Россия, Москва

info@ia-centr.ru

ЕНСЗ - «мантры» благополучия или сетевой маркетинг от минздрава

22.04.2011

Автор:

Теги:

ЕНСЗ - «мантры» благополучия или сетевой маркетингот минздрава

В начале годасразу несколько жамбылских газет дали целый ряд материалов по поводу  годовщины введения Единой национальнойсистемы здравоохранения в стране. Высказываться они предоставили право самимчитателям – пациентам и врачам, поэтому и картина получилась, что называется«маслом». Нынешнюю реформу: наперебой расхваливают медицинские чиновники, сопаской «за глаза» - клянут участковые врачи, а большинство населения просто предает«анафеме».

Многие даже и,не зная про реформы, просто говорят, что «было плохо, а стало еще хуже». Большевсего жалоб на то, что «в поликлиниках образовались «дикие очереди».Что, какой бы тяжелой не была болезнь у человека, поликлиники всячески избегаютему давать  направление в больницу. Затовсем охотно  предлагают пролечиться надому или в амбулатории при поликлиниках. Здесь же при поликлиниках спешно организовалиэти стационары, которые не приспособлены ни к такому количеству людей, которым  понадобилась плановая госпитализация, ни ктому, чтобы дать больному, что-то большее, чем уколы.  

 Вот что, к примеру, пишет Лидия 54лет из Тараза в газету «Новый регион».

«Система не доработана до конца. Ужепрошел год, но никаких изменений к лучшему  так и не произошло.
Во-первых, мнимый выбор поликлиники остался лишь на бумаге. Когда я захотелапереписаться с поликлиники по месту жительства в другую, где, по-моему, мнению,персонал добрее относится к пациентам, то наша поликлиника находила всяческиеотговорки, чтобы не давать нужных документов. А в той, в которую я собиралась,объяснили, что участкового врача (если я перепишусь) ждать не стоит. Якобы, яот них далеко живу. Вот и спрашивается, где эта свобода выбора, если у нас, еевсячески обрезают?!
Во-вторых, если я заболела и в поликлинике необходимо пройти анализы,флюрографию и т.д., то все равно с нас берут деньги - за каждый анализ, закаждое лечение. Назначили капельницы, так пришлось брать свое лекарство,шприцы, системы и ходить. Еще и ждать по три часа, когда соизволят обратить натебя внимание. В больницу класть не хотят, даже при сильном ухудшении здоровья.Говорят – «мест нет». Покупать лекарства приходится за свой счет. На вопрос «почему,в поликлинике я должна лечиться», отвечают, что у них все закончилось. Где жебесплатная медицина? Где хвалебная система ЕНСЗ, которая если и работает, то недля простых людей…

 Вчера

Недавно вТаразе умерла одинокая  женщина ВалентинаДмитриевна Полозкова, в течении 15 лет, в результате болезни, у нее постепенноотказывали ноги (я подчеркну – постепенно). Последние годы, брошенная напроизвол судьбы взрослыми сыновьями, бабушка, могла передвигаться по дому толькоползком. Но за эти 15 лет она ни разу  неполучила предложение  помощи участковойполиклиники, а поскольку сама  редко  решалась их беспокоить, то так и  «доползала» до полной неподвижности ног.А  ведь если бы ее лечили (хоть немного) можетбыть, последние ее годы не были бы настолько тяжелыми и горькими. Попасть налечение в больницу ей не позволили те, предбольничные процедуры (министерскийминимум), без сдачи которого на уровне поликлиники на лечение не попадешь. Икоторый для тех, кто плохо двигается  самостоятельно,  превращаются в непереходимый рубеж.  Направление в больницу дают только послесдачи около десятка анализов, причем это должны быть анализы свежие, собранныеза несколько дней.  На сдачу анализовбольному человеку приходиться самостоятельно ездить в лаборатории поликлиникиили спецкабинеты, но до этого еще надо много движений сделать. Например, необходимополучить направление от узких специалистов на своем участке, а к ним надо братьталоны. А талоны взять необходимо рано утром, и строго по очереди (не факт, чтоталоны  достанутся всем очередникам,значит приходить надо утром в поликлинику несколько раз). А еще необходимосдавать анализы в строго определенное время, несколько раз попасть к  нескольким врачам, чтобы они сделали записи вмед карточки, и это все, отсидев очередь. Даже листы с резолюцией и печатями больным приодеться таскать из кабинета в кабинетсамим. И  еще много и много чего сделать,чего одинокий «плохо двигающийся человек» сделать сам не в состоянии. И «скорая»таких людей не забирает, оправдываясь при этом  « ничего – острого, болезнь хроническая, ложитсянадо планово - пускай поликлиника направляет». А в поликлинику надо утромприехать за талончиком. И  в общемдальше  по кругу..

Сегодня

Получитьбольничную помощь, тем, кто в ней нуждается, и до реформы было непросто.. Очереди к невропатологам, кардиологам,эндокринологам, ревматологам за последние 15 лет только увеличивались. Вот если бы реформа была направлена на точтобы ликвидировать нехватку специалистов. Но напротив, мы видим здесь толькоухудшение ситуации, и еще большую бюрократизацию и нагрузку на врачей.Поскольку трудно назвать успехом то, что количество тех, кого направляют вбольницу можно отследить на  специальномсайте, которое Министерство здравоохранения открыло. Ну, можно и что дальше?

 Народ на форумах в Интернете и в живую - вкабинетах городских чиновников, в СМИ кричит, что с введением ЕСНЗ, даже пройдячерез все подготовительные процедуры, и имея стопроцентные показания, сталопрактически невозможно лечь в больницу. Участковые врачи не дают «добро». И ещесейчас очень мало осталось бесплатных лекарств и обследований. И это всего лишьза год. Надо признать, что если бы раньше такой пациент как В. Полозкова, начинал жаловаться, звонитьнапоминать о себе, то все-таки помощь бы она добилась. Но после реформы –никакие жалобы не работают. Такое ощущение, что врачи сейчас больше бояться неза жизнь пациента, а за то, что нарушат некие «стандарты», по которым их вынуждаютработать. Вообще такое ощущение, что от врача ничего не зависит, поскольку дажеесли врач признал вашу болезнь- это ничего не значит, на каждую болезнь у нихпоявилась инструкция. А в ней - как, чем и где лечить и сколько денег потратьна данного пациента.  Почему-то вполиклиниках эти так называемые  международные стандарты, на которые каждый разбывает ссылка, когда отказывают в стационарной помощи, тщательно  скрывают. А почему? Может потому, что они  сделаны впопыхах, как и вся эта реформа, недоработаныи  малоквалифицированные. А ведьфактически решают судьбы людей.  Врачи в участковыхполиклиниках жалуются: « Мы сами с прошлого года мучаемся.  Нам дали  перечень заболеваний,  при которых мы можем положить в больницу,который часто не соответствует  реальномусостоянию больных. Но если в нем записано, что человека, надо лечить при какой-то болезни на дому, а мы вдруг направляем в больницу, то нас  могут вообще работы лишить».

 Какое разница,где лечиться?

В самыйразгар победного шествия ЕНСЗ по стране, в сентябре прошлого года в Таразе  умер ветеран ВОВ, участник  битвы подМосквой, первый председатель областного совета ветеранов войны и труда  вЖамбылской области - Саги Жабасов. Его дети рассказали, что за  несколько месяцев до этого врачи  отказались уложить его в больницу, как они ихне упрашивали. А ведь до  введениясистемы ЕНСЗ, именно этого больного,– заслуженного, грамотного и авторитетногопациента, который сам защищал  праваинвалидов, ветеранов и  пожилых людей,врачи вниманием никогда не обделяли. «Пряча глаза», участковые врачи убеждалиродных Жабасова, войти в их положение, мол, при его болезнях госпитализация неположена. А по экстренному случаю, они его тоже положить не могут, поскольку  чувствует он себя неважно уже давно. Поэтому,мол, «укольчиками» на дому можно обойтись.. Через несколько месяцев ветеранскончался.

 Мария Полихраниди страдает болезньюПаркинсона, которая приводит к ограничению движения. Пожилая женщина  инвалид второй группы, и из квартиры не можетвыйти самостоятельно. Даже при движении по квартире она постоянно спотыкается и падает, поскольку из – за болезни  у нее дергаются и дрожат  мышцы всего тела, трясутся руки и ноги. Аесли такие больные вовремя не примут таблетки «Наком» и «Цикладол» – то  сразу наступает полная неподвижность. Приэтой болезни надо хотя бы два раза в год получать направленное, стационарноелечение, и тогда, хоть, и на короткий период, наступает улучшение. Но еслираньше ее родным удавалось «устраивать» ее в больницу «по плану». То сейчас этостало вообще невозможным. Также как перестали ей давать бесплатные  лекарства. Зато в аптеках их категорически отпускатьстали только по рецепту. При том, что лекарства эти (прокурсоры) нужныпостоянно, а чтобы получить рецепт надо попасть на прием к невропатологу.  А к нему «дикая очередь» и прием, только поталону. В общем, какой то замкнутый круг для таких больных. Также сейчас участковыеневропатологи категорически отказываться давать направление на лечение вотделение неврологии этой категории. Поскольку, оказывается, эта болезнь поновым стандартам, в число болезней, при которых лечение необходимо проходитьименно в специализированных больничных отделениях – не вошла. Подобного родабольным  предлогаеться  полечиться при малоприспособленных, плохооснащенных, стационарах, при поликлиниках. То есть малоподвижному человеку,  которого не слушается собственное тело, нужносамому приехать на  уколы, которыеприводят больного в неподвижное состояние. И так же самостоятельно послеполучения  специализированных препаратоввозвращаться  домой, оставаясь без  всякого наблюдения врача большую часть дня.Какой смысл в таком лечении, когда лечиться гораздо опаснее и затартнее для самого больного, чем нелечиться?

 О свободе выживаемости помеждународным стандартам.

 Для меня и очень многих моих знакомых ЕСНЗ этокак раз пример того, что если очень захотеть, то можно под кем-то придуманныеправила, какие бы они не были дикие подогнать схему лечения любой болезни.Очевидно, поэтому больных убеждают, что разницы между процедурами, получаемыми  в больницах и при поликлиниках - никакой нет.И здесь и там они получают одни препараты. Если только не учитывать, что круглосуточнуюврачебную  помощь,  процедуры - по расписанию, а не уколы - одинраз в день,  в наших условиях способнаобеспечить лишь больница. И следующая наша история, как раз про ту самую хваленуюсвободу выбора врача и медучреждения, и вот эту разницу, где лечиться на домуили в больнице.

О том, что в Таразе в своей квартирезаживо гниет бабушка жамбылские правозащитники и журналисты узнали от соседки«болезной», которая  поведала, что  шестидесяти восьмилетняя  пенсионерка Раиса  Владимировна  не может выходить из дома, поскольку ноги унее почти «сгнили».  В несколько месяце сначала болезни язвочки на ногах разрослись в огромные нарывы, а затем ноги и вовсе превратились вбольшие гнойные мешки. Соседи  неоднократновызывали «скорую помощь», но те, сделав укол, уезжали, ссылаясь на то, что «убабушки нет показаний для госпитализации». В итоге - низ тела  бабушки Раиса почти «сгнил»…
 И это при том, что у
частковыйврач четвертой городской  поликлиники  С.М.Жуманиязова, после забора  анализов на дому поставила диагноз «рожистоевоспаление нижних конечностей», и начала применять лечение. Но улучшение ненаступило. Да,  это и неудивительно в такойантисанитарной обстановки в которой оно проходило. У не ходячей одинокой  бабушки отрезаны - вода, отопление, свет, нетеды – питается тем, что люди добрые принесут, в доме  полно мух и насекомых, которых  привлекала гниющая плоть женщины. «Нашим решением было направить ее нагоспитализацию. Я написала направление на экстренную госпитализацию, вызвала «Скоруюпомощь», но врачи со скорой отказались ее  забирать. Сказали, что это необоснованно, ичто  с таким диагнозом они  не берут. Все, что зависело от нас, мысделали», - рассказала врач С.М.Жуманиязова. Надо заметить, что «скорая»  не раз и не два отказала этой женщине в госпитализации.Но предположить, что на «скорой»  работают одни сволочи, как- то нелогично. Значит,действительно были уверены, что действуют правильно. Но что же заставляетсегодня  медработников, видя даже ужаснуюкартину, когда ноги порыты язвами, от пальцев остались только мешки с гноем оставлятьчеловека без помощи?  Это объяснилажурналистам главврач ГССМП, В. З. Балкибекова. Она сказала,- «настанции Скорой медицинской помощи и во всех медицинских учреждениях имеетсямеждународная классификация болезней (МКБ), где указано, какое заболеваниелечится стационарно, какое - в стационаре на дому, а какое - амбулаторное. Врач Скорой помощи пришел кзаключению, что больная на момент осмотра не нуждалась в экстреннойгоспитализации. А наши врачи действуютстрого по приказу, который определен законом и который мы не имеем праванарушать. Наши врачи и фельдшера придерживаются этого приказа. Только еслиесть показания и острая необходимость в госпитализации, тогда  доставляют больного в стационар.  Вызывают, к примеру, бабушки, так как импоговорить не с кем, или кому-то в больницу в очередной раз захотелось лечь,хотя показаний при этом никаких. Раньше возможно и было так. Но сейчас есть стандарт,по которому мы работаем».

 Вот и хочется спросить, что же это за стандартытакие, еще и с якобы  международнойклассификацией, которые  на протяжениинескольких месяцев довели человека с заразной болезнью, до того, что ехать ейосталось только в одно место  – отделениегнойной хирургии на ампутацию органов, да и то после  «шума поднятого общественность».  И самое главное,  почему врачи стали с началом реформы  больше бояться нарушить какие то правила, чем-то,что в результате отказа от госпитализации у пациента произойдет значительноеухудшение  состояния здоровья или вообщесмерть.   

Кому кататься, а кому саночки – возить

Сама «загнивающая» в собственнойквартире малоимущая баба Раиса, сказала журналистам с горечью: «медики  мне все время говорили, зачем мы будем васкатать», если можно лечиться дома. Действительно, похоже, новая система здравоохранения  гражданам предназначила только «саночкивозить». А вот кататься чиновники от медицины  хотят сами. Впрочем, они  своих планов не скрывают «количество частныхмедучреждений  в результате реформы должновырасти». И это заставляет предположить страшное «завтра». Сокращение  в больницах страны койко-мест и перенос тяжестиобслуживания инвалидных больных, на неприспособленные стационары поликлиники –это только начало. 

В прошлом году«в больницах страны лишними оказались почти 3 тыс. коек», - сообщила  нареспубликанском совещании по итогам внедрения Единой национальной системыздравоохранения, глава профильного министерства Салидат Каирбекова. «Поитогам года сокращено 2 874 коек, около 4 тыс. перепрофилированы, невостребованныекойки составили 5,4%. При этом на 94,6% койках выполнено 104% объемастационарной медицинской помощи, что еще раз подтверждает, что эти койки былилишними», – пояснила С. Каирбекова. По ее словам, только в условиях ЕНСЗ в 2010году удалось существенно улучшить показатель эффективности использованиякоечного фонда.

  Жамбылские чиновники называют и другие преимущества реформы медицины.

-Несомненным плюсом ЕСНЗ является тот жесткий отбор, который сегодня идет науровне первичной медика – санитарной помощи населению, - считает зам. главврачаЖамбылской обл. больницы Динара Арсенова. – Если до ЕСНЗ порядка 30процентов  больных ложились в стационар,хотя могли быть пролечены на уровне поликлиник, то сегодня таких случаевнамного меньше, что экономит средства, которые должны идти строго тем больным,которые остро нуждаются в стационарном лечении.

Ой, ли, так ли больным ли? И  не освоем ли благополучии пекутся  чиновники,когда так строги?

Для кого финансы поют романсы?

Больные не видят ни одного разрекламированного плюса реформирования. Вперечне лекарств, которые выдают в поликлиниках, практически не осталосьполностью бесплатных. Растет количество анализов, без которых не даютнаправление на стационарную помощь, и за которые приходиться платить  больным. Поликлиники задыхаются от очередей. Сталовозможным «по инструкции», оставить человека один на один с болезнью. В чем тогдасуть этой реформы? В ведение электронной системы учета?  Но зачем она нам, если подсчитать можно толькотех, кому от ЕСНЗ стало хуже..

 А вот теперь мы и добрались доглавного – до финансов. Приведем слова вице - министра здравоохранения Елжана Амантаевича Биртанова, который дал интервьюжурналистом год назад по поводу введение этой реформы в своем родном городеТаразе, Кстати он не зря рекламировал плюсы реформы – ему она точна пошла напользу. Этот чиновник  еще в началепрошлого года перебрался в кресло новой структуры, образованной в результатевведение ЕНСЗ – он стал Председателем правления АО "Национальныймедицинский холдинг". Он подчеркнул, что реформу затеяли, оказывается недля того, чтобы кому-то из больных стало лучше, а для « достижения целиобеспечения адекватной составляющей между государством, работодателем игражданином». Министерству не понравилось, что у нас «вся полнота  ответственности лежит на государстве, котороевладеет всеми госмедучреждениями, а вот доля частных- медучреждений не велика». В общем, захотели чиновники поменьше контроля со стороны государства заобластью медицины, а побольше свободы «частникам» во взаиморасчетах с больными. 

 По словам  Биртанова:

:-В рамках  Единой. Нац. Системы Здравоохранения предусмотрено  создание единого плательщика за оперативныйобьем мед услуг в лице «Комитета по оплате мед услуг».   Постановлением Правительства «Комитет поконтролю  за оказанием мед. Услуг»  и  «Фармконтроль» реорганизуются. Уже принято постановление о создание  новых двух комитетов.  «Комитет пооплате мед услуг»,  и «комитет поконтролю за медицинской  и фармацевтическойдеятельностью». Все контрольные  инадзорные функции будут сосредоточены  водном комитете, а  финансирование -  в другом, который будет иметь  соответствующее  региональные территориальные департаменты»

 Также он уточняет, что: 

 - Первый  – этап реформирования – это централизация финансирования  гарантированного объема бесплатной медпомощи. В 2010 году пройдет централизация стационарно – замещаемой  помощь. Подчеркиваю, речь  не идет о централизации  самой системы оказания медпомощи. Самиорганизации остаются  во введенье местныхорганов  управления – акиматов.  «Закон о госпредприятии» не меняется. Мы централизуем только финансирование стационарной и стационарно -замещаемой   помощи».

 Из его слов понятно, что  деньги из местных бюджетов, отпущенные нанаше  лечение в больницах, поликлиниках (встационаре),  которые раньше  сидели в бюджетах « регионов» теперь стекаютсяв одно место - централизуются. Причем это место, которое определили самиреформаторы – их собственные комитеты, которые, несмотря на всю «лицемерную риторику»и  стали благодаря этому « самыми главнымипо лечению в больницах», поскольку завладели и распоряжаются единолично нашимиденьгами. А вот сами здания больниц хоть и остались на балансе регионов, всеравно выведены из под их контроля. Ведь любой больной скажет наличие денег длялечения гораздо важнее здания.  Тем более,когда в это здание  не  попадешь без «одобрямса» комитета.

 Представьте эту схему. На каждого изнас положена определенная единица медуслуг - доля. Она  называется «гарантированный обьем медпомощи». Раньше нашими долями распоряжались местные бюджеты и выделяли ее накаждого жителя того или иного района местному здравоохранению в зависимости оттого, сколько больных и с какими болезнями обратилось в прошедшем году. Болезни- разные и затраты на каждого тоже. Есть места, где люди больше и тяжелееболеют из - за каких то экологических, социальных проблем. Им и долягосударством выделялась больше. Какое же здесь неравенство увидело Министерствоздравоохранение, сначала затеявшее риторику о несправедливости прежнего«регионального» принципа» выделения средств на медицину, а вслед за этим, длясрочного исправления положения, «пропихнувшее» нам  ЕНСЗ.

 Раньше выбрать нашу долю деньгами никтоне мог, поскольку механизмов не было. И поэтому больницы, например, обязаны были освоить финансы, выделенные им изгородских, районных и областных бюджетов полностью. А больные могли получитьсвою долю опосредованно - лечением, лекарствами и т. д.  Но если врачи чего-то недодавали, не осваивали, значит, наступала ответственность. Сейчасже  между нашими деньгами имедучреждениями образовался посредник - Комитет при Министерствездравоохранения, который на практике и распоряжается единолично, нашими долями,и который и  решает, какой больницысколько денег выделить за каждого больного. А все средства, которые останутсяот больных, комитет министерский может перераспределить куда захочет. И ничегоему за это не будет, кроме добра. При таком принципе, очень выгодно как можноменьше лечить и тратить на самих больных. Ведь не обязательно стало выдаватькаждому  долю на лечение, если больной, кпримеру, сам не обратился к врачу и не нуждается в мед помощи. Тогда большеденег останется на перераспределение  враспоряжении комитета.  При такой системе логично то, что  и происходит сейчас. Комитет давит на своинизовые звенья – поликлиники всеми им доступными способами (например, требуялечить по дурацким стандартам), чтобы  участковые врачи как можно меньше давалинаправление своим пациентам  в на дорогоелечение – в больницах и экономили на всем. Ведь только в таком случае за счетурезанных у больных  денег  комитету останется «маржа».

 Что происходит сейчас. Посылатьбольных на лечение должны  участковыеполиклиники.  Формально они и делают это,хотя никакой свободы  выбрать местолечения для больного у них нет. Потому что комитеты министерские, «сели на нашиденьги», и не торопятся расставаться,  передовая  их в лечебные заведения. А чтобы процессдержать под контролем, комитеты  опуталиучастковые поликлиники всякими инструкциями и нормами, задергали обязанностями составлятьсложные  отчеты, ограничили требованиями доказыватьнеобходимость посыла в стационар каждого заболевшего. Вот и получилось, что за  каждого пролеченного больного в стационареотвечать врачам приходиться буквально головой.  И самое страшное для врача и больницы это то,что у комитета есть полномочие вообще ничего не заплатить за пролеченногобольного лечебному заведению, если  ихработники  посчитают что врач что-тосделал неправильно «перетратил деньги, перелечил». Вот такова цена выбора уучасткового врача между гложущей совестью за умирающего больного, которому не оказываетсядолжной помощи  и перспективой остаться спустым кошельком. Стоит ли удивляться что врачи из стационаров, будут «сжиматьзубы», но улыбаться и твердить что все хорошо, что больные «как мухивыздоравливаю», в, – первых потому, что могут вообще остаться безфинансирования, и  еще потому что, «за всечто плохо» их заставили отвечать «по – полной». Причем «бьют их рублем», вернееего отсутствием.  Чтобы комитетперечислил деньги в больницу,  лечащемуврачу крайне необходимо будет доказать успехи при лечении. А поскольку нормы и индикаторы хорошего лечения  при этом «очень своеобразные» и  мы  ихеще не видали.. То врачу в наших условиях легче пойти на приписки. Ведь тяжелобольной,например, человек не сразу может продемонстрировать успехи излечения. Они могутнаступить или наступить, или наступить после длительного времени..Поэтому  тяжелобольным сейчас стало тяжелее всегопопасть в больницу ведь, явных успехов излечения они смогут продемонстрироватьменьше всех. Зато врачу может достаться за такого больного «по – полной» издесь уж точно будет перерасход. Пациент может до «отупения» утверждать емуплохо,  а врачу останется вынужденно, какмантру повторять «вам хорошо».

 Коммунизм в отдельно взятом ведомстве.

Теперь про саму систему «уравниловки», когда все  населения вне зависимости отих заболеваний – будь у него онкология, тяжелая кардиология или просто насморк получает одинаковую долю лечебных услуг.Коммунизм в отдельно взятом ведомстве? Но почему- то равенство в здравоохранении самого Министерства не коснулось.Ведь как посредники, они от этих реорганизаций пострадали меньше всех, и  наоборот получили  лишние штаты с введением новых бюрократическихединиц, вот еще сейчас и программисты потребовались, поскольку введенаэлектронная система здравоохранения, а сами врачи этим заниматься не могут. Ноконечно, пристроить чиновников от медицины в новые кресла в новые структуры –это была не основная цель.  Вопрос в том,«где», а вернее «у кого» лежат наши деньги. Министерство распорядилось ихотправлять в свои комитеты. Причем получают эти комитеты за нас ровно столькоденег, сколько государство выделило на конкретных, иногда очень дорогостоящих,больных.  А кому  и как отдают?

  А отсюда следующий вопрос как новая  система здравоохранения, которую внедрили врекордно короткие сроки, ни  проведяобщественных  слушаний ипроигнорировав  мнение большей части, медсообщества и при которой «на распределение» посажены люди, которые сами же иотвечают за «цифры», соответствует Конституции?

 Биртанов говорил нам о том, что долявсех регионов в здравоохранении благодаря реформе сравняется, поскольку  на каждого больного будь он из Кокчетава илииз столицы будет положено государством одинаковое количество средств. Но приэтом умолчал, что « затратные» тяжелые больные неизбежно  при таком раскладе останутся без должнойпомощи. Также  промолчал он и про то, что  вся система выстраивается вокруг того, чтоврача накажут за «лишнее» лечение, а вот если  он нанесет вред больному неучастием и оставлением без помощи – то за это наказание непредусмотрено, кроме нарушения клятвы Гиппократа (но это ведь не указ сподписью). Главное не понятно кому теперь жаловаться, если  «тяжелобольного» человека, врач в бумагах иотчетах делает  «легкобольным». Ведь ираспределение  денег, и контроль за этимвсе оказалось в одних ведомственных руках. Не пора ли государству вмешаться вэтот процесс Проверить, например, кто и как разрабатывал эти, якобы авторитетные, международные нормы и стандарты,которыми сейчас «зашугали» поликлиники.

Всего лишь за год у Министерства здравоохранения, превратившего вкоммерческие предприятия свои подразделения, получилось на глазах у всей страны посадить на голодныйпаек «большинство», для того, якобы, что бы некое аморфное «меньшинство» смоглолечиться в «столицах». Но во- первых – это все только на словах и вообще такаявозможность у «меньшинства» и раньше была – по очереди, по квоте. Зачем же для этого было все переворачиватьвсес ног на голову? Почему нет цифр, сколько реально людей смогли воспользоватьсяновой возможностью пролечиться в лучших больницах, сколько это в деньгах.  И самое главное, куда ушло все то, что шло на содержаниекоек, помещений в больницах, лабораторий, физиолечения - «маржа» от всех  этих сокращений, урезании, отказов в лечении.Вся эта непрозрачность наталкивает население на свои выводы. «Всем мало и не попотребности» - «кому захочу тому и дам»- вот принципы, по которым у нас победношагает «по головам» единая нац система здравоохранения.  Но как эти принципы соответствуют Конституции?Как могут не породить неравенство, дискриминацию, маргинальность по отношению ктяжелобольным, «хроникам».  И хотелось бынапомнить господам от медицины это не их деньги, как бы они этого не хотели.Это  ведь не «общак».

 Теперь про сокращение якобы не нужныхкойка – мест, В начале реформы нас убеждали, что огромное количество коекиспользуется не по назначению или пустует, и якобы, это заставило реформаторовпойти на их значительное  сокращение, Тотже Биртанов сказал

-Международным индикатором повсеместно является   обеспеченность койка – местами  на 10 тысяч населения. Вот смотрим на  данные по странам дальнего зарубежья или,например, близкой к нам  территориальноТурции. В Турции– 28   коек, в  Великобритании  - 39, Австралии – 40 , Канаде  - 34. В Казахстане -  79, 7. В России  конечно,  картина остается прежней -  96,5 койка - мест на 10 тысяч населения.. Но все мы понимаем, что Россия этоне тот ориентир,  к которому мыстремимся.  У нас даже отсреднеевропейского уровня  обеспеченность  койками в два   раза выше

 Мы и тогда недоумевали,  ведь например, в Жамбылском кардиологических,пульмонологических, неврологических отделениях и до реформы  люди лежали в коридорах. Недоумевали, новерили, «не можем же мы знать про все больницы города».  Тогда чем объяснить то, что происходит сейчас.Даже притом, что для простых людей, попасть на плановое лечение в больницустало невозможно, а  прохожденияутвержденного Министерством здравоохранения необходимого минимума обследований(чтобы лечь в больницу) ужесточено  изабюрократизировано донельзя,  вбольничных отделениях количество людей, лежащих в коридорах не только неуменьшилось, а еще и выросло.

 Вот тут и вспоминается  безудержная «оптимизация» школ, больниц,детсадов конца 90-х годов,  котораязаслужила дурную славу не только Казахстане, но и во всем СНГ. Обычно подобныепроекты  продвигают различные международныебанки, чтобы заработать на  страновыхкредитах,  которые даются под эти реформы.Но редко чужие навязанные  проекты  бывают удачными. Зато последствиянововведений, как и выплаты по процентам целиком ложатся тяжким бременем на страну.Введение ЕСНЗ, несмотря на красивые слова и обещания, это – элементарная оптимизация системы здравоохранения. И за это говорит все. Истремительность, и ее агрессивный маркетинг и наскок в ее введении при  непродуманности и неприспособленности к нашимреалиям и «многообещание и мало делание». Наверняка на эту реформу  или на ее элементы еще и заняли большие деньгипод проценты в зарубежных международных банках. А чтобы народ не сопротивлялся, ничего лучше не придумали, как наобещатьвозможность менять  врачей «как перчатки».При этом, даже не объяснив, зачем одну переполненную поликлинику менять надругую, в которой еще и не всех врачей тебе дадут посетить. Больницы жевыбирать народу и вовсе никто не дал возможности  – туда просто не пускают под разнымипредлогами. И еще про эти ссылки при определении, куда послать лечитьсяхронического больного (дома, при стационаре в поликлинике или в больницы) наавторитетные  «нормы», с якобымеждународными классификациями. Эти «международные нормы» вообще разработаны надругие «западные» условие, и это видно из того, что в них явно предполагается  наличия в государстве  целого звенастационарных лечебных заведений, которого в казахстанской системе  здравоохранения, наследуемой от советскойсистемы, отродясь не  было. Речь идет о «хосписах»- больницах медсестринского круглосуточного наблюдения, в которые «за границей»лежат больные, которые могут обойтись разовым, не постоянным наблюдения врача, за счет постоянногомедсестринского ухода. В нашей системе хосписов нет, а круглосуточную врачебнуюи медсестринскую помощь больные получали одновременно в больничных стационарах.Но, сократив больничную помощь, никакие хосписы  никто вводить и не собирался, хотя ведьнеобходимость в них появилась «до зарезу» с сокращением койко-мест в наших больницах. А вот что видимо нужно было «отцу этойреформы» бывшему министру Доскалиеву (который, находиться под следствием занечестные операции с гос. собственностью и злоупотребления служебнымположением)  при молчаливом одобренииПравительства, которому  обещано сокращениядефицита бюджета,  начать контролироватьи перераспределять государственные деньги, отпущенные на казахстанцев по своемуусмотрению. Поэтому на практике вся реформа и  вылилась в то, что основную массу народа  определили на самый «дешевый  вариант» - лечения при  поликлиниках, при том, что за 70 % процедур илекарств там приходиться еще и платить уже сейчас. Но это сегодня. Боюсь, чтозавтра у нас и это заберут. Биртанов говорит:

-За последние  5 лет  более чем в 3,5 раза  увеличился обьём   мед помощи. В том числе и наобеспечение  гарантированного объемабесплатного  мед. Помощи. Система  объема выделенных  гос. средств будет сохранена в ближайшиегоды.

Да уж кто- то очень позавидовал нашим казахстанским больным и решил за ихсчет увеличить свое благосостояние.

-

 Второй этап реформы – введение с оплаты не загорами.

-Больница скорой медицинской помощи, где я раньше работал, завершила минувший год с прибылью 83 миллиона тенге, имы смогли выдать каждому члену коллектива премию в размере оклада, -  радуется переменам главный врач Жамбылскойобл. больницы Саги Бейсенбеков со страниц областной газеты «Знамя труда». Хотяне объясняет, откуда браться этой прибыли уже сейчас, если все сэкономленноедолжно пойти «строго тем больным, которые остро нуждаются в стационарномлечении». Да и вообще за счет чего можно экономить в каждой конкретной больницысегодня? Реальность заставляет предположить, что за счет недопеченных дней (положенолежать – 10 дней, всех  выписывают - надевятый, восьмой) и об этом сообщают «отлечившиеся» в этом же  материале. За счет недоданных лекарств. Дамало ли еще за счет чего. Впрочем, всю работу медперсонала мы не знаем ивозможно есть и другие варианты экономии. Не будем строгими к отдельнымруководителям отдельных же лечебных заведений. Это все - таки пока еще толькопервые их шаги на ниве самостоятельного хозяйствования «по – новому» Больницыже ведь еще не стали полными коммерческими заведениями со своими прайсами. Это,по замыслу реформаторов, им еще предстоит, вот и «выкручиваются» как могут.  Но это быстро исправят. Биртанов говорит

«Параллельно  мы начинаем второй этап.Он начнется через 5 лет. С 2016 года будет введена солидарная ответственностьграждан в виде сооплаты за получение определенного пакета  мед услуг определенной группы граждан. Речьне идет о социально уязвимых  гражданах идетях. При этом есть мнение в Правительстве гораздо раньше  начать внедрение сооплаты. Эти мнения мытакже будем изучать. Ведь ответственность, которую мы хотим повысить - она  нам нужна уже сегодня.

 Главный врач обл. больницы СагиБейсенбеков косвенно подтверждает, что нетерпение Правительства по частивведения платных услуг уже удовлетворено, и начнется в ближайшее время. Онсказал

– Начиная с нынешнего года,  мы  переходим на новую форму хозяйствования, сможем распоряжаться своими финансами, небудучи зависимыми, от бюджета.

  Начто пошли сэкономленные средства?

 Ну, раз нам предстоят такие крутыеперемены, то настало время поговорить о финансовой составляющей всей системыздравоохранения, которая в результате реформы круто поменяла адресабухгалтерий.. Что дала реформа ее инициаторам в денежном выражении? Этойинформации вы не встретите в открытом доступе. Говориться о каких - токупленных  новых аппаратах в отдельных больницах,нескольких  новых отделениях. Но ведьместные бюджеты в своем большинстве, и до этого неплохо содержали больницы.Например, в Жамбылской области было полностью отремонтировано в 2008-2009 годахсразу несколько областных  больниц,открылись за счет целевого финансирования безальтернативные койкикардиохирургии, сосудистой хирургии, новые поликлиники. «За последние  5 лет более  чем в 3,5 раза  увеличился обьём   мед помощи. В том числе и наобеспечение  гарантированного объемабесплатного  мед. Помощи».

 Да и вообще проблема была не вотсутствии денег на здравоохранения в регионах, а в их плохом освоении из –за  коррупции местных исполнительныхорганов. Так зачем же было лечить головную боль гильотиной? Да ведь и голову тосрубили, получается  на половину. Задачипо новому оснащению, и строительству медобъектов в регионах так  и не сняты с местных бюджетов. У них забралитолько деньги больных на стационарную помощь и лекарства, под предлогом, чтокадры от медицины ими «лучше распорядятся». Как распоряжаются уже описано выше,но  даже не это страшит. А та свобода надчужими деньгами  которую получили приэтом «чиновники от медицины».

 К чему это может привести  не представляю, но кое - какие примеры можноуже сейчас обсудить. По  случаювнеочередных президентских выборов в Казахстане всем медикам были выданы премиив виде оклада. Причем, из всех бюджетных организаций только им. И здесь мывообще в тупик попадаем. Ведь выдать деньги из ведомственного бюджета навыборы, которые вообще не планировались - невозможно. Откуда же их взяли? Илиэто тоже премия за экономию. Все это наталкивает на вывод. Если руководителибюджетных  организации так просто нашлиденьги на внеочередную политическую акцию, которую решили поддержать, тогде  же планка свободы распоряженийнашими средствами?

 Сетевые пирамиды по казахстански.

  А теперь изложу свое виденье на этуреформу. Представите себе  некую сетевуюкомпанию, которая сама никаких средств не имеет, но в которую множество жителейвложили деньги. Ее благополучие напрямую зависит от того, насколько много онасумеет забрать и насколько мало сможет отдать. Вот и новое перераспределениеденег в результате перевода здравоохранения Казахстана на систему ЕНСЗ до болинапоминает пирамиду, на вершинах которой засели комитеты медицинские, а вотвнизу больные пациенты Беда в том, что деньги тех, кто внизу, у тех, ктонаверху. Конечно, забрав у жителей долю и пообещав «райские кущи» «вершина» совсемуж ничего не отдать – не сможет. Но, во всяком случае, постарается «за интерес».А путь у нее один, как и во всяком маркетинге агрессивном. Заболтать, убедить,одурманить обещаниями  тех, у кого взяты  деньги, что они им не так уж и нужны. Убедитьаргументировано, солидно, ссылаясь на международные нормы. Конечно – это трудно, но можно, тем более,  когда это делают те же, кто принимает решение- ставит диагноз и лечит. Ну, если сам же себя учить и самим себе оценкиставить так и любое безнадежное дело можно так распиарить, что и заря новойжизни взойдет в отдельно взятом ведомстве..

Чиновники от здравоохранения сейчас как манту повторяют - «реформа пошлахорошо, все прекрасно, все довольны». Но не только по вышеописанной причине, апотому что думают еще и про вторую ступень пирамиды, тех, кто непосредственно «подних подписан». Если предположить, что первый год введения ЕСНЗ при новой схемеформирования бюджета на здравоохранения,  дал максимальную прибыль ее «отцам» за счетэкономии на дорогостоящем лечении для больных и высвобождение коек. То, по идее,последующие годы  будут гораздо менееприбыльными. Ведь деньги на здравоохранения хотя как выделяли, так и будутвыделять местные бюджеты, но зато опираться при их формировании они будут ужене на  «исторические» данные (сколькобольных обратилось за помощью в прошлом году), а на количество, которыеКомитеты «минздравовские»  на бумагепокажут. А показать теперь много не смогут – экономили ведь, оптимизировали,сокращали, доказывая свою «нужность». Ну и поскольку по бумагам получается, чтонуждается в лечении гораздо меньше людей, то и выделят соответственно меньше.Но в таком случае «главными» лицами уже становятся те, кто находиться на второмуровне сетевой пирамиды. Предположим, что медучреждения (больницы, поликлиники)–это звенья второй ступени,  «подписанной »под сеть.  Вот здесь и становиться понятным,ради чего терпят «сквозь зубы» все вышеописанные безобразные факты они. Надеются,что, идя  на поводу у реформаторов,придет и их время, когда получат возможность добирать недостающие средства за счет тех,  кто «под ними» - то есть  больных.  Руководители мед учреждений в ожидании самостоятельностив возможности заработать на больных, попавших в их заведения - это и есть,видимо та «адекватная составляющая между государством работодателями и  больными при оплате», про которую говорилБиртанов, и которая была ими найдена за счет автоматического  перевода государственных медучреждений вразряд получастных – полугосударственных «гибридов». Понятна, что чиновникамтакая схема распределения денег тоже кажется чрезвычайно  привлекательной. Она ведь вроде сбрасываетнагрузку с бюджетов, поскольку затраты на здравоохранения в таком случае, сокращаются.По этой или по какой другой причине, но реформу здравоохранения горячо поддержалоПравительство в лице Премьер - Министра К. Масимова. Из речи Биртановамы узнали, что  именно Масимов пожелалкак можно быстрее перейти ко второму этапу. А это когда  пациентам вообще оставят самый минимум того,что бесплатно, а все остальное придется оплачивать из собственного кармана.

 Вот так заручившись поддержкойправительства (а может и только благодаря ей), наобещав лечебным заведениямбудущую самостоятельность, одурманив народ красивыми обещаниями,  реформаторы легко и за короткий срок получиливсе самое «вкусное»- бюджет всех больных и контроль над всеми лечебнымизаведениями с их персоналом, в свои руки.  Правда не понятно к каким «частным» или «государственным» органам теперьотносить лечебные заведения, которые таковыми по сути уже не являют вся.

 Если «наверху» пришли к мнению, чтонарод к введение сооплаты полностью готов то для нас, посетителей медучрежденийстраны - это знаменует новый виток испытаний. Поскольку наши деньги нам придется пересчитать с еще одним новым  кассиром - больницами, которые станутсамостоятельными финансовыми учреждениями и будут просить оплату за все чтоможно. Правда, сооплата в больницах - для  казахстанцев явление не новое. Мы уже знаем,что это означает, что если вас и положат в больницу, то выдадут самый минимум навполне законных основаниях. А еще платные палаты, принесенные из доманаволочки, лекарства за свой счет, никаких процедур без денег, кроме введенияфизраствора. И хотя здесь же говориться о том, что «речь не идет о социальноуязвимых  гражданах и детях»  Как нам этому поверить?  Если уже и на первом этапе они больше всехи  пострадали (такие как баба Рая), посколькубессловесны, и  из–за этого их долей длячиновников оказалось легче всего распорядиться, без отдачи чего то взамен. Самже Биртанов об этом рассуждает так:

-Гарантированный обьём  мед услуг  также будет сохранен и, даже будетувеличиваться из года в год. Сооплата пойдет на получение дополнительных услуг,в том числе гостиничных, особых условий. Кстати,  во многих странах постельное белье вбольницах не выдается.  Зачем все это ?Потому что  часто имеет место  перерасход, например повторная госпитализация, там, где можно без нее обойтись.

 Мы это уже проходили.

А вот здесь хотелось бы вспомнить  проеще один казахстанский гигантский эксперимент над больными людьми, когда деньгиказахстанских больных вот так же бесконтрольно оказались, аккумулированы водном ведомстве, что позволило их похитить. Зато сама система  ФОМСа (Фонд Мед. Страхования),  которуюу нас вводили в 90-х, запомнилась нашим гражданам исключительно тем, что в товремя больным приходилось платить за все «вплоть до подушек и одеял» вбольницах. Бывший руководитель ФОМСа, и глава медицинского ведомства находитсяв международном розыске с 1998 года. Все это время Талапкер Иманбаев проживаетв Соединенных Штатах, куда выехал из республики по ученической визе. В 2001году казахстанский суд заочно признал его виновным в хищениях крупных средствФОМСа и приговорил к девяти годам лишения свободы с отбыванием наказания вколонии общего режима с конфискацией имущества. Согласно приговору суда, своимипреступными действиями Иманбаев причинил ущерб государству в размере 906 млн.557 тыс. 840 тенге. Суд признал виновным Иманбаева в создании организованнойпреступной группы и в ее руководстве, а также обвинил в том, что он в 1996-1997годах, используя свое служебное положение, присваивал и растрачивал доверенныеему государственные денежные средства.

 Удивляешься,  смелости и быстроте   нашего Правительства, которое, несмотря наэту нашу «чисто казахстанскую» историю легко и неожиданно инициирует новыеподобные реформы, подписывая под них весь народ, и,  причем отличие от 90-х годов уже занимая наэто деньги в зарубежных банках.  А ведьвряд ли не знают  «наверху», что уже  совершили  при этом как минимум один смертный грех -ввели высокопоставленных чиновников от медицины в « соблазн». Ведь история скражей денег из Фомса одним человеком показывает, что чиновники от медициныникогда не были замечены в святости, но опять  деньги, отпущенные на лечение  всех казахстанцев, легко отданы  в распоряжение одному ведомству (читай, егоруководящему составу).  Ну а больным остаетсятолько повторять всем вместе свою мантру: « избави бог от болезни.».

 Лариса Шилина. Тараз    

 

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение