Приграничные конфликты в XXI веке: особенности и способы решения

Дата:
Автор: Медиация 2020
Ia-centr.ru публикует аналитические материалы участников Лаборатории «МедИАЦия»: Каспийская неделя (24 – 28 августа 2020 г.), осуществляемой при поддержке фонда Президентских грантов.

Конфликт — острое противостояние сторон, обусловленное противоречием их интересов. Здесь есть определенная тонкость: внешняя и внутренняя политическая жизнь государства, как правило, взаимосвязаны, соответственно, любой внутренний конфликт имеет внешнеполитический аспект и наоборот, каждый международный конфликт влияет на внутриполитическую повестку дня. Поэтому условную границу представляется логичным провести следующим образом: внутренний конфликт обусловлен борьбой за власть и экономическое доминирование различных социально-политических групп общества (кланы, партии, фракции и др.), тогда как международный конфликт порождается обостряющимися противоречиями интересов различных субъектов международных отношений. 

Приграничные конфликты в XXI веке: особенности и способы решения В XIX — начале XX в. для политических международных конфликтов применялся термин «вопрос»: восточный вопрос, польский вопрос, армянский вопрос. Это подчеркивало «подвешенный» характер политической ситуации с различными вариантами развития событий. Постепенно «вопросом» стали называть национально-этнические проблемы с негативным оттенком (еврейский вопрос, цыганский вопрос), что после осуждения нацизма привело к снижению частоты употребления термина.
При столкновении государства и негосударственных формирований (партизанское движение, террористическая организация и т. п.) возникает ассиметричный конфликт. Для подобного противостояния характерны:
• диспропорция в военной силе;
• использование негосударственной стороной точечных ударов по государственным органам, вооруженным силам, объектам инфраструктуры;
• отсутствие четко выраженной линии фронта.
Ассиметричные конфликты также характеризуются размытостью понятия гражданского населения: обычно негосударственная сторона опирается на широкую сеть поддержки местного населения. Добровольно или принудительно, но гражданское население и малые предприниматели оказывают пособничество, выполняют задачи снабжения, финансирования, транспортировки, лечения и укрывательства повстанцев, сообщают им разведывательные сведения. Зачастую противники государственных сил проникают на низшие позиции государственной и муниципальной службы или поступают в правоохранительные органы, что создает дополнительные проблемы для государственной стороны.
В ходе Сирийской операции Россия считает предметом конфликта террористическую деятельность исламских радикалов, правительство Дамаска — вопрос территориальной целостности, страны Запада — политическое будущее сирийского режима, а исламисты — вторжение «неверных» и шиитов на суннитскую территорию. При подписании Хельсинских соглашений (1975) страны социалистического лагеря считали приоритетом незыблемость послевоенных границ, тогда как Запад выделял гарантии прав человека. Исключительная воля дипломатов стран-участников помогла согласовать компромиссные формулировки.
Ст. 33 Устава ООН гласит: «Стороны, участвующие в любом споре, продолжение которого могло бы угрожать поддержанию международного мира и безопасности, должны прежде всего стараться разрешить спор путем переговоров, обследования, посредничества, примирения, арбитража, судебного разбирательства, обращения к региональным органам или соглашениям или иными мирными средствами по своему выбору».
Российские подходы в отношении упомянутых правил поведения основываются на следующих постулатах. Во-первых. Информационно-коммуникационные технологии должны использоваться исключительно в мирных целях. Международное сотрудничество должно быть нацелено на предотвращение конфликтов в сфере использования информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), а не на их регулирование. Во-вторых. С учетом уникальных особенностей ИКТ, наряду с применимыми к сфере их использования нормами международного права и имеющими важное значение для поддержания международного мира, безопасности и стабильности и создания открытого, безопасного, стабильного, доступного и мирного информационного пространства, могут вырабатываться дополнительные правовые нормы для регулирования международных отношений в сфере использования ИКТ. В-третьих. Государства должны обладать суверенитетом над информационно-телекоммуникационной инфраструктурой на своей территории. 28 В-четвертых. Любые обвинения в адрес государств в причастности к компьютерным атакам должны быть обоснованными и доказанными. В-пятых. Государства не должны допускать возможности использования своей территории для осуществления компьютерных атак и содействовать использованию в этих целях посредников. В-шестых. Государства должны бороться с внедрением и использованием скрытых вредоносных функций и программных уязвимостей в IT-продукции, а также добиваться ее безопасности для пользователей»

Автор: Сакенова Гулина, участница Лаборатории молодого аналитика «МедИАЦия»: Каспийская неделя

Поделиться: