Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Интервью Day.Az с российским политологом, генеральным директором информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве Алексеем Власовым

02.02.2009

Автор:

Теги:

   
.

 - Как вы оцениваете сложившуюся сегодня политическую ситуацию на пространстве СНГ?

- Нынешнюю ситуацию на пространстве СНГ можно охарактеризовать как достаточно противоречивую. Появились новые центры силы, активизировались внешние игроки, и становится ясно, что ни одна из великих держав не сможет получить «контрольного пакета влияния» на постсоветском пространстве, и нужно будет достигать компромисса.

В этой сложной ситуации возрастает роль государств-региональных лидеров, таких, например, как Казахстан и Азербайджан. Эти страны уже  «нарастили» достаточно мускулов для самостоятельного участия в геополитических и геоэкономичиских проектах.

- Каким Вам видится место Азербайджана среди стран СНГ?

- Я вижу место Азербайджана среди других стран СНГ как серьезного и влиятельного регионального игрока, самодостаточного в экономическом плане, проводящего независимую, многовекторную внешнюю политику. Главные риски для Азербайджана - это нерешенный Нагорно-карабахский конфликт и недостаточно сбалансированная экономика, зависящая во многом от сырьевых отраслей, а значит, недостаточно диверсифицированная.

Пока все складывается таким образом, что Азербайджан, как и Казахстан в буквальном смысле нужен всем: и России, и Западу, и центрально-азиатским странам. Но такое положение вещей не может длиться вечно, поэтому нужно использовать благоприятную ситуацию для дальнейшего наращивания собственного потенциала. А сделать это для Азербайджана достаточно сложно, поскольку значительная доля получаемых страной ресурсов уходит на обеспечение военного бюджета.

- Как можно охарактеризовать нынешние отношения между Россией и Азербайджаном? Существуют ли какие-то проблемы между этими странами, и если да, то какого они характера?

- Я бы сказал, что отношения между Россией и Азербайджаном за последние несколько месяцев изменились в лучшую сторону. «Московская декларация» это как раз один из показателей того, что Москва от чрезмерно осторожной позиции в отношении карабахского конфликта стремится перейти к реальному миротворчеству. Сложно сказать, насколько этот переход окажется успешным. В этом вопросе присутствует очень много субъективных факторов, и далеко не все зависит от доброй воли посредников, неважно, идет ли речь о  России, Турции или США.

Россия и Азербайджан в определенном смысле выступают конкурентами на энергетическом рынке, но пока что эта конкуренция носит достаточно дружественный или, по крайней мере, не агрессивный характер. Думаю, в условиях резкого обострения отношений между Россией и Грузией, Москву будет вполне устраивать многовекторная политика Азербайджана, которая неоднократно доказывала высокую степень эффективности.

Нынешнее руководство России, как мне кажется, на личностном уровне вполне позитивно воспринимает и принимает логику большинства решений Ильхама Алиева. В наше предельно субъективированное время - это уже очень важное достижение, поскольку на примере российско-украинского конфликта, абсолютно четко видно, что многие факторы взаимоотношений определяются аргументами сугубо субъективного характера. В отношениях между Россией и Азербайджаном этого субъективизма гораздо меньше, а в рамках прагматичной логики всегда проще понимать своего соседа и партнера.

- Азербайджан для Вас - это больше пророссийская страна, или прозападная?

- Я бы ни в коем случае не назвал бы Азербайджан пророссийской страной. Но и со скепсисом воспринимаю заявления о том, что Азербайджан - это прозападное государство.
Ильхам Алиев стремится занять абсолютно внятную и продуманную позицию на стыке интересов России, Запада, других крупных игроков. Это осознанный выбор азербайджанского лидера, и лично мне  кажется, что в Москве его понимают и принимают как должное.

- Последний газовый конфликт между Россией и Украиной актуализировал для Европы вопрос активного поиска альтернативных источников энергоресурсов, одним из которых является Азербайджан. Как эта фактическая конкуренция может повлиять на взаимоотношения между Баку и Москвой?

- Газовый конфликт между Россией и Украиной усилил позиции Азербайджана в большой энергетической игре. Вновь актуализировалась тема газопровода Nabucco. Но я бы не спешил утверждать, что это приведет к новому витку конкурентной борьбы между Россией и Азербайджаном в энергетической сфере. Во-первых, потому, что все еще действует предложение Газпрома о закупке азербайджанского газа. Во-вторых, в силу многочисленных неясностей с перспективами альтернативных проектов. В них слишком много политики и слишком мало реальной экономики, поэтому давайте подождем, по крайней мере, до лета 2009 года, и не будем делать поспешных выводов.

- В Азербайджане возлагают большие надежды на посредничающих в процессе урегулирования карабахского конфликта сопредседателей Минской группы ОБСЕ, которые оптимистично заявляют о возможности достижения существенного прогресса в решении данной проблемы уже в первой половине 2009 года. Разделяете ли Вы их оптимизм? В то же время некоторые азербайджанские политологи считают, что наличие института сопредседательства Минской группы бессмысленно, так как, по их мнению, ключи от решения карабахского конфликта изначально находятся в Кремле. Каково Ваше мнение на сей счет?

- Заявления некоторых азербайджанских экспертов о том, что ключ к решению Нагорно-карабахского конфликта находится в Кремле - это, конечно, для России очень лестно, но не вполне соответствует действительности. В начале 90-х годов - да, дело обстояло именно так. Сейчас же Россия в одиночку вряд ли сможет разрубить «гордиев узел» Нагорно-карабахского конфликта.

Число участников мирного урегулирования уже выросло настолько, что и Турция, и Соединенные Штаты, неизбежно будут претендовать на свою долю «миротворчества», и это обстоятельство нельзя не учитывать.

И Армения, и Азербайджан проводят многовекторную политику, и теперь уже нельзя сказать, что помимо России и Армении нет серьезных партнеров и союзников. А Иран? Да и Турция демонстрирует готовность диалога с Ереваном. И в этой ситуации нельзя с точностью сказать, чья из предложенных платформ разрешения Нагорно-карабахского конфликта окажется наиболее эффективной. А насчет критики работы «Минской группы», да, претензий к ней накопилось и у Азербайджана, и у Армении, но если бы не было института посредников, то альтернативой этому был затяжной конфликт и гибель людей. Поэтому я всегда вспоминаю хорошую русскую пословицу про худой мир и добрую ссору.

Не нужно преувеличивать значение «Московской декларации», но уже сам факт ее появления в этой ситуации, уже можно расценивать как повод для оптимизма.    

Что же касается перспектив разрешения конфликта военным путем, то в ближайший год такая вероятность, на мой взгляд,  достаточно мала.

Фарид Мамедов
Day.Az



URL: http://www.day.az/news/politics/145738.html

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение