФОРМИРОВАНИЯ И ОРГАНИЗАЦИИ ВОЕННЫХ СИЛ В ТУРКЕСТАНЕ (II - ПОЛОВИНА XIX ВЕКА)

09.06.2009

Автор:

Теги:

Т. Бобоматов

заведующий кафедрой

Ташкентского областного педагогического института (г.Ангрен),

кандидат исторических наук

 

К ВОПРОСУ ОБОСОБЕННОСТЯХ ФОРМИРОВАНИЯ И ОРГАНИЗАЦИИ ВОЕННЫХ СИЛ В ТУРКЕСТАНЕ (II - ПОЛОВИНА XIX ВЕКА)

 

 

Завоёванная к 1867 г. Царской Россиейогромная территория Туркестанского края требовала особой фор­­мы как­административного, так и военного управления. Вместе с об­разованием в 1867 г. Туркестанскогогенерал-губернаторства был учреждён Туркес­тан­ский Военный округ. Первымтуркестан­ским генерал-губернатором был назна­чен генерал К.П. Кауфман, на­делённыйвесьма обширными полномо­чия­ми: ему бы­ло предостав­ле­но право командовать,всеми расположенными в крае войс­ка­ми, само­сто­я­тельно вести военныеоперации. В областях войсками коман­до­ва­ли военные губернаторы, а в уездах -уездные начальники. В отличие от многих гу­берний и областей Рос­­сииадминистрация Туркестана была подчинена не ми­нистерству внутренних дел, авоенному министерству. Военное управление на­ терри­тории Туркестанского краясохранилось вплоть до февральской ре­во­лю­ции 1917 г.

Ещё на первом этапе завоеваниясреднеазиатских земель своеоб­раз­ным мо­ментом, обусловившим особенностипродвижения царских войск в глубь края, являлось разрешение продовольствен­но­говопро­са в суровых, безводных кли­матических условиях захватываемых зе­мель.Поэтому поэтапное про­дви­же­ние военных сил объяснялось завоеванием «мест хлебородных»для обес­пе­че­ния продовольствием войск мест­ны­ми средствами. Таким образом,преж­де заняв плодородный оазис Аулие - Ата, Туркестана и Чимкента, только по­томвоенное командование планировало приступить к захвату следующего оази­са, гдерасполагался город Ташкент. Д. И. Романовский в своих заметках пи­сал, что ссоедине­нием Оренбургской и Сибирской линий «мы получили впе­реди степейхлебородные земли, на которых без затруднений можно было со­средоточитьдостаточное число войск».[1] Характерным являетсяизвлечение из донесения ге­не­ра­ла Черняева от 7 июля 1865 г.: «Страна, в прошломи нынешнем годах за­ня­тая, имеет все средства для самобытного существования и изРоссии, кроме сна­рядов и пороху ничего не потребуется».[2]

Однако существовала и другая сторонаэтого вопроса. Царские войска пос­тоянно были слабы численностью по сравнению сзавоевыва­емым прос­тран­ством. Ещё в 1868 г. Мэкензи Уоллес заметил, что сила территориальногорас­­ширения России всегда была больше силы усвоения присоединённых на­род­­ностей.[3] Прибытие новых сил иподкреп­ле­ний в большинстве случаев ис­поль­­зовалось не для укреплениязанятых тер­риторий, а для захватов новых зе­мель. Быстрое, несанкционированноесо стороны царского правительства за­ня­тие Ташкента, породило фи­нан­совые проблемыв связи с отсутствием ассигно­ва­ний на это военное пред­приятие. Военноеначальство на постройку укреп­ле­ний, казарм, лазаретов и т.д. употребляло суммы,выделенные на другие нуж­ды. Генерал-губернатора Крыжановского, отвечавшего нетолько за военные по­хо­­­ды, но и за экономическое, финансовое состояниеОренбургского края, в составе которого находилась Туркестанская область,беспокоило от­­­ношение к воен­ным действиям, предпринимаемым Черняевым, какближайших со­сед­ей - Бухары и Хивы, так и отношение мировой общес­твен­ности,в особенности по­тенциальных противников в лице Великобри­та­нии.

Военное присутствие царских войск вТуркестане стре­­ми­тельно увеличивалось. Уже к 1867 г. одних только пехот­ныхчас­­тей дей­ству­ющих войск, не считая крепостных рот, инженер­ных, мас­терскихи прочих ко­манд, было 11 батальонов и одна сапёр­ная рота, то есть без малогоцелая пе­хот­ная дивизия. Кавалерийские час­ти состо­я­ли из 21 казачьей сотни,что также бы­­ло равно кавале­рийской дивизии.[4]

Организация военных сил была одним иззвеньев укрепления коло­ни­аль­но­го режима в Туркестанском крае. К 1879 г. в ТуркВО, сос­тав­лявшемпочти 1/20 часть Российской империи дислоцировалось 25 батальонов (18 линейных,4 стрелковых и 3 местных), один сапёрный полу­ба­тальон, 8 казачьих полков (триоренбургских, два сводных из оренбургских и уральских сотен, два сибирских иодин семиреченский), 88 полевых горных ору­дий. К этому времени старшийофицерский состав ТуркВО состоял из 1402­ генералов, штабных и обер-офицеров;низших чинов было 46465 человек. Та­ким образом, на 65 жи­телей Туркестанскогокрая, численность которых рав­ня­­лась 3038119 человек, приходилось по одномусолдату.[5] Через двадцать лет ковремени Андижанского восстания в одном только Таш­­кенте с чис­­­лен­нос­тью­коренного населения в 124000 человек дис­­ло­цировалось 15000 солдат.[6]  По­ло­жение царских войск было намногопредпочтительнее положения ан­гли­чан в Индии, где на 3000 индусов приходилосьпо одному солдату.

Туркестанские войска размещались пофортам и укреплениям (кре­­­пос­тям),­ которые образовывали две линии: внешнююили передовую и вну­трен­нюю или резервную. Вну­тренняя (резервная) линия,которая состояла из форта №1 (Казалинск), №2­ (Карамакчи), Перовский (город Перовскили Ак - ме­четь); укреплений: Джу­лек, Туркестан, Чимкент, Чиназ, Таш­­­­кент,Аулие - ата, Токмак, Верный (Ал­­ма - ата), Копал и Сергиеполь былаорганизована исключительно для борьбы с национально-освобо­ди­тель­нымдвижением народных масс Средней Азии.

Во многих из них гарнизоны, занимающиеукреплённые пункты, сос­то­я­ли­ из одной роты, сотни или даже полусотниказаков. Ис­клю­че­ние составляли го­рода Ташкент и Верный. В Ташкенте дис­ло­циро­ва­лись6 батальонов (4 стрел­­ковых, один линейный и один местный), пять казачьихсотен, три батареи и один сапёрный полубатальон. Часть этих войск могла бытьдвинута по всем на­­правлениям как для усиления войск, действующих на том илиином театре вой­ны, так и для оперативного выдвижения в случае возникновениявыс­туп­ле­ний­ народных масс. В городе Верном располагались три батальона, двесотни ка­заков и две батареи. Части эти служили резервом для передовых войск Се­ми­реченскойобласти.

Туркестанские укреплённые пункты сточки зрения европейской во­­енной на­у­ки не выдерживали никакой критики и незаслуживали назва­ния крепостей. «Но­ против среднеазиатцев они действительнопредставляли непреодолимый оп­лот».[7]

 На вторую половину XIX в. приходитсяорганизация отрядов, вы­пол­няв­ших специфические боевые задания, сопряжённые сбольшим рис­­ком. Эти отря­ды в военной литературе конца XIX - начале XX в. носилиназвание «охот­ничьих команд», которые были официально учреждены в 1886 г.[8] По всей видимости, этикоманды являются прообразом современных войск специального назначения.

Несмотря на то, что к началу 90-х гг.XIX в. завоевание Тур­кестана в основном была закончено, эта страна продолжалаоста­вать­ся  «военной». «Тут­ все военные.Целые улицы полны солдат, казаков, джигитов, офицеров, ге­нералов... вездезвенят шпоры. В Ташкенте не только крепость военная, не толь­ко многочисленныеказармы, но и большая часть и учреждений, собрания, клу­бы, библиотеки, школы.Даже церковь тут военная", - писал в начале ХХ в.­ очевидец.[9] Недаром Туркестанскийкрай, превосхо­дивший территориально Бель­гийское королевство в 36 раз, повеличине среди губерний и областей Рос­сии занимал 10 место, а Туркестанскийвоенный округ среди 14 военных окру­гов - седьмое.

Определённый  интерес представляет вопрос о вооружении  и  особенностях снабжения войскТуркестанского  военного округа.  К 1 января 1879 года войска ТуркВО были во­ору­женымалокалиберными винтовками системы Бердана образца 1868 года и ма­ло­калибернымивинтовками системы Богдана №2 бирмингемского из­го­тов­ле­ния. Казакивооружались малокали­бер­ны­ми казачьими винтовками и ре­воль­верами Смита иВессона. На вооружении также имелась полевая ар­тил­ле­рия и орудия приукреплениях. Для бесперебойного снабжения войск бое­при­па­­са­ми в Ташкентебыла организована лаборатория, а боевые снаряды, порох, сви­нец и др.привозились исключительно из Европейской России. Кроме всего про­чегороссийские купцы по специальному разрешению Департамента по­лиции и Военногоминистерства имели право завозить в Туркестанский край ре­вольверы и патронык  ним для продажи.

         Форма одежды солдат резко отличалась отформы солдат в Европейской час­ти России. Большую часть года он был одет вгимнастёрку с суконными по­го­нами, в замшевые шаровары (чембары), выкрашенныев красный цвет и бе­лое­ кепи с назатыльником, предохраняющим от жарких лучейсолнца. Вместо ран­ца он носил холщёвый мешок, гораздо лучше приспособленный кно­ше­нию на спине, чем ранец.

         Ещё одной особенностью в снабжениисолдата Турк ВО являлось снаб­же­­ние шанцевым инструментом. К примеру длятуркестанских линейных ба­таль­онов в 1872 году полагалось иметь следующиешанцевые инструменты: 20 то­поров, 10 лопат, 5 кирок, 25 кетменей и к ним 40ремней с пряжками.[10]

         Со времени Хивинского похода 1873 годапо распоряжению Кауф­мана сол­датам во время военных экспедиций вместо водкистали отпускать чай и са­хар, что объяснялось не только особенностямиклиматических условий Цен­траль­ной Азии, но и для повышения нравственногосостояния войск. С 1883 го­­да солдаты войск Российской империи стали обес­печиватьсямясными и мя­со­­­растительными консервами.[11]

Особенности боевых действий в СреднейАзии потребовали выра­бот­­ки своеобразной, не предусмотренной армейскимиуставами тактики. Во вре­­мя военных походов отряды располагались таким образом,чтобы можно бы­­ло отражать атаку со всех сторон. Даже при расположении наночлег об­ра­зо­вывалось каре, обеспечивающее безопасность войска со всехсторон. При­ни­ма­лись меры для избежания движения в тылу в одиночку илинебольшими груп­пами. При численном превосходстве противника солдатыспешивались с ко­ней и пользуясь лучшим стрелковым вооружением открывали огоньиз вин­то­вок.

Во время военных походов царских войскместное население было обя­за­но поставлять верблюдов, саксаул, арбы-повозки,пшени­цу. Эта повинность на­зы­валась «перевозочной повинностью».12 Так, жите­­­ли Таш­кен­та вынуж­де­ныбы­ли поставить 300 арб для перевозки во­й­ск от Джиза­ка до Ташкента, возвра­ща­­вшихсяиз Хивинского похода.

Таким образом, организация иформирование военных сил в Туркестанском генерал-губернаторстве имело своиособенности, обусловленные с дотоле непривычными для русского солдатацивилизационными, культурными, ментальными и природно-климатическими условиями.Решение проблем, связанных с совершенно отличным мировоззрением завоевываемогонаселения, жарким, засушливым климатом, безводным степным и пустыннымпространством, доставкой продовольствия и вооружения, отсутствием коммуникацийи т.д. требовало от царского военного командования своеобразного подхода,которое не применялось на европейском театре военных действий.



[1] Романовский Д.И. Заметкипо среднеазиатскому вопросу. - СПб., 1868. С. 107.

[2]Там же.

[3]См.: Вопросы колонизации. - СПб., 1908. С. 61

[4]Романовский Д.И. Заметки по среднеазиатскому вопросу. - СПб., 1868. С. 282.

[5] Костенко Л.Ф.Туркестанский край. Опыт военно-статистического обозрения Туркестанского военногоокруга. - СПб., 1880. Т. 3. С. 215.

[6] Духовская В. Туркестанскиевоспоминания. - СПб., 1913. С. 37.

 

[7] Костенко Л.Ф.Туркестанский край. Опыт военно-статистического обозрения Туркестанского военногоокруга. - Спб., 1880, Т. 3 -С. 227.

[8] Военный сборник, 1897, № 5- С. 100 - 101.

[9]Марков Е. Россия в Средней Азии. - Спб., 1901. Т. 1 -С. 491.

[10]Военный сборник, 1907, № 11, с. 197.

[11]Там же, 1887, № 10, с. 223.

12 ЦГА РУз, ф.1,оп. 1, д. 26, л.1


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение