Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Некоторые аспекты общественно-политической жизни Туркестана в начале ХХ века

02.03.2009

Автор:

Теги:
 

Санобар  Шадманова

К.и.н., старший научный сотрудник

Института Истории АН РУз

 

Некоторые аспекты общественно-политической жизни Туркестана в начале ХХ века

 

Неотъемлемую роль в создании гражданского общества играет защита личных, политических, экономических и культурных  прав граждан.  Гражданские права - это права граждан, которые утверждены законом и закреплены в Конституции. Одной из составляющих гражданских прав являются политические права граждан и, прежде всего, право участия граждан в выборах и в делах государственного управления. Право участвовать в выборах, избирать и быть избранным  - эти процессы гражданского общества имеют долгую историю и были завоеваны человечеством в тяжелой борьбе и с большими трудностями. В большинстве развитых стран мира право выбора поначалу имела только определенная категория людей, в чьих руках была сосредоточена достаточная для оказания влияния на общество частная собственность. Если же говорить о населении колониальных стран, то оно, это население, находилось в еще худшем положении, поскольку местное население колониальных стран не имело равных с колонистами прав. К тому же существовало мнение, что из-за отсталости в управлении государством местное население не могло иметь равных политических прав и, соответственно, не могло наравне с представителями метрополии принимать участие в выборах.

Только в  ХХ веке, с началом неизбежного разрушения колониального строя, население колониальных стран начало активные действия, направленные на получение политических прав. В начале ХХ века такие же процессы охватили и территорию  Российской империи. Царское правительство, обеспокоенное нараставшими народными волнениями, было вынуждено внести некоторые изменения в различных сферах жизни и, в частности, оно внесло некоторые изменения, касавшиеся системы выборов. Так, 6 августа 1905 года был принят Манифест о создании Государственной Думы и Положение о выборах в Государственную Думу, однако в соответствии с этим Положением некоторые социальные слои населения были лишены права голоса. Вследствие революционных событий, имевших место в России, уже 17 октября 1905 года был издан Манифест, в который были внесены некоторые поправки в области предоставления политических прав. Манифестом были дарованы право на участие в выборах в Думу, помимо тех, которым эти права были предоставлены ранее, еще и женской части населения,  военнослужащим, а также учащимся. Возрастной ценз был установлен на отметке в 25 лет.

Для населения Туркестанского края, также впрочем, как для населения других российских колоний, был установлен особый порядок выборов, согласно которому европейская часть населения могла выбрать в Думу 7 депутатов, в то время как местное население могло выбрать только 6 представителей. Исходя из простейших расчетов выходило, что на каждого депутата европейской части населения приходилось 46 тысяч избирателей, в то время как на каждого представителя местного населения приходилось 896 тысяч избирателей. Тем не менее, даже это было большим успехом для представителей Туркестана, поскольку они смогли участвовать в работе II Государственной Думы. В дальнейшем они лишены этого права и не принимали участия в работе следующих Государственных Дум.   

Такая политика царского правительства горячо обсуждалась и осуждалась на страницах печати Туркестана. С образованием национальной печати представители прогрессивной части местного населения стали пропагандировать свои  идеи по преобразованию общества. Со страниц таких газет, как «Тараккий» (основана в 1906 году), «Хуршид» (1906), «Самарканд» (1913), «Садойи Туркистон» (1914-1915), «Садойи Фаргона» (1914) и газет, которые издавались после февральской революции 1917 года, таких как «Турон», «Кенгаш», «Нажот», «Улуг Туркистон», прогрессисты предлагали свои пути реформирования общества и, тем самым, оказывали заметное влияние на формирование социально-политических взглядов народа.

Помимо этого прогрессисты призывали народ к активному участию в выборах в городские думы и избранию в ее состав достойных представителей, которые смогли бы защитить их права. Об этом, к примеру, на страницах газеты «Садои Туркистон» от 29 октября 1914 года писал один из видных представителей национальных прогрессистов Рауф Музаффарзода, который отмечал, что в городское управление необходимо избирать высокообразованных и культурных людей, поскольку до сего времени местное население избирало настолько необразованных людей, что некоторые из них даже не умели писать свои имена.[1] Рауфа Музаффарзоду побудило написать об этом то, что в 1914 году в Ташкентскую городскую думу вместе с избранием 6-7 представителей национальных прогрессистов, были избраны и люди «мыслящие по старому», кадимисты. Как результат представители местного населения в городской думе были разделены на «джадидов и кадимистов» .[2]

После февральских событий 1917 года в Туркестане усилилось движение по проведению выборов в представительные органы. Прогрессивные силы Туркестана на страницах печати проводили разъяснительную работу, объясняя народу значение участия в выборах в городскую думу. В статье  «Выборы в городскую думу», опубликованной в газете «Турон» писалось о том, что  если местное население заинтересовано в развитии своей страны и желает улучшить положение в крае, то оно, несомненно, должно активно участвовать в выборах и постараться получить на них как можно больше голосов. [3]

Наряду с этим, на страницах периодической печати того времени стали публиковаться статьи, в которых были настойчивые призывы к объединению прогрессистов и представителей улемы.[4] В них особо подчеркивалось, что вместе с завоеванием свободы в результате февральской революции необходимо достигнуть национальной консолидации. Как отмечал выдающийся деятель джадидского движения  Махмудхужа Бехбудий,  результатом разногласий может быть только то, что народ Туркестана опять будет порабощен другими и развитие края отстанет на сотни лет и «вместо благодарности будущее поколение будет проклинать нас».[5]

К большому сожалению, даже понимая насколько катастрофична несогласованность для будущего страны, прогрессисты и улема не стали действовать как единое целое. Это ярко проявилось на выборах в городскую думу. Обе национально-политические организации, как «Шурои Ислом», так и «Шурои Уламо» во время выборов представили отдельные списки. Особый  спор вызвал вопрос, касавшийся участия женской части населения в выборах. Прогрессивные силы Туркестана пытались разъяснить свою позицию и объяснить значение участия женщин в выборах. Необходимо отметить, что процесс участия женщин в выборах занял много времени в мировом масштабе и даже в развитых странах мира прошёл сложный путь. Например, в Европе, со второй половины XIX века женщины проводили активную борьбу за равноправие в выборах и этот период характеризуется появлением движения суфражисток.[6] Только в 20-х годах ХХ века женщины европейских стран стали полноправными участниками  выборов. Участие туркестанских женщин в выборах имело большое значение и для прогрессистов. Один из выдающихся прогрессистов Ахмад Заки Валиди в статье «Участие мусульманских женщин в выборах» писал о том, что  «участие женщин в выборах, представляет собой жизненно важный вопрос для туркестанских мусульман».[7] Действительно, половину участников выборов составляли женщины, поэтому так важно было участие женщин в выборах в представительные органы власти. Как писал автор данной статьи, если мусульмане Туркестана будут продолжать оставаться фанатиками, то существует опасность того, что половина из них останется без права голоса.

Вышеупомянутый Махмудхужа Бехбудий трижды обращался к представителям ташкентской организации «Шурои Уламо» по вопросу участия женщин в выборах, однако улема не торопилась ответом.  В результате краевой мусульманский центральный совет был вынужден обратиться к «Шурои Уламо» с ультиматумом, в котором потребовал, чтобы те в течении суток ответили на вопрос об участии женщин в выборах в специальных отведенных для этого местах отдельно от мужчин. Ответ обещали опубликовать в русскоязычной и национальной печати. В случае если женщины не примут участия в выборах, что приведет мусульман поражению, то краевой национальный мусульманский совет снимал с себя всякую ответственность.[8] В данном случае учитывался такой момент, что в Ташкенте число выборщиков со стороны европейской части населения составляло 48 тысяч, в то время как мусульман-мужчин было 44 тысяч, а женщин-  мусульманок было 39 тысяч[9] и если женщины-мусульманки не принимали бы участия в выборах, то местное население не могло получить большинства голосов. В конечном итоге, под влиянием национальных прогрессистов,  и начав осознавать вред лишения женщин избирательного права, «Шурои Уламо»  дало согласие на их участие в выборах путем создания отдельных комиссий для женщин. На созванном 2 июля 1917 года собрании, председатель краевого мусульманского национального совета Мустафа Чокай сообщил об этом решении «Шурои Уламо», после чего была создана комиссия в составе Мунаввар Кари Абдурашидханова, Пошохон Пулатханова, Заки Валиди, Фарид Тахирий[10]. В результате работы этой комиссии только для женщин было открыто пять участков[11].

Несмотря на локальные акты консолидации, во время проведения самих выборов, национальные силы не смогли объединиться и представили свои кандидатуры по отдельности - это было показателем того, насколько сложной была обстановка в Туркестане и как все это отражалось в печати.[12]  Газета  «Хуррият» писала по этому поводу, что если местному населению не удалось объединиться, то они должны постараться не причиняя ущерб и соблюдая взаимоуважение объяснить народу свою позицию и добиться получения большего количества голосов. Несмотря на сложившееся положение местное население Туркестана приняло активное участие в выборах в городские думы . Как писала об этом событии газета «Туркестанский курьер», что когда европейская часть населения смотрит на выборы с равнодушием, местное население активно участвует в выборах, большинство их приходят аккуратно голосовать, также приходят голосовать женщины-мусульманки.[13] Вместе с тем, предвыборная пропагандистская деятельность национальных политических организаций дала свои результаты и во всех городах Туркестана местное население получило большинство голосов.[14] Тем не менее необходимо отметить, что несмотря на активную пропагандистскую деятельность прогрессистов, местное население отдало больше голосов не им, а улемистам. Этот факт можно объяснить тем, что население Туркестана жило по законам  шариата, а в самой стране было сильно влияние религиозных сил. Еще один фактор, который способствовал победе улемистов заключался в том, что прогрессисты агитировали посредством периодической печати, улема же воспользовалась агитацией в священных местах, и основываясь на мусульманские догматы проводила пропагандистскую деятельность  в мечетях и непосредственно с народом они общались больше.

Сообщая о результатах выборов газета «Улуг Туркистон» писала, что если избранные муллы не смогут работать совместно с гласными представителями русских, то неизбежен раскол думы на две части, что в конечном итоге, отнимет у туркестанцев шанс получения автономии и независимости. «Муллы подобным шагом нанесут такой удар по тюркам Туркестана», продолжала далее газета, «что последствия такого удара будут ощущаться в течении многих последующих веков»[15].

В заключении необходимо отметить, что в начале ХХ века в Туркестане произошли изменения в системе выборов в представительные органы власти. После февральской революции 1917 года в результате деятельности национальных политических организаций местное население Туркестана приняло активное участие в выборах в городские думы. Хотя мусульмане Туркестана не смогли действовать согласованно, тем не менее они поняли значение выборов и действовали с целью получения большего количества голосов.  Участие в выборах женской части местного населения края было особым событием в начале ХХ века и в этом заслуга, прежде всего прогрессистов Туркестана.

 



[1] Рауф Музаффар. Городские выборы и их результаты / Садои Туркистон. 1914. №45.

[2] Тут же.

[3] Выборы в городскую думу/ Турон, 1917. 6 май.

[4] Махмуд Хужа Бехбудий. Изложение истины. // Улуғ Туркистон. 1917, №10; Абдурауф Фитрат. Давайте объединяться. // Хуррият 25 июль. 1917; Ал-Ислох. №2. 1917. 665-б.

[5] Махмуд Хужа Бехбудий.  Искренное обращение уважаемым самаркандцам. // Хуррият. 19 май 1917.

[6] Suffrage (англ.)-право голоса

[7] Ахмад Закий. Участие женщины мусульманки в выборах./ Кенгаш. 1917, 25 апрель.

[8] Хуррият. 3 август. 1917.

[9] Шу ерда.

[10] Кенгаш, 1 август. 1917.

[11] Туркестанский курьер, 26 август. 1917.

[12]В связи с выборами/ Хуррият. 1917. 23 август. Протокол союза рабочих Самарканда/ Ҳуррият. 1917. 23 август. Фитрат. / Хуррият 1917. 1 сентябр. Фитрат. Ошибка Шурои Исломия / Хуррият. 1917. 5 сентябрь.

[13] Туркистон курьер, 26 август. 1917.

[14] Туркистон курьер, 2 август. 1917. Хуррият, 19 сентябр. 1917; Свободный, Самарканд, 12 сентябрь. 1917.

Хуррият, 29 сентярь 1917.

Туркестанские ведомости, 7 октябрь 1917.

Победа Октябрьской революции в Узбекистане. Т., 1963, 468-б., 462-б.

 

[15] Улуг Туркистон, 4 август. 1917.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение