Россия, Москва

info@ia-centr.ru

ПРЕВРАТНОСТИ "АРАБСКОЙ ВЕСНЫ"

22.07.2012

Автор:

Теги:

ПРЕВРАТНОСТИ "АРАБСКОЙ ВЕСНЫ" ИЛИ

ПОЛУЧИТ ЛИ РАСПРОСТРАНЕНИЕ ЕГИПЕТСКИЙ ЭКСПЕРИМЕНТ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

События и процессы, происходящие в Египте, стали в чем-то повторили то, что произошло раньше в Северо-восточной Африке. Предлагаю читателям ознакомиться с данным материалом и ответить на вопрос, может ли политический ислам, как разновидность "арабской весны", иметь распространение в Центральной Азии?

Египет с мощным политическим, военным, культурным и экономическим потенциалом (ВВП в 2010г составил $ 497,8 млрд., доход на душу населения – $6200), с населением более 81 млн. человек, занимает лидирующее положение среди арабских государств. Происходящие в нем процессы могут оказать заметное влияние на арабский и исламский мир, в том числе на Центральную Азию. Потому важно знать: какие процессы происходят в Египте, и какой вектор развития он изберет.

Для объективной оценки текущих процессов не будет лишней краткая информация о раскладе сил в стране до и после выборов, а также о слоях общества, партиях и группах поддержки, которые стоят за президентом Египта Мохаммедом Мурси.

30 июня вступил в должность президента Египта 61-летний Мохаммед Мурси, представитель умеренного крыла влиятельной организации "Братья-мусульмане" (ОБМ), запрещенной при Мубараке. Высший совет вооруженных сил Египта (ВСВС), перехвативший власть в феврале 2011г, формально передал узды правления страной избранному президенту.

Мурси победил в 18 из 27 провинций, набрал 51,7% от общего числа проголосовавших. Его поддержали в основном бедуины, жители глубинки и городской бедноты.

Соперник Мурси – генерал ВВС в отставке, бывший премьер-министр Ахмед Шафик получил 48,3% голосов. За него проголосовала большая часть интеллигенции, жителей крупных городов, экономически развитой дельты реки Нил.

Социологические опросы, проведенные до парламентских выборов в декабре 2011 года, свидетельствовали, что "Братья-мусульмане" могли рассчитывать примерно на 20% голосов.

В реальности возглавляемая Мурси Партия свободы и справедливости (ПСС), являющаяся политическим крылом организации "Братья-мусульмане", набрала 38% мест в парламенте, салафитская партия "Нур", стоящая на позициях "жесткого ислама", – 29%. На третьем месте – светская партия "Вафд". Завоевав ¾ мест, исламисты уверенно контролировали обе палаты парламента и получили шанс "поставить на место" военную верхушку.

Одухотворенные блистательной победой на парламентских выборах, "Братья-мусульмане" сразу пересмотрели прежнюю договоренность с ВСВС относительно своего неучастия в президентских выборах.

На президентских гонках по различным опросам с большим отрывом первое место занимал бывший министр иностранных дел, бывший генсек Лиги арабских государств Амр Муса, за него проявляли готовность проголосовать до 45% респондентов, а за Мурси, – до 25%.

Но мониторинг общественного мнения, проведенный социологами, в том числе и западными, дал неверные сведения. Исламисты одержали победу и на президентских выборах.

Примечательно, что предварительные опросы оказались ошибочными и 20 лет назад в Алжире, где неожиданно для правящей элиты и военных верх взяли исламисты. Для недопущения возврата страны к "раннему исламу", пришлось использовать армию и пролить много крови. Та же история, но с относительно меньшими жертвами, повторилась в Марокко и Мавритании, затем в Тунисе и Ливии.

Причины ошибочных прогнозов

В чем причина резкого расхождения результатов между многочисленными опросами и реальным голосованием?

Дело в том, что социологические опросы проводились халтурно, в основном по телефону, которого большинство безграмотных бедуинов, сельской и городской бедноты не имеет. В опросах после выхода из кабины для голосования интервьюируемые признали, что не имели никакого представления о программах соперничающих кандидатов и партий, но в знак солидарности голосовали за "истинных правоверных".

Из-за недостаточного учета специфики традиционного исламского общества, стадного поведения далеких от политики безграмотных мусульман, которые при голосовании следовали рекомендациям своих духовных наставников и шейхов (старост), прогнозы социологов не оправдались. Дезориентированные военные, политики и политтехнологи были шокированы результатами выборов.

Победа исламистов (не только в Египте) оказалась сюрпризом как для них самих, так и для властной (военной) элиты, не ожидавшей сокрушительного поражения.

В ходе предвыборной кампании страна разделилась практически на два противоборствующих лагеря. На политической арене боролись в основном исламисты и военные. Электорат был поставлен перед выбором одного из двух зол: либо военно-бюрократический авторитаризм, либо исламская диктатура с программой "исламского пробуждения".

Следует признать, что многим гражданам 60 лет беспрерывно руководивший страной военный режим осточертел. В глазах безграмотных и малообразованных масс, охваченных антиизраильскими, антиамериканскими настроениями, ставленники военного режима проецировались коррупционерами, отщепенцами, агентами Запада. Видимо потому большинство египтян решило отдать предпочтение исламистам.

Поляризация общественного мнения

Чтобы убедить интеллектуала в чем-либо, обычно апеллируют к его знаниям, разуму и способности мыслить рационально. Чтобы обвести вокруг пальцев тугодума, играют на его эмоциях и религиозных чувствах.

Поляризации общественного мнения способствовали радикальные лозунги, выступления лидеров и проповедников исламистских организаций.

На президентских выборах вначале кандидатом в президенты был выдвинут главный спонсор ОБМ, миллионер Хейрат аш-Шатер, который исхитрился стать богатейшим человеком, находясь в подполье и часто в тюрьме. После его отстранения с президентской гонки, единым кандидатом от исламистов стал запасной игрок – Мохаммед Мурси. Он выступал с программой "национального возрождения", подготовленной Х. Шатером, лозунгом которого был: "Я президент, моя главная задача – ввести в Египте полный шариат".

Исламисты сумели сформировать слаженный и энергичный предвыборный штаб, провести яркую избирательную кампанию. Они выступали с учетом специфики каждой аудитории. Играя на чувствах верующих, призывали проявлять верность базовым нормам, вернуться к традиционным исламским добродетелям, требовали от электората объединиться вокруг фигуры единого кандидата.

Для консолидации верующих вокруг собственной персоны, Мурси апеллировал к отсталым слоям общества, радикальной улице, являющихся социальной базой фундаменталистов, лозунгами типа "Коран - наша Конституция", "Пророк – наш вождь", "Джихад – наш путь", "Смерть во имя Аллаха – наша цель", чем срывал бурные аплодисменты. http://www.svobodanews.ru/content/transcript/24625540.html

Акцентируя внимание на идеи социальной справедливости, борьбы с коррупцией, построение светского государства на основе шариата, Мурси практически ничего не говорил о социальной и экономической модернизации страны.

Было немало и экстремистских речей. Например, один из руководителей салафитов Сафват Хиджази утверждал, что Египет является исламским государством, "а тот, кому не нравится, может уехать". Миллионам египетских христиан он предлагал сделать выбор – либо жить в исламском государстве и подчиняться законам шариата, либо иммигрировать заграницу. "Будущей столицей Египта станет не Каир, не Мекка и не Медина, а Иерусалим". "Мы либо одержим победу, либо погибнем мученической смертью в этом городе", рыдал Хиджази в микрофон. http://www.zman.com/news/2012/06/24/129282.html

Исламистская риторика и примитивные популистические приемы Мурси, его штаба, духовных наставников, которые требовали от адептов солидарного голосования, оказались более понятными и приемлемыми для большинства населения Египта. Исламисты под предводительством хорошо организованной ОБМ выиграли вначале парламентские, затем президентские выборы благодаря демократическим процедурам.

В светской аудитории некоторые лидеры ОБМ уверяли, что не собираются строить теократическое государство, заматывать женщин в хиджабы, высказывались за развитие Египта по светской модели. А Мурси говорил, что не будет преследовать христиан, но настаивал на необходимости перевода государства "на исламскую основу", соблюдения норм шариата.

Угрозы

После известных событий на площади Тахрир в стране сложилась напряженная ситуация. Большую активность проявляла агрессивная толпа, поддержавшая Мурси, большинству которой недоступно мышление даже на уровне элементарного рассудка. Не могло не обеспокоить президента поведение безграмотных фанатиков, почувствовавших себя причастными к власти, которые возомнив себя знатоками ислама и шариата по праву рождения мусульманами, норовят наставлять, учить, как жить и вести себя, преподавать уроки нравственности любому, даже высокообразованному человеку, особенно женщинам.

С людьми, не способными критически мыслить, легче манипулировать, но трудно удерживать их в рамках закона. Так, некоторые взбесившиеся исламисты, самочинно насаждающие нормы шариата в зоне своего присутствия, организовывали поджоги и взрывы коптских церквей, нападения на предвыборные штабы Шафика, на христиан, совершили надругательство над рядом западных журналисток за открытую европейскую одежду, прямо на площади Тахрир.

Исламисты, как и в ряде мусульманских государств, где правительство чувствует себя неуверенно, устраивали, говоря юридическим языком, настоящий самосуд, который так и остался не только безнаказанным, но порой и не расследованным. Фанатикам неведомо милосердие – главная черта верующего, отличающегося от дьявола благодеяниями. К сожалению, вопиющие факты вандализма, изнасилования женщин, принуждение просто "подозрительных", с морального взгляда мракобесов, девушек пройти проверку на девственность, вызывают отвращение и осуждение у редких мусульман.

Не случайно светская часть общества боится возрождения архаических традиций, насаждения дискриминационных отношений и норм в быту. Настораживает ее и тот факт, что с ростом влияния фундаментализма на общественные процессы после свержения Мубарака, участившихся публичных надругательств над европейками, женщины спешат адаптироваться к меняющейся обстановке в быту и стране. Так, заметно возросло количество женщин, облаченных в хиджабы и иные исламские одеяния главным образом в провинции и окраинах городов.

Поступают они так по собственной инициативе или по требованию мужской части семьи, прежде всего, по соображениям личной безопасности, во избежание оскорбительных выпадов со стороны бородатых радетелей ислама с окостенелыми представлениями о традиции и нормах шариата. Но в многолюдных, освещенных районах крупных городов женщины одеваются пока по-европейски.

Следует отметить, что Мубарак относился к демократическим кругам с подозрением, вытеснял их из общественно-политической жизни. Значительная часть интеллектуальной элиты, способная оказывать позитивное воздействие на общество, выехала в арабские страны и на Запад на заработки. Ввиду пассивности и раздробленности демократических сил, светская оппозиция не смогла объединиться вокруг единой кандидатуры на парламентских выборах.

Реальность избрания исламиста президентом, агрессивные выходки фанатиков, экстремистские выступления исламистских проповедников не только изменили взгляды просвещенной молодежи, интеллектуалов, но и возбудили у них исламофобию.

Не желая надеть на себя шариатский намордник, укутать женщин в хиджаб, они сочли целесообразным консолидироваться на президентских выборах вокруг военной верхушки, которую раньше называли "хунтой, перехватившей власть". Связали свою судьбу с ней и религиозные меньшинства, прежде всего православные копты.

Но расклад сил в стране в то время был таков, что избрание президентом не кандидата от исламистов могло спровоцировать взрыв массовых протестов.

Расширение полномочий военного совета

Предвидя победу Мурси, ВСВС предпринял экстренные превентивные меры накануне проведения второго тура президентских выборов.

14 июня Конституционный суд Египта, проверив законность прошлогодних парламентских выборов, признал нелегитимными результаты выборов, проведенных по мажоритарному принципу (30% мест в парламенте), по итогам которых исламистам досталось свыше 90% мандатов. (В одномандатных округах, выдавив с гонки потенциальных соперников под угрозой расправы, исламисты фактически провели безальтернативные выборы, чем нарушили принцип состязательности).

Основываясь на вердикт Конституционного суда, 15 июня ВСВС объявил о роспуске парламента и сохранении за собой права законодательной инициативы. 17 июня он обнародовал поправки к Конституционной декларации, в соответствие с которыми президент лишался контроля над кадровыми назначениями в армии.

ВСВС выразил готовность передать власть избранному президенту и гражданским структурам, но наделил себя правом формирования (роспуска) Конституционного совета, наложения вето на новую конституцию, текст которой еще не написан.

В тот же день маршал Хусейн Тантауи издал указ о формировании Совета обороны, ведающего вопросами национальной безопасности. В состав Совета, возглавляемого президентом, войдут спикер парламента, глава правительства, ключевые министры, руководители армии и спецслужб.

Отведя будущему президенту роль номинального главы государства и ответственность за деятельность исполнительной власти, ВСВС de facto установил свой контроль над страной, чего ряд экспертов счел равносильным военному перевороту.

Ввиду отсутствия конституции (отмененной раньше) и роспуска парламента, которые могли бы определить прерогативы президента, Мурси вынужден принять, по крайней мере временно, статус-кво.

Предпосылки победы

"Братья-мусульмане" даже подвергаясь беспрерывным преследованиям при прежних режимах и после отказа от террора, много сделали в социальном плане: открывали доступные для бедноты поликлиники, больницы, школы, организовывали бескорыстную помощь людям в строительстве и ремонте мостов, дорог и домов, устраивали бесплатные обеды. Благодаря плотной работе с электоратом они завоевали большую популярность, реально влияли на общественные процессы.

Войдя в парламент, исламисты активно участвовали в дебатах, выступали с законотворческими инициативами, рассылали депутатские запросы, подавали судебные иски на крупных коррумпированных чиновников и защищали несправедливо наказанных.

Проблемы экономики

"Революции никогда еще не облегчали бремя тирании, а лишь перекладывали его на другие плечи", – писал Б. Шоу.

Избрание Мохаммеда Мурси президентом пришелся на период обострения политической и социально-экономической обстановки в Египте. Как всегда бывает после любых революций, экономика оказалась в жутком состоянии. Большинство трудящихся и частных компаний исправно получали зарплату и в дни участия в манифестациях, и за прогулы. Причиненный ущерб хозяйствующим субъектам частично покрывался правительством из бюджета и других источников.

За год от $36 млрд. золотовалютного резерва осталось 15 млрд. Туристическая отрасль, дающая львиную долю дохода страны и рабочих мест, находится в упадке. За год приток иностранных туристов сократился на треть. Курортные зоны Египта: многие отели, рестораны, пляжи, развлекательные центры – частично опустели. Сократилось количество торговых точек вокруг них. Уровень безработицы за год возрос с 10% до 14%. Темпы инфляции удвоились.

Если "Братья-мусульмане", салафиты под руководством Мурси решатся на реализацию лишь части программы "ислам - вот решение", то выбор такого вектора, несомненно, отпугнет иностранных туристов и инвесторов. В страну, где людям небезопасно ходить в открытой или пляжной форме, посещать пирамиды, Александрию и т.п., мало кто приедет.

Египет во многом живет за счет туризма. Каждый третий доллар в египетскую экономику, включая ежегодную финансовую помощь США в размере $1,3 млрд. за соблюдение мирного договора с Израилем, поступает по разным каналам от иностранцев, которые так смущают исламистов.

Зависимая от туризма и внешней торговли экономика требует, прежде всего, отсрочки шариатских закруток. Ключ к успеху – толерантность и сотрудничество со всеми странами. Политическим силам надлежит охладить страсти и взять на себя ответственность за восстановление разрушенной экономики, социальной сферы.

В этом деле бесценна роль военной верхушки. Египетская армия не только мощная политическая сила, но и крупнейший предприниматель, контролирующий до 40% экономики, туристической отрасли, инфраструктуры. Она заинтересована в поддержании стабильных отношений со всеми государствами, особенно с США.

Продолжение экономической помощи США и их союзников Каиру зависит от того, насколько власть собирается развивать демократические процессы, соблюдать права женщин, этнических и религиозных меньшинств, международные обязательства, в том числе Кэмп-дэвидский мирный договор с Израилем от 1979г.

В ходе визита в Каир 14-15 июля госсекретарь Хилари Клинтон выразила поддержку Соединенных Штатов народу Египта и его демократическому выбору, приветствовала переход к гражданскому правлению. Она информировала о намерении США выделить на развитие бизнеса в Египте кредиты на сумму в $250 млн.

Противоречивые высказывания

Противоречивые выступления Мурси до выборов и в статусе президента Египта вызвали взаимоисключающие оценки относительно вектора развития Египта. Президент частично отошел от предвыборных лозунгов, высказался в пользу светского развития Египет, с почтением отозвался о военных, в то же время указал на необходимость возобновления работы распущенного ВСВС парламента, где доминировали представители исламских партий.

После оглашения результатов выборов Мурси выступил с обращением к нации о приверженности его страны всем международным договорам и обязательствам, в том числе мирному договору с Израилем, но добавил, что его правительство будет отстаивать права палестинцев. http://news.mail.ru/politics/9381115/.

Затем он заявил, что революция будет продолжаться вплоть до выполнения всех ее требований. Подтверждая намерение Мурси, видный деятель ОБМ Белтаги сказал, что активисты движения продолжат манифестации до дезавуирования распоряжений ВСВС о роспуске парламента и ограничения полномочий президента. http://www.zman.com/news/2012/06/24/129282.html

Между тем, незадолго до оглашения результатов выборов в интервью иранскому информационному агентству Fars Мурси высказался в пользу восстановления отношений с Ираном и пересмотра договора с Израилем. Эти утверждения были опровергнуты сначала руководством "Братьев мусульман", затем и египетским информационным агентством Mena. Но иранское агентство сообщило, что располагает оригиналом аудиозаписи заявления Мурси.

Следует напомнить, что годом раньше Египет разрешил иранским боевым судам впервые с 1979 г пройти через Суэцкий канал, чем усилил беспокойства Израиля относительно перспектив сотрудничества с Каиром.

Коснувшись вопросов внутренней политики, Мурси обещал обеспечить "настоящее развитие экономики страны". "У нас много ресурсов, просто раньше ими плохо управляли. Отныне они будут служить интересам всего общества. Я призываю вас всех участвовать в проекте возрождения. Мы все, и мусульмане, и христиане, должны восстановить страну", - подчеркнул президент.

Новое распределение властных полномочий?

Со дня вступления в должность Мурси оказался втянутым в конституционный кризис. Он пытается взять в свои руки бразды правления страной, ограничить полномочия военной верхушки. Действуя наперекор решениям Конституционного суда и ВСВС, первым делом он издал указ о возобновлении деятельности парламента, потребовал пересмотра вердикта Конституционного суда о его роспуске.

Египетский парламент собрался на заседание 10 июля утром до оглашения решения Конституционного суда. Суд повторно подтвердил свой вердикт о нелегитимности парламента, подлежащий безусловному исполнению всеми государственными институтами, а ВСВС призвал Мурси соблюдать законность.

Действия военной верхушки были восприняты исламистами как предостережение президенту. Они заявили, что именно военные, наделившие себя громадными полномочиями и распустившие парламент, нарушили закон, и выразили решимость проводить миллионный марш протеста до возобновления работы парламента.

Конституционный суд Египта отменил указ президента страны о созыве парламента. С целью снижения накала напряженности Мохаммед Мурси 11 июля заявил о готовности выполнить решение суда, но обещал проводить консультации с целью поиска "разумного выхода из политического кризиса".

Ситуация круто изменилась после визита госсекретаря США Хилари Клинтон в Каир. Она рекомендовала военному руководству уважать итоги прошедших президентских выборов, передать как можно больше полномочий гражданской администрации и постепенно сосредоточиться исключительно на вопросах обеспечения национальной безопасности.

Клинтон выразила поддержку процессу перехода к демократии в Египте и отметила необходимость сотрудничества различных политических сил. Пребывание госсекретаря в Каире сопровождалось протестными акциями у здания посольства США и президентского дворца. Манифестанты выражали недовольство наметившимся "альянсом между Вашингтоном и исламистами".

Полагаясь на поддержку США, президент Мурси подписал указ № 79 относительно формирования Учредительного собрания, идущий вразрез с решениями и ВСВС, и Конституционного суда. Теперь следует ожидать повторного созыва парламента. Если это не удастся, Мурси постарается создать условия для избрания нового парламента, в котором опять преобладали бы исламисты и продолжать при их помощи борьбу за восстановление полномочий президента.

Распутье

Мурси знает, что за ним стоят в основном темные силы. Они начинают настойчивее требовать своей доли во "властном пироге", передела собственности, устранения от власти замешанных в коррупции военных и бюрократов, а в кадровой политике – делать ставку на "благоверных, отвечающих запросам истинных мусульман".

Египет находится перед выбором между исламизацией общественно-политической жизни и авторитарным военно-бюрократическим режимом. Каждая из сторон ведет борьбу за свои идеалы на государственном и общественном уровне, на уровне личного выбора. Риск сползания в одну из двух крайностей, встать на позицию мстительного противника высок. Подтверждением тому служат продолжающиеся манифестации десятков тысяч египтян на площади Тахрир в поддержку Мурси, его курса на исламизацию страны.

Недооценивать возможность исламизации Египта так же опасно, как и ее переоценка. Для объективной оценки достаточно вспомнить программу Мурси, экстремистские предвыборные лозунги. Даже частичное их воплощение в жизнь может создать взрывоопасную ситуацию в стране и регионе.

Развитие процессов в форме наступления исламского патриархата, бытового мракобесия, пренебрежительное отношение к иноверцам, светским кругам чреваты конфликтами вплоть до кровопролития. Если события будут развиваться по сценарию противостояния, то придется действовать вопреки справедливости, закона и норм морали.

Компромиссный подход президента к решению ряда ключевых задач, отсрочка выполнения нереальных предвыборных обещаний и лозунгов может вызвать недовольство "Братьев мусульманам" и особенно салафитов.

Формальный выход Мурси из их рядов позволяет критиковать его решения с позиции исламистов. В таком случае всегда можно сослаться на недостаток полномочий, переложить вину на военных.

Вслед за победой и восторгов должен наступить период отрезвления и у исламистов. Вопрос в том, сможет ли Мурси выдержать давление своих влиятельных патронов и сторонников, продемонстрировать необходимую гибкость, ответственность и стать президентом для всех египтян.

Возможные сценарии развития событий

Происходящие в Египте процессы, действия президента Мурси и стоящих за ним исламистских кругов, вызывают полярные оценки экспертов.

Учитывая перспективы трансформации фактов, наподобие упомянутых, в тенденцию, ряд наблюдателей полагает, что усилиями президента Мурси и его единомышленников может быть запущен процесс исламизации, внедрения поголовного шариата и даже "иранизации" Египта. Возможность такого поворота событий наводит на тревожные размышления, накаляет страсти.

Но Египет – не Иран. У египтян нет своего харизматичного Хомейни, (ораторский талант которого вызывал бы экстаз миллионной аудитории), способного выдавить из власти светские структуры и добиться воцарения теократии. Потому перспектива получить второй Иран во взрывоопасном регионе – маловероятна.

Мурси неоднократно выражал желание заимствовать опыт государственного строительства, основанного на исламских ценностях, турецкой консервативной исламистской "Партии справедливости и развития". Судя по всему, армия, как и ряд других участников политического процесса, могут согласиться на запуск процесса постепенной трансформации Египта государство с преобладанием светской формы ислама, наподобие Турции.

Военные правили Египтом 60 лет и удерживают реальную власть. Они пока в силах воспрепятствовать деградации светской политической системы. ВСВС может вступить в диалог с Мурси относительно передачи ему части своих полномочий, но на определенных условиях.

Египетских военных беспокоит пример Турции, где армейскую верхушку, насаждавшую в стране европейскую систему ценностей, образования и культуры, предали суду по обвинениям в государственной измене. Для гарантии собственной безопасности они хотели бы сохранить суверенный статус армии, играть если не доминирующую, то важную роль в стране, оставаясь в тени.

Умеренные исламисты

В пользу проведения умеренной политики президентом Мурси свидетельствует ряд факторов.

В составе руководства ОБМ достаточно состоятельных и имеющих светское образование людей: врачей, инженеров… Есть среди них предприниматели, имеющие опыт управления бизнесом, толковые юристы, не раз побеждавшие на политизированных судебных процессах, но нет профессиональных боевиков. Верховный наставник ОБМ профессор Мохаммед Бадье преподает на медицинском факультете университета Заказык близ Каира.

Мурси с отличием окончил Каирский университет в 1975г. По базовой специальности – инженер-физик, специалист по металлосплавам, профессор, зав. кафедрой инженерного факультета университета Заказык (1985-2000гг). Автор десятков научных статей по физическим свойствам покрытий твердых сплавов.

В 1978 г получил грант на учебу в университете Южной Калифорнии в США. Благодаря успешной учебе дорос до должности ассистента профессора. Под научным руководством профессора три года работал над проектом защитного покрытия двигателей третьей ступени космических аппаратов НАСА. Защитил степень магистра в 1982г и в 1985г научную степень доктора (кандидата) физико-технических наук. Двое из пяти сыновей Мурси родились в Калифорнии и имеют американское гражданство.

Мурси член организации "братьев-мусульман" с 1979г, в 1992г вошел в состав ее правления. Имеет опыт работы в парламенте. Являлся инициативным депутатом в 2000-2005гг. 30 апреля 2011г Мурси был избран председателем Партии Свободы и справедливости – политического крыла организации "братьев-мусульман".

"Братья мусульмане" еще 50 лет назад отказались от террористических методов борьбы, утверждают, что не являются радикальными исламистами. По их мнению, ислам не должен ассоциироваться с насилием и беззаконием, любые конфликты должны решаться мирными средствами.

Мурси, имеющий хорошую репутацию, позиционирует себя как умеренный исламист и политик-реалист. Как представляется, вряд ли он пойдет на поводу экзальтированных исламистов, неугомонной "арабской улице", требующих создания исламского государства и введения законов шариата.

К тому же, круто изменить образ жизни египетских женщин, одетых на современный лад, укутать их в хиджаб будет не так-то просто.

Возможность компромисса

Принципиальные противоречия между сторонников исламского и светского пути развития создали патовую ситуацию. Ни генералы, ни исламисты в одностороннем порядке не способны обеспечить спокойное развитие страны.

Справиться с неотложными проблемами без компромисса с ВСВС, без поддержки Запада проблематично. Логика развития политических процессов требует от Мурси проявления сдержанности, благоразумия и, главное, прагматизма.

Одно дело находиться в оппозиции и критиковать власть, совершенно другое дело – самому решать сложнейшие проблемы страны. Видимо осознав свою ответственность за состояние дел в стране Мурси, сразу после оглашения результатов выборов, объявил о выходе из рядов организации "Братьев-мусульман" и ее политического крыла - Партии свободы и справедливости, чтобы стать "президентом для всех египтян".

Президент заявил о решении сформировать коалиционное правительство, включении в его состав и представителя христианского меньшинства. Такая мера может служить платформой для продолжения диалога с военной верхушкой. Обеим сторонам предстоит приложить максимум усилий для предотвращения сползания страны в царство мракобесия, выхода общественных отношений за грань цивилизованных норм.

В настоящее время обстановка далека от стабильности. Двоевластие, борьба за власть предвещают длительную полосу политической нестабильности. Исламисты отличаются принципиальностью: они редко идут на компромисс, а в вопросах власти – практически никогда. Возможны и неожиданные повороты событий. Любое взаимопонимание между военной верхушкой и Мурси будет способствовать разрядке обстановки.

Словом, продолжающаяся египетская революция оставляет много безответных вопросов, важнейший из которых – будущее Египта. Текущий процесс не обещает быть простым. Какой вектор развития выберет Египет: исламский или светский, решится в борьбе доминирующих сил.

P.S. В настоящее время в Центральной Азии мечетей больше, чем культурно-просветительных и спортивных объектов. Численность мусульман, справляющих пятничные молитвы в мечетях, растет с каждым годом. И среди них порой обнаруживаются фанатики, экстремисты и даже террористы. Общественные процессы, проистекающие у нас, в какой-то мере напоминают то, что делается в Египте. А на ваш взгляд?

Ташпулат Юлдашев, политолог

 

Источник - ЦентрАзия

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение