Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Религиозный фанатизм ингушам не был свойственен

22.03.2009

Автор:

Теги:
 

 

 

              Ингуши приняли ислам всего лишь полтора века назад.

 

У неосведомленного человека поток информации, идущий из Ингушетии последние шесть-семь лет, может создать впечатление, что этот регион, наряду с Чечней и Дагестаном, издавна является исламизированным. Но если в отношении Дагестана и отчасти Чечни это верно, то в Ингушетию ислам пришел недавно. Ингуши, наряду с частью осетин, приняли мусульманскую религию последними среди народов Северного Кавказа - в середине XIX  века. А это всего лишь 150-160 лет! Известно, что последними из ингушей обратились в мусульманство 1862 году жители аула Гвилети (по ингушски - Гелати - А.Г.), что теперь находится в Грузии. Здесь жили представители ингушского тйпа Гелатхой.

Аул находится у подножия Казбека и каждый гелатхоевец мог повторять с гордостью лермонтовские слова: я родился у Казбека, вскормлен грудью облаков... Столь позднее принятие ислама можно объяснить тем, что аул Гвилети находился на некотором удалении от собственно Ингушетии, в окружении грузинского населения. Моя мать, уроженка аула Гвилети, рассказывала, что ее отец помнил то время, когда гвилетские ингуши употребляли свинину. Кстати, о свинине и о тех недавних временах у ингушей сохранилась такая притча. В один из дней весь аул принял мусульманскую религию, был назначен мулла. В тот же вечер к мулле пришел один из самых обездоленных жителей села и начал причитать: «О, мулла, что делать? Семья осталась без пропитания. Есть у меня один боров, но свинину ведь теперь кушать нельзя...

- Успокойся, - ответствовал мулла, - твоей беде можно помочь. Иди домой и пораньше ложись спать. Под утро, когда все село спит, заколи борова, а потом тайком, чтобы никто не знал, кушайте мясо. А по селу объяви, что борова у тебя сегодня ночью украли.

Придя домой, бедолага сделал все необходимые приготовления и пораньше лег спать. Проснувшись под утро, он обнаружил, что борова действительно увели со двора. Едва дождавшись рассвета, бедняга побежал к мулле: «О, мулла, свинью мою украли на самом деле...» Тот, успевший в полночь украсть борова, разделать его и замести следы, встретил эти слова одобрительно: «Молодец! Ты хорошо усвоил мой совет. А теперь пойди и объяви это всему аулу».

Как видно, и сам мулла был из новообращенных в ислам и не стоек в вере.

А какое вероисповедание было у ингушей перед принятием мусульманства?

Обратимся для начала к более давним временам. В труде ингушского историка Мурада Базоркина «История ингушей по известиям Вахушти о дзурдзуках» приводится сообщение из грузинского источника: «Кистины, глигви и дзурдзуки (ингушские племена - А.Г.) первоначально были христианами... Так было до Тамерлана, который силою обратил их в магометанство и приказал им не читать более книг грузинских, не учиться грузинской грамоте и не говорить на грузинском языке...» Это конец XIV века. Однако мусульманская религия не прижилась тогда среди ингушей. В «Географии Грузии» грузинского царевича Вахушти (1696-1772 гг.) приводятся сведения, что в Осетии и Ингушетии в XVII-XVIII вв. не было одной господствующей религии, а было причудливое сочетание элементов христианства, мусульманства и язычества. В частности, он отмечал, что разница  между мусульманами и христианами заключалась только во внешних проявлениях их обрядов, в частности, в пище (одни ели свинину, а другие конину). М.Базоркин подчеркивает также,   что у ингушей «параллельно сохранялись древние местные родовые культы - политические, анилистическо-антропоморфные,  астральные и другие».

Так продолжалось до второй половины XIX века,  когда началась вторичная эспансия ислама на Северном Кавказе. Выдающийся кавказовед и археолог Евгений Крупнов в своем труде «Средневековая Ингушетия» отмечает: «По многочисленным свидетельствам ингушских стариков, записанным Л.П.Семеновым в 20-х годах нашего столетия (ХХ века - А.Г.), магометанское вероисповедание укрепилось в горах около пятидесяти лет назад. Мечети начали строить здесь с начала 900-х годов».

Таким образом, можно констатировать, что христианство в Ингушетию приходило с юга - из Грузии, о чем свидетельствуют памятники материальной культуры. В XIII веке, как отмечает в своем труде «Традиционная культура ингушей: история и современность» Мурат Зязиков, «грузинское христианское миссионерство ослабевает, так как ослабевает экономическое и политическое могущество Грузии». Причиной последнего явилось татаро-монгольское нашествие.

Думается, как ничто другое, окончательному утверждению ислама в Ингушетии способствовало установление в России атеистической коммунистической власти. Как известно, всякое действие рождает противодействие. А действия партийных бонз были зачастую чудовищными. Не являлась исключением и Ингушская автономная область. Особенно характерна в этом отношении деятельность первого секретаря обкома партии Иосифа Черноглаза, избранного на этот пост в октябре 1929 года. Не обладая ни знаниями, ни опытом хозяйственной работы, одной из главных своих задач он объявил войну с религией. Повсеместно закрывались мечети, а в их помещениях создавались склады, муллы преследовались по надуманным предлогам. Одним из приоритетов своей хозяйственной работы Иосиф Черноглаз объявил повсеместное развитие в Ингушетии свиноводства. Котел страстей так кипел, что сорвало крышку. 2 февраля 1930 г. Иосиф Черноглаз прибыл в горное селение Галашки, где выступил перед населением с угрозами и оскорблениями. А на следующий день, рано утром, покинул Галашки. Но не успел он далеко отъехать, как автомашина была обстреляна и И.Черноглаз вместе со спутниками был убит. Существует легенда, что при этом нападавшие обезглавили труп. Позже, когда убийц судили, судья якобы спросили: «Убить вы убили, но зачем было отрезать голову?»

Ответ был сколь простодушен, столь и философичен: «Ей Богу, у него не было головы. Если бы она была, разве стал бы он заставлять нас кушать свинину?»

Еще более ингуши укрепились в своей вере в результате  депортации в 1944 году. Отвергнутые государством, они замкнулись в себе и находили опору в жизни в исламе. И все же, религиозного фанатизма у ингушей не наблюдалось.

А какова картина сегодня?

Насколько известно, специально эту проблему сегодня никто не изучает, разве что спецслужбы. Буквально в последний год не найдешь здесь в открытой продаже спиртные напитки. На первых порах все это объяснялось активизацией ваххабитского подполья. Так было проще и удобнее всем. Однако, постепенно от таких односторонних оценок отошли.

 

Абу  ГАДАБОРШЕВ

 

http://vestikavkaza.ru/

 

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение