Россия, Москва

info@ia-centr.ru

«Импульсов во внутриполитической обстановке в Армении следует ожидать лишь к осени»

15.07.2011

Автор:

Теги:


Директор института Кавказа, политолог Александр Искандарян в интервью ВК о перспективах внутриполитических развитий в Армении и раскладе и соотношении политических сил.

- На прошедшем 30 июня митинге АНК его лидер Левон Тер-Петросян заявил, что политический диалог с властями должен проходить лишь вокруг проведения внеочередных выборов и установления легитимной власти в стране. В свою очередь, процесс между властями и оппозицией президент расценил как диалог по ряд внутренних вопросов. Что происходит сегодня во внутриполитическом поле Армении в реальности?

- АНК до сегодняшнего дня не входил в число системных политических сил в Армении в лице РПА, “Процветающей Армении”, АРФ “Дашнакцутюн”, партий “Наследие” и “Оринац еркир”, которые боролись и продолжают бороться между собой за места в парламенте. Задачами Конгресса были не места в парламенте, а борьба со всей системой. АНК долгое время пытался ее изменить. То, что в Армении называют диалогом, в реальности является попыткой включить АНК в рамки системной борьбы. Это было попыткой определения правил, в рамках которых АНК включается в борьбу на предстоящих парламентских выборах. Тем самым, предполагается, что если Конгресс будет удовлетворен этими рамками, то соответственно, впоследствии он признает и итоги выборов. После выхода на свободу всех людей арестованных по политическим мотивам, создалось впечатление, что эти рамки и правила АНК принял, однако это все почему-то называется диалогом. При этом РПА и АНК остаются политическими противниками, а их интересы по-прежнему расходятся, а соперничество между ними к осени еще и усилится. Оружием же в этой борьбе является публичный ресурс, применение которого мы сегодня видим с обеих сторон. Политическая борьба лишь немного сменила свой ракурс. Таким образом, сегодня становится возможным, то чего ранее никогда не было – признание итогов выборов проигравшей стороной. Получится это или нет – другой разговор. То есть, выборов по принципу распределения властями “квот” я не ожидаю. Просто представляя себе, каким образом действует электоральная машина в Армении, я так не считаю. Распределение голосов по квотам в Армении исключено, по той простой причине, что существуют дискуссии о фальсификации, осуждение международных организаций, пойманные за руку фальсификаторы, подкуп голосов, манипулирование эфирным временем, административный ресурс, запугивание, раздача картофеля и все прочие хорошо известные всем нам феномены. Диалог между сторонами идет о том, как будут идти выборы, какого типа будет противостояние, а не о том, как они разделят нарисованные голоса. Это уже происходит.

- Ознаменуется ли сезон отпусков застоем на политическом поле республики?

- Думаю, что да. Конечно, стороны будут пытаться сохранить процесс, но в политической жизни реальные события произойдут лишь осенью, когда начнется предвыборная кампания. Осенью будут попытки раскрутить и повысить митинговую активность. Риторика же со временем должна лишь обостряться, поскольку команда Тер-Петросяна работает в публичном поле, а ее сокращение приводит к потере доверия, будет иметь место также открытая конфронтация, поскольку диалог еще не означает, что оппозиция и власть больше не имеют никаких проблем и разногласий и больше не являются противниками. Оппозиция и власть продолжат и дальше обвинять друг друга, и это нормально, однако все это будет происходить другим способом и на другом языке, но противоречия останутся, и осенью и зимой все мы станем свидетелями того, как они будут разворачиваться. Кстати, в публичном поле уже работает и РПА о чем говорят как минимум периодические заявления ее пресс-секретаря Эдуарда Шармазанова. Развернется настоящая борьба за электорат, который надо будет чем-то привлекать. При этом, противоречия есть также между членами правящей коалиции и представителями оппозиции, поскольку она не едина, и как оппозиция, так и власть сформированы из нескольких органов, из нескольких сил. Более того, противоречия есть даже в самой правящей Республиканской партии, нечто подобное происходит и внутри оппозиционной партии Армянское Общенациональное Движение.

- Диалог между властями и АНК как будто бы не очень способствует повышению привлекательности Конгресса в глазах электората, что видно, как минимум, на его митингах?

- Когда я в Ереване, то хожу практически на все митинги АНК. После 1 марта 2008 года АНК работал в русле акселерации радикальной риторики с целью привлечения электората определенного типа. Это были люди, настроенные на отторжение и радикализм из различных социальных слоев населения. Концентрировал процесс с целью поддерживания огня в своей конфорке АНК, что было для него единственным способом поддерживать свое присутствие в политике. Они шли за митинги, чтобы услышать от Левона Тер-Петросяна “нет” президенту, парламенту, Конституции, выборам. Фактически услышать “нет” всей политической системе. Этих людей становилось больше, меньше, но все эти люди были одного, радикального типа. Как только риторика Конгресс сменилась с радикальной на чуть менее радикальную, этот электорат естественно перестал быть ею доволен. Побочным следствием этого стали попытки отторгнуть этот радикальный электорат другими силами, в том числе и вновь формирующимися. Голоса есть и их нужно кому-то взять. До недавнего времени это пытался делать “Сардарапат”, теперь это делает партия “Свободных демократов”. Очевидно, что внутри АНК было принято решение, согласно которому частью этого электората было решено пожертвовать ради того, чтобы на другом поле набрать большее количество голосов. Понятно, что в Армении есть и другой электорат, что показывают итоги прошлых выборов. Официально 21,5% забрал Левон Тер-Петросян, но более 18% забрал Артур Багдасарян. Это были люди готовые голосовать против властей, но не готовые голосовать за Тер-Петросяна. Вместе это составило бы около 40%. Тем самым, теперь АНК предпринимает попытку выйти за пределы радикальной риторики, при этом что-то потеряв. Будет ли успешной эта попытка, я пока не знаю, это станет ясно на выборах, но цель постепенного отката АНК от радикальной риторики я вижу именно в этом. Тем самым АНК выполняет глобальную задачу по поиску своего места в будущей политической системе. Потому что, ничего не меняя, оппозиция лишь придет к новому 1 марта, а что будет потом, маргинализация в виде очередного отката за пределы политической системы? Это тоже путь, поскольку в Армении существуют такие партии, но он не очень перспективен. 

- В АНК периодически всплывают слухи о скорой смене его лидера…

- Сейчас в АНК действительно происходят определенные изменения. Некоторые довольно значимые в прошлом персоналии покидают АНК, некоторые уходят в тень или просто становятся менее активными, а другие выходят на передний план. В целом, это естественный процесс, так как Конгресс довольно длительное время, просуществовав в одном формате, теперь трансформируется в другой. Несомненно, после парламентских выборов произойдет еще один скачок в этом направлении, так как у лиц из АНК, которые войдут в парламент, будет принципиально другой доступ к СМИ и соответственно другой рейтинг. При этом, революция внутри АНК, замена его лидера между парламентскими и президентскими выборами, в первую очередь, очень сильно зависит от результатов выборов в Национальное собрание 2012 года. Конечно, рано или поздно эта революция произойдет, так как лидеры приходят и уходят. Здесь играют роль возрастные критерии и просто длительность пребывания в политике и прочее. При этом, мне очень трудно предположить, что за короткий период, какой-то человек из АНК смог бы нарастить такой политический капитал, который был бы сравним с капиталом Левона Тер-Петросяна. Мне это кажется не очень разумным.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение