Россия, Москва

info@ia-centr.ru

На перекресте цивилизаций

11.09.2011

Автор:

Теги:
Летом этого года Казахстан впервые возглавил Совещание министров иностранных дел Организации исламского сотрудничества, бывшей ОИК, и тем самым перевел свои отношения с исламским миром на качественно новый уровень. Отныне республика, считающаяся самой северной периферией мусульманского мира, должна будет активнее вовлекаться во многие процессы бурлящего Востока. Это, безусловно, большая ответственность и одновременно серьезный вызов для нашего государства.

Так получилось, что председательство Астаны в крупнейшей региональной организации, которую называют не иначе как «исламской ООН», совпало с серьезными потрясениями в ряде ближневосточных стран. Речь идет, прежде всего, о смене многолетних режимов в Египте и Тунисе, гражданском конфликте в Ливии и Йемене, вооруженных столкновениях в Сирии и обострении ситуации вокруг иранской ядерной программы. Для Казахстана ситуация осложняется тем, что если ещенесколько месяцев назад от него никто не ожидал реакции по этим международным проблемам и он мог позволить себе держать паузу, то сейчас, как председателю СМИД ОИС, ему нужно будет проговаривать свое мнение. Или же, по крайней мере, выражать консолидированную позицию ведущих мусульманских стран по тому или иному деликатному вопросу. А этоочень непросто, ведь необходимо соблюсти свои стратегические интересы иучесть различные потребности и пожелания других сторон. В частности, генеральный секретарь ОИС Экмеледдин Ихсаноглу выразил крайнюю озабоченность ситуацией в Сирии и призвал президента этой страны Башара Асада прекратить силовое давление вооруженной оппозиции. Того же мнения придерживаются и лидеры некоторых арабских государств, которые выразили свое недовольство политикой сирийского правительства отзывом дипломатов.Между тем Асада поддерживает Тегеран, который солидарен с Дамаском и считает, что Сирия стала «жертвой иностранного заговора».

Большинство стран исламского мира, как иКазахстан, стараются держаться подальше от нового конфликта на Ближнем Востоке. Но в любом случае, налицо серьезные расхождения в ОИС. В этом смысле еще более ярким примером является отношение исламской уммы к палестинской проблеме и - шире - неутихающему несколько десятилетий ближневосточному конфликту. Следует напомнить, что консолидация мусульманских государств на основе религиозной солидарности во второй половине XX в. проходила во многом под влиянием неурегулированного арабо-израильского противостояния. В уставе ОИС зафиксировано, что именно в Иерусалиме должна находиться штаб-квартира этой крупнейшей исламской организации.

Тема ближневосточного урегулирования и сегодня обязательно присутствует в итоговых декларациях форумов «исламской ООН». К примеру, на прошедшем в конце июня саммите в Астане, где Организация Исламская конференция получила свое нынешнее название, все участники встречи, по словам генсека ОИС Э.Ихсаноглу, «выразили поддержку учреждения независимого палестинского государства со столицей вВосточном Иерусалиме, куда в этом случае перенесут штаб-квартиру ОИС изсаудовского города Джидда».

С учетом того, что Израиль выступает против создания палестинского государства без выполнения предварительныхусловий и договоренностей со стороны палестинских властей, последняя декларация ОИС носит явно антиизраильский характер. Однако особой интриги здесь нет. Практически все документы ОИК-ОИС, затрагивающие ближневосточный процесс, так или иначе, отстаивают интересы палестинцев.Другое дело, что со временем даже в исламских государствах отношение к арабо-израильскому противостоянию менялось. Известна ситуация, когда часть стран ОИС отказываются признавать Израиль в знак поддержки палестинцев, а другие, например, Египет и Иордания, не только подписали мирный договор с Тель-Авивом, но и поддерживают с ним дипломатические и экономические отношения.

История ОИС вообще полна разногласий и противоречий. Уже третья встреча членов организации на высшем уровне в 1981 г. в Мекке проходила в весьма тревожной обстановке: Ирак воевал с Ираном, а Ливия ввела свои войска в Чад. Кроме того, из-за мирного договора с Израилем членство Египта в организации было «заморожено». Та же участь постигла и Афганистан, где к власти пришел коммунистический режим. Показательна также и ситуация 1991 г., когда 12 арабских стран бойкотировали очередной саммит ОИК в знак протеста против поддержки Иорданией и палестинцами захвата Ираком Кувейта. Глубокий конфликт интересов внутри ОИК наблюдался и в 1998 г. на саммите в Тегеране. ТогдаПакистан, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты признали афганское движение «Талибан», против чего резко выступил Иран, оказывающий помощь антиталибскому Северному альянсу под руководством Ахмад Шах Масуда и Бурхануддина Раббани.

Не менее сложная ситуация складывается внастоящий момент не только вокруг Ливии и Сирии, но и по поводу дальнейших перспектив иранской ядерной программы. В частности, в публикациях на скандально известном сайте WikiLeaks была представлена информация о том, что ряд лидеров монархий Персидского залива выступали за нанесение военного удара по Ирану и якобы согласились предоставить свое воздушное пространство военным самолетам НАТО и Израиля.

Помимо прочего, многие арабские государства подозревают Тегеран в поддержке различных радикальных ближневосточных организаций, которые ведут борьбу против местных правительств. Злые языки уверяют, что именно Иран является главным спонсором радикальной религиозной организации ХАМАС в Палестине и «Хезболлах» в Ливане, а иранские спецслужбы тесно связаны с экстремистскими группировками в Йемене, Ираке и Афганистане.

Словом, невидимыена первый взгляд, но зачастую принципиальные, по сути, противоречия внутри исламского мира для любого председателя СМИД ОИС представляют вполне конкретные сложности. Лавировать между интересами различных странили групп государств, все равно, что ходить между струйками дождя и пытаться остаться сухим.

Впрочем, Казахстану к подобного рода трудностям не привыкать. Проводя многовекторную политику, он научился балансировать между различными геополитическими центрами силы, действующими в Центральной Азии и соседних регионах. При этом казахстанская многовекторность закалялась в довольно тяжелых условиях. Нужно было вырабатывать такую модель взаимоотношений, при которой не страдали собственные национальные интересы и сохранялись дружественные отношения со всеми государствами ближнего и дальнего зарубежья.

Это умение уже выручало Казахстан в непростой ситуации. Например, когда ему во время председательства в ОБСЕпришлось искать общий язык для Запада и России. Как известно, серьезныйконфликт между США и Евросоюзом, с одной стороны, и Россией - с другой -произошел из-за пересмотра базового принципа Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе - нерушимости государственных границ. В последние годы Вашингтон и его европейские союзники признали независимость Косово. В свою очередь, после августовского конфликта 2008г. Москва признала независимость Абхазии и Южной Осетии. Казахстан не поддержал ни американскую, ни российскую инициативы, считая, что принципнерушимости границ в Европе по-прежнему должен действовать. При этом решение казахстанского руководства зарубежные партнеры встретили с пониманием. По крайней мере, именно стремление остаться нейтральным в конфликте Запада и России во многом и обеспечило их поддержку нашего государства при обсуждении кандидата на роль председателя в ОБСЕ.

Здесь же можно вспомнить, что именно Астана в июне этого года выступила своеобразным посредником между Москвой и Пекином, предложив им компромисс по вопросу расширения Шанхайской организации сотрудничества. Россия, напомним, выступала за принятие в полноправные члены ШОС Ирана и Индии, а Китай поддерживал кандидатуру Монголии и Пакистана. Одним из важных документов, подписанных на юбилейном саммите ШОС, как раз стал меморандум о приеме врегиональную структуру новых стран. Положение о порядке приема новых членов в организацию впервые конкретизировало соответствующие механизмы иправила. Таким образом, в условиях, когда нельзя было и дальше сохранять мораторий на прием новых членов, участники ШОС нашли изящный выход из положения и отказать тому же Ирану или Индии. Первому мешают санкции Совета Безопасности ООН, а Индии и Пакистану - нерешенные территориальные споры.

Вообще надо отметить некую тенденцию: возглавляя ту или иную региональную структуру, Астана неожиданно оказывается на самом острие противоречий или в центре громких событий. Так, во время казахстанского председательства в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе и в самом начале лидерства республики в Шанхайской организации сотрудничества произошли беспорядки вКыргызстане. Будучи председателем ОБСЕ и ШОС, Казахстану пришлось поднимать вопросы, связанные с конфликтом в соседнем государстве, и играть определенную роль в урегулировании проблемы. Сейчас, возглавив ОИС, Казахстан не может оставаться в стороне от бурных потрясений на Ближнем Востоке.

Однако, что касается ОИС, то ситуация здесь выглядит несколько иначе. Дело в том, что данная организация по большому счету отражает иллюзию единства разобщенного исламского мира, который сам по себе очень сложен и многообразен. ОИС представляет собой самую большую и общую организацию мусульманских государств. Но в силу того, что она объединяет государства неоднородные по социально-экономическому уровню и моделям государственного устройства, здесь есть светская Турция и религиозный Иран, достигшие высокого уровняразвития страны Персидского залива и бедные государства Экваториальной Африки, монархии, республики и даже экзотические организации вроде Движения народа моро, то, как следствие, ОИС является сложной организацией с непонятной иерархией и приоритетами. Добиться какого-то согласованного решения в рамках ОИС по тому или иному животрепещущему вопросу - крайне сложно. Кроме того, в отличие от таких организаций как ООН, которой ОИС стремится подражать, или ОБСЕ, объединение исламских государств не располагает соответствующей правовой базой и инструментамидля закрепления своих решений для претворения их в реальную жизнь.

К примеру, в начале августа секретариат ОИС выразил обеспокоенность из-за введенного в Таджикистане запрета на посещение мечетей несовершеннолетними. Однако таджикское руководство полагает, что таким образом оно решает важную задачу для дальнейшего развития государства и общества. Власти страны уверяют, что стремятся защитить себя от чрезмерной радикализации верующих. Вообще это крайне редкий случай, когда организация комментирует внутренние дела какого-либо государства-члена ОИС. Для нее всегда была характерна сдержанность. Подтверждением тому является отсутствие резкой критики ОИСв отношении межконфессиональной ситуации и конфликтов в Ливане, Сирии или Ираке.

Примечательно, что Казахстан, который сам в настоящее время столкнулся с проблемой политизации ислама, практически не отреагировал на заявление секретариата ОИС. Вместо этого,председатель СМИД этой организации глава казахстанского внешнеполитического ведомства Е.Казыханов написал в Twitter, что «казахстанцы могут поддержать призыв Организации исламского сотрудничества в месяц Рамадан и оказать помощь Сомали и другим странам Африки».

Пикантность ситуации заключается в том, что именно Таджикистан передал Казахстану эстафету председательства в СМИД ОИС и сейчас он входит в т.н. «тройку председателей» - постоянный комитет, где также представлены генеральный секретарь организации и Саудовская Аравия. По сути, этот орган и формирует консолидированную повестку дня организации. Однако, как видно, компромисс трудно найти даже в узких рамках постоянного комитета.

В каком-то смысле такое положение вещей облегчает Казахстану задачу председательства в СМИД ОИС. По крайней мере, ему не придется самостоятельно формулировать сложные вопросы, касающиеся международной обстановки, а, скорее, нужно будет собирать различные мнения и суммировать их.

Однако Астана вряд ли захочет превратитьсвое председательство в простую формальность. Ведь удалось же ей завершить лидерство в ОБСЕ проведением саммита и подписанием Декларации,где стороны впервые одобрили введение в международную практику концепции единой евроазиатской безопасности.

Сегодня Казахстан выходит на качественноновый уровень взаимоотношений с мусульманским миром, который объективнонаходится на подъеме. Он активно расширяется, переживает взрывной демографический рост, который происходит на фоне процессов модернизации государств и одновременно кризиса традиционной системы организации общества. Казахстан, очевидно, видит свою задачу в том, чтобы не просто стать для Запада одним их важных факторов стабильности на внешних границах Европы с неспокойной Азией, а развернуть Запад и Восток лицом друг к другу, показать им существующие на данный момент глобальные проблемы и угрозы и способы их решения.

Несомненно, Казахстан в силу разных причин не может играть ведущие роли в исламском мире. У него нет духовного авторитета Саудовской Аравии, «хранительницы Двух святынь», и Египта, где расположен общепризнанный центр богословия университет «Аль-Азхар». В отличие от того же Каира, Анкары или Тегерана, Астана вряд ли способна влиять на процесс ближневосточного урегулирования. И, тем не менее, Казахстану есть что предложить исламскому миру. Будучи председателем ОИС, он может использовать свой европейский опыт для лучшего взаимодействия между Азией и Европой. Если смотреть шире, Астанаможет предложить свои посреднические услуги Западу и Востоку, а заодно поделиться с последним собственной формулой модернизации и прогресса традиционного восточного общества. Наверное, не случайно именно в казахстанской столице в преддверии саммита СМИД ОИС прошел Всемирный исламский экономический форум - главный ежегодный экономический саммит государств-членов ОИС, т.н. «исламский Давос». Его главной целью было проведение дискуссий об экономическом и геополитическом развитии мусульманских стран, их роли в мировой экономике. Также показательно и то, что именно в Казахстане Организация Исламская конференция получила новое название - Организация исламского сотрудничества. Уже самим фактомпереименования и смены логотипа организации Казахстан вписал себя в историю ОИС, которая перевернула страницу своего развития. Но еще важнеето, что он настаивает на социально-экономической модернизации мусульманских государств, которая уменьшит разрыв между богатым Севером ибедным Югом, и вместо столкновения цивилизаций предлагает говорить о союзе. При этом Астана уже по праву рассматривается на мировой арене какплощадка для диалога, в которой так заинтересованы сегодня многие государства Запада и Востока.

Евгений Пастухов

 

журнал "Центр Азии"


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение