Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Кому нужен новояз?

05.02.2009

Автор:

Теги:
 

 

Помнится, в своё время украинский президент В.Ющенко заявлял: «Если исчезнет украинский язык, или народная песня, или сало, или украинский борщ - мир будет беднее». Целиком разделяю точку зрения президента, но при одном условии - если в качестве украинского языка выступает язык Котляревского и Шевченко, но не один из диалектов. К тому же тот диалект, который, если говорить по совести, находится ближе к польскому языку, чем к украинскому. Загляните в польский словарь и посмотрите, как там пишутся и звучат: «кафедра», «эфир», «план», «класс», и вы сами во всём убедитесь. Звучат именно так, как предлагает «Правопыс» Жулинского.

Западный диалект выбирается в качестве общеукраинского языка не случайно. Во-первых, речь идёт о том, чтобы искусственно насаждаемый «новояз» был как можно дальше от русского языка. После «Правописа» достаточно будет совершить переход на латиницу, и русские и украинцы перестанут понимать друг друга. Рухнет единое культурно-цивилизационное пространство самых близких друг другу народов. Во-вторых, руководить Украиной, точнее, быть ретранслятором указаний с Вашингтона, впредь должна Варшава. Задача такого рода облегчается, если Украина вновь, как в XVI веке, будет полонизирована и окатоличена. На то же намечено создание так называемой «единой поместной церкви» с переориентацией на Ватикан.

Против преступного уничтожения украинского языка выступали в своё время П.А. Кулиш, И.С. Нечуй-Левицкий. Посмотрим на их доводы и позицию.

За полстолетия неутомимого труда Нечуй-Левицкий написал более пятидесяти произведений в основном социально-психологической прозы. Будучи преподавателем Полтавской духовной семинарии, Иван Семёнович выступал и как публицист, отстаивая свою гражданскую позицию. Остановимся на его работе «Кривое зеркало украинской мовы» (К., 1912). Именно за эту работу «самостийники», пришедшие к власти в Киеве на польских штыках, обрекли И.Левицкого на голодную смерть в страшных условиях Дегтярёвской богадельни. Чем же досадил «национально свидомым» Иван Нечуй?

Отвечая на вопрос, кто мы - русичи или поляки, писатель возмущался тем, что украинский язык, сформировавшийся на основе приднепровских диалектов, засорялся галицкими говорами и полонизмами. Эта тенденция набрала угрожающие формы после приезда в Киев М.Грушевского.

В «Кривом зеркале украинской мовы» И.Нечуй-Левицкий утверждал, что Грушевский стал заводить «нахрапом на Украине галицкую мову и правопис» и «копает яму, в которой можно захоронить навеки украинскую литературу».

Возмущение писателя вызывали не только многочисленные полонизмы и германизмы, но и грамматика на основе польского или латыни. «Выходило что-то тяжёлое, - писал И.Нечуй, - что его ни один украинец не может читать... эта чудернацкая мова отторгла от украинской литературы много украинцев, которые читали украинские книжки или имели тягу к родной литературе». Эти слова можно сказать и о сегодняшней деятельности желинских и мовчанов, меняющих грамматику украинского языка, лишь бы она не была похожа на «москальску», а смахивала на «дияспорну». Ещё тогда писатель заявил: «Галицкая агитация вредит нам больше, чем цензура».

Подтверждение этому - исследования НПЦ «Эмпатия» сельской интеллигенции Полтавской области, среди которой только два процента за годы независимости приобрели украинскую художественную книгу, а назвать хотя бы одного лауреата Шевченковской премии в области литературы за последние 16 лет не смог никто из опрошенных сельских интеллигентов. Причину этой сегодняшней беды кратко сформулировал П.П.Толочко в своей книге «Неисповедимы пути Украины»: «К большому сожалению, языковой вопрос в Украине страдает от неоправданной полонизации». А в книге Анатолия Железного «Происхождение русско-украинского двуязычия на Украине», автор делает предельно честный вывод, повторяя И.Нечуя: «дерусификация» Руси-Украины (а на самом деле её дальнейшая полонизация) - это путь в никуда, в пропасть ожесточённого гражданского противостояния, в уход от природного языка Киевской Руси и его духовного богатства».

Пантелеймон Кулиш, породивший кулишовку, как юношескую забаву, отказался от неё уже в возрасте Христа. Эксперимент Кулиша по переводу Библии на малороссийский даже завзятые украинофилы признали неудачным. Фразы из разряда «Хай дуфае Сруль на Пана» («Да уповает Израиль на Господа») или «самопер попер до мордопыса» плохо воспринимались. Но они нужны были властям предержащим той же Австрии. Так, наместник австрийского императора объяснял вмешательство государства в языкознание тем, что «рутены» не сделали ничего, чтобы обособить свой язык от великорусского, так что приходится правительству взять на себя инициативу в этом отношении». Из алфавита изгоняются буквы «ы», «э», «ъ». Изменения мотивируются тем, что подданным австрийского императора «и лучше, и безопаснее не пользоваться тем самым правописанием, какое принято в России».

«Клянусь, - писал Кулиш, - что если ляхи будут печатать моим правописанием в ознаменование нашего раздора с Великой Русью, если наше фонетическое правописание будет выставляться не как подмога народу к просвещению, а как знамя нашей русской розни, то я, писавший по-своему, по-украински, буду печатать этимологической старосветской орфографией. То есть - мы себе дома живём, разговариваем и песни поём не одинаково, а если до чего дойдёт, то разделять себя с Россией никому не позволим. Разделяла нас лихая судьба долго, и продвигались мы к единству русскому кровавой дорогой, и уж теперь бесполезные лядские попытки нас разлучить».

Впрочем, Кулиш был уже не в состоянии не только остановить польско-австрийских украинофилов, но даже уберечь от их шаловливых рук свои произведения. Как нам сегодня трудно отстоять Н.Гоголя от шалостей перевода жулинских. Сегодняшние «галицкие украинцы», шакалящие гранты у Американского и Польского посольств, как и «современники Талергофа», современники Кулеша и Нечуя не хотят принять в соображение, что никто не имеет права древнее словесное достояние, на которое Киев и Москва имеют в одинаковой мере права, легкомысленно заменять полонизмами или просто вымышленными словами «дияспоры».

Николай Яременко,

председатель Полтавского отделения Союза русских журналистов и литераторов


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение