Россия, Москва

info@ia-centr.ru

А.Г. Косиченко: НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ И КАЗАХСТАНСКАЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ

27.08.2008

Автор:

Теги:
 

В ИАЦ прошло обсуждение сборника "Содержание и мобилизующий потенциал общенациональной идеи", подготовленный Институтом Философии и Политологии Министерства образования РК.

Сайт начинает публикацию материалов сборника и стенограммы экспертного обсуждения на семинаре 27 августа 2008 г.

 **********************************************************************************

 

Довольно часто говорят и пишут, что в Казахстане до сих пор не выработана национальная идея и, следовательно, ее как таковой еще нет. Из этого затем делается вывод: мол, если это так обстоит на са­мом деле, то нет и государственной идеологии, которая определяла бы направление государственной деятельности в целом. Думается, однако, что это не соответствует действительности. Она, националь­ная идея, есть, есть и государственная идеология, тесно связанная с ней. Они сформулированы в Конституции РК, в «Стратегии-2030», в трудах и выступлениях Президента Н.А.Назарбаева, и их смысл в общей форме сводится к следующему: народ и государство должны делать все для процветания страны, для надлежащего развития экономики, политики, науки и культуры, всех сторон общественной жизни, для создания достойных Человека условий жития - бытия. Какая же может быть другая идея?

Другой вопрос - как реализовать эту идею, каковы, так сказать, пути и способы ее достижения, каковы основные условия ее осу­ществления. Выдающийся представитель немецкой классической философии Гегель, говоря о необходимости как процессе, в данном случае речь ведь идет как раз о идее как жизненной необходимости -расписывал ее моменты так: предмет, условия, деятельность1. В данном случае «предметом» служит наша Республика Казахстан, которая и выступает носителем этой необходимости. Иначе гово­ря, субъектом идеи как необходимости является народ Казахстана в целом, для которого государственная власть (вся совокупность вла­сти) должна служить (в принципе) неким инструментом управления делами страны. Под «деятельностью» можно разуметь деятельность субъекта идеи, т.е. народ вместе с государственными органами и органами самоуправления, созданными им для решения проблем гражданского общежития.

Каковы же «условия», при которых живет и действует народ Казахстана? Речь, конечно, идет об общих условиях, которые так или иначе влияют на реализацию идеи как необходимости. Обычно условия делятся на внутренние и внешние. К внутренним условиям, которые считаются определяющими, можно отнести народонаселе­ние, географическую среду, включая богатство недр Казахстана и, естественно, состояние казахстанского общества, которое определя­ется взаимоотношениями народов и народностей, проживающих в стране, а также народа в целом, с одной стороны, и власти, с другой. Внешние условия, по-видимому, задаются общим состоянием госу­дарственных (политических, экономических и иных) отношений в мире. Вопрос о внешних условиях весьма важен, но в данной статье мы не затрагиваем его, абстрагируемся от него и отметим лишь, что в условиях глобализации относительность деления условий на вну­тренние и внешние становится все более явной: глобализационные процессы могут их запросто поменять местами, усиливать взаимос­вязь и взаимопереходы, их диалектические переливы. Знание этой диалектики и ее учет необходимы как воздух при определении при­оритетов внешней политики государства.

Из данных определений (весьма приблизительных) можно за­метить, что во всех моментах идеи как необходимости фигурирует народ Казахстана: и как субъект идеи, и как деятельностное на­чало, и как определитель внутреннего состояния общества, вну­тренних условий, от которых во многом зависит исход всего про­цесса, - степень реализации идеи. Можно сказать, что понимание национальной идеи (ее различные трактовки) зависит от того, как понимается это начало начал - народ Казахстана. Иногда говорят о «казахстанском народе», что вызывает обычно справедливые нарекания (по аналогии с известным коммунистическим клише о «советском народе»). Но если лишить эти выражения коммуни­стической начинки, то они вполне допустимы. Народ Казахстана, или казахстанский народ - это целостная совокупность народов и народностей, населяющих территорию Республики Казахстан. В таком же смысле говорят «народ Франции» (или французский народ), «народ Англии» (или английский народ), «народ России» (или российский народ) и т.д.

Иначе говоря, эти словоупотребления вполне приемлемы, они вполне законны; просто не следует их нагружать особыми смысла­ми-начинками сверх того, что они на самом деле означают, сверх их реального смысла-денотата.

Итак, ключевым пунктом понимания национальной идеи явля­ется разумение того, что означает понятие народ Казахстана (или казахстанский народ, что одно и тоже). Народ Казахстана - это все жители страны, все население земли казахской2, все без исключе­ния: и казахи, и русские, и украинцы, и представители всех других наций и народностей. Народ Казахстана - это общее название всех жителей Республики, независимо от их расовой, конфессиональной и иной принадлежности. Никакой дискриминации нет и не должно быть, ибо мы живем во вполне цивилизованной, демократически развивающейся стране, в Республике Казахстан. Чисто формально­логически (и лингвистически также) можно было бы на этом закон­чить разговор о национальной идее и сказать: народ Казахстана, сплоченный вокруг одной идеи - идеи процветания Республики Ка­захстан, - дружно и упорно трудится на благо отчизны, на благо всех людей, населяющих казахскую землю.

Однако, данная проблема для более углубленного рассмотрения предполагает свой исторический аспект. И тогда проблема обретает объемный характер, усложняется, обрастая социально-экономиче­скими,   политическими,   социологическими,   социально-психоло­гическими гранями, и требует для своего анализа логики диалек­тической, исходящей из единства логического и исторического. И тогда идея раскрывает свои глубину и богатство содержания, свою логическую структуру, логический строй, определяющий последо­вательность действий, направленных на ее реализацию, придавая ей операциональный (действенный) характер. Ведь идея, чтобы она могла жить и работать, могла быть реализованной, должна опирать­ся на саму живую действительность, вырастать из определенного исторического корня. Таковой живой действительностью и являет­ся история того, как образовался этот казахстанский народ, как он исторически состоялся.

Естественно, возникает вопрос об историческом начале всего это­го процесса, об историческом носителе той деятельности, которая должна соединить его с условиями. Таким исторически деятельным началом выступает казахский народ, который, начиная с середины XV в., образовал самостоятельное государство (в лице казахского ханства), все более расширявшее свое жизненное пространство в борьбе с инородцами. История казахского народа и, соответственно, казахской, нации как государствообразующей начинается, по всем данным исторической науки, именно с этого времени. Это перво­родство, это начало исторического действа как созидания самосто­ятельного государства, имеет принципиальное значение, когда речь вдет о Казахстане, о современной казахстанской действительности. И этого-то никогда нельзя упускать из виду, говоря о казахстанском народе, являющемся исторически вторичным образованием, серд­цевину которого составляет народ казахский.

Можно очень долго живописать то, как возник этот единый спло­ченный дружный казахстанский народ, как он сложился: вспомнить о насильственных переселениях во имя колониальной политики цар­ского самодержавия, о переселенцах времен Великой Отечественной войны, об освоении целины и т.д., то есть о тех исторических событиях, которые прокатились по этой земле, оставляя глубокие рубцы на судьбе казахского народа. Можно весь этот процесс распи­сать чисто количественно и проследить, как менялось процентное соотношение коренного народа и переселенцев. Можно вспомнить о том, что был период, когда казахи составляли меньшинство (что-то около 30%) на своей родной земле и чуть было не исчезли с лица земли вообще, вместе со своим языком и своей самобытной культу­рой. Это все известные факты, и повторяться не будем, ведь речь в данном случае вообще-то говоря не о них, хотя и о них также, ибо о них надо знать и помнить, чтобы внятно говорить о нынешней казахстанской действительности, о современном казахстанском на­роде.

Возвращаясь к теме национальной идеи, следует сказать: про­цветание независимого Казахстана (а ведь именно в этом состоит суть оной) возможно лишь в том случае, если весь народ Казахстана действительно дружно, сплоченно, в едином порыве будет возво­дить прочное здание общего нашего Дома и двигать нашу страну, наше государство в ряды наиболее развитых государств. При этом надо помнить о том, что именно казахский народ является остовом, сердцевиной, ядром того, что мы называем казахстанским народом. Что именно казахский народ является коренным и выступает государствообразующим субъектом, сплачивающим, скрепляющим, объединяющим началом, стараниями которого, благодаря его при­родному дружелюбию, долготерпению, можно сказать, философ­скому складу ума и характера, поддерживается созидательная жизнь того Целого, что зовется Казахстаном...

Тут само собой появляется настороженность, возможно также исторически обусловленная, перед жупелом национализма: не обви­нят ли тебя в предвзятости, казахском национализме? К сожалению, как только заговоришь о национальных нуждах и потребностях, скажем, об исконно казахском вообще, сразу же возникает ситуация отчуждения: мол, это нечто побочное, не главное, преднамеренное, навязчивое, устаревшее, не актуальное, и т.д. и т.п. Возможно, так мне лишь кажется. Долой кажимость, да здравствует действитель­ность! Когда речь идет о национальной идее, о будущем Казахстана, не сказать о казахском народе, о его статусе, о его нуждах и потребностях, о его реальном положении на земле родной, - это по крайней мере не благородно и не благодарно.

К сожалению, положение казахов (прежде всего, экономическое) в Казахстане (вот что обидно!) весьма посредственное, если не ска­зать неважное. Среди казахов (давайте будем откровенными!) боль­ше всего нуждающихся, безработных, малообеспеченных жильем и другими благами. Возьмем, к примеру, жизнь казахов в аулах. В большинстве из них царят разорение, нищета. А ведь именно аулы являются хранилищами казахского менталитета, языка, обычаев, - разорение аула равносильно уничтожение всего казахского, ка­захской нации. И это творится нынче, в современном Казахстане, в условиях независимости. Казахское сообщество раздираемо все более обостряющимися противоречиями (между кучкой богатых и массовой беднотой; между мужской половиной и женской - до­статочно напомнить о неустроенной холостяцкой жизни девушек и парней; между городом и аулом - аул исчезает, города разрастают­ся; между старшим и младшим поколениями и т.д.). Казахский язык находится, образно говоря, в состоянии невесомости: чем больше о нем говорят и пишут, тем, почему-то, ему становится все хуже и хуже, - создается впечатление, что мы, сами казахи, не верим в будущее нашего языка (везде из уст казахов льется в основном рус­ская речь). Или, скорее всего, исходное состояние дел с языком, и не только, было намного хуже, чем предполагали и предполагают спе­циалисты: ведь выдавливали все национальное (в том числе и язык) всевозможными способами, - экономическими, военно-политиче­скими, идеологическими, психологическими и иными, - в течении 70 лет. Чтобы восстановить почти потерянное, пробудить к жизни почти умертвленное, почти угасшее, сколь нужно сил и времени? Каково же состояние казахской культуры и образования? Каково нравственное здоровье казахского населения, его здоровье вообще? Как себя чувствует казахская земля, куда деваются ее богатства?...

Достаточно задаться этими вопросами, чтобы перед непредвзя­тым взором встала неприглядная в целом картина. Ретивые чинов­ники могут сходу возразить и обвинить меня в том, что я сгущаю краски, нигилистически подхожу к оценке реальной действительно­сти. Может быть. Вот- поле для исследований социологических, социально-психологических, социально-философских, политологических, социально-экономических и иных, чтобы воссоздать реальную картину казахстанской действительности3"4. Простые статистические данные тут ни о чем не говорят, ими можно прикрыть любое положе­ние вещей или прикрыться самому от всевозможных назойливых на­пастей, чтобы их не замечать, - необходим же глубокий теоретически насыщенный анализ самой действительности. Уверен в том, что она приблизительно такова, как обрисована мною. Ну, может быть, чуть лучше или чуть хуже, - вряд ли это имеет столь большое значение, чтобы изменить общую оценку. Впрочем, предлагаю создать ком­плексную программу по изучению положения казахов, и готов вой­ти, если, конечно, позволят, в эту группу исследователей. Предлагаю также (это адресовано уже правительству) выработать долгосрочную государственную комплексно-целевую программу, направленную на воссоздание условий для полноценной, достойной человека жизни сельского населения с учетом особенностей жизни казахских аулов, их расселения, их социально-экономического, культурно-нравствен­ного, демографического и иного потенциала.

Конечно, казахскому народу есть чем гордиться и что беречь, как зеницу ока, - это свобода, независимость, суверенное национальное государство, в котором бок о бок, в согласии проживают вместе с казахами представители более ста наций и народностей. Это же воз­лагает на казахский народ огромную ответственность за будущее Казахстана, за будущее всего его населения, казахстанского народа в целом. Казахи, конечно, часть этого целого, но такая часть, ко­торая равносильна этому целому, ибо именно она придает ему то качество целостности, которое лелеет и о котором постоянно за­ботится Президент Н.А.Назарбаев. Этот статус казахского народа, однако, не означает, что он имеет какое-то исключительное право на доминирование, что ему должны быть созданы особые привилеги­рованные условия для его жизнедеятельности и т.д. и т.п. Казахский народ должен быть достоин этого исторически заданного статуса, быть на высоте требований времени, трудиться на благо всего ка­захстанского народа, учиться и овладевать всеми достижениями культуры, науки и техники, совершенствоваться нравственно, не теряя в то же время своей национальной определенности. И, конеч­но же, казахстанское общество обязано воздать должное казахскому народу, уважать его язык и традиции, культуру в целом, бережно относиться к его собственным нуждам и потребностям, ибо ему не всегда удобно бывает напоминать о себе: получается так, как будто бы просишь о том, что должно быть, что естественно, что само собой разумеется. Надо помнить о том, что процветание страны, если, конечно, наша идейная установка действительно заключается именно в этом и сводится к нему, зависит прежде всего от самочув­ствия казахского народа, являющегося гарантом согласия и мира, понимание этого должно стать одной из незыблемых аксиом госу­дарственной идеологии и негласным принципам деятельности всех государственных и негосударственных организаций и учреждений в Республике Казахстан

Примечания

1    Гегель. Энциклопедия философских наук. Т. 1 .Наука логики. - М., 1974.- С 322.

2    Нурманова К. Земля - духовная опора нарда. - Ал маты, 2000.

3    Общенациональная идея Казахстана. Опыт философско-политического анализа. - Алматы, 2006.

4    Кишибеков Д. Национальная идея. - Алматы, 2007.

Косиченко А.Г., доктор философских наук, профессор, зав. отделом Института философии и политологии МОН РК.

 

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение