Азербайджан и Туркменистан: Каспий, энергетика, перспективы

Дата:
Автор: Медиация 2020
Ia-centr.ru публикует аналитические материалы участников Лаборатории "МедИАЦия": Каспийская неделя (24 – 28 августа 2020 г.), осуществляемой при поддержке фонда Президентских грантов.

С распадом единого Советского государства возникла острая необходимость в разграничении водных просторов Каспия по причине углеродных богатств морского дна. Азербайджан предлагал считать линию водораздела от выдвинутого далеко на восток п. Апшерона. Туркмения настаивала на том, чтобы этот полуостров игнорировать и считать линию от собственно берега , получив, таким образом, право на разработку нефтяного месторождения «Кяпаз» (туркменский «Сердар»). Азербайджан и Туркменистан: Каспий, энергетика, перспективы К началу ХХI века стороны де-факто разорвали дипломатические отношения и всерьез заговорили о возможной войне, а тогдашний президент Туркмении Сапармурат Ниязов обвинил Баку в причастности к покушению на себя в ноябре 2002 года. После смерти Ниязова в конце 2006-го года начало происходить постепенное потепление отношений. В ходе пребывания нового туркменского президента Гурбангулы Бердымухамедова в Баку в мае 2008 года стороны обязались не вести разведку и добычу на спорных месторождениях до полного урегулирования статуса Каспия. 

В августе 2018-го года в казахском Актау все пять каспийских государств подписали конвенцию о правовом статусе Каспия. В ней снималось требование на согласие всех прикаспийских стран на прокладку трубопроводов по дну моря, но вопрос о разграничении моря так и остался открытым. Однако этот год стал ключевым с точки зрения серьезной разрядки отношений между двумя прикаспийскими государствами. Необходимо подчеркнуть, что Ашхабад, в первую очередь, заинтересован в крепком сотрудничестве с Баку, что позволило бы Туркменистану эффективнее использовать транспортно-географический потенциал своего соседа, что согласуется с планами страны по диверсификации экспортных потоков энергоносителей [2]. 

По проекту, такой газопровод предусматривал бы поставку местного газа на европейский рынок в объёме 30 млрд кубометров каждый год и в течение 30 лет – и это без включения в систему казахстанских объемов энергоносителя [3].

Такой стабильный источник дохода положительным образом сказался бы на торговом балансе Туркменистана, обеспечил большую стабильность региона посредством более глубокой интеграции стран-соседей. Баку бы окончательно закрепил за собой статус энерго-логистического хаба региона, что сулит политические и экономические дивиденды. Г. Бердымухамедов указал на ключевую роль Баку в выходе туркменских энергоресурсов, в частности, на черноморский рынок.

С учетом всего этого, 11 марта 2020 года состоялся визит президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова в Азербайджан. Стороны заявили, что предпринимают меры по устранению наиболее острой проблемы отношений двух стран – раздела территории Каспия – на основании норм международного права. Тяжбы, однако, не должны мешать 
совместно разрабатывать и осуществлять крупные энергетические проекты , что формально дало «зеленый свет» проекту Транскаспийского газопровода [4]. 

Такого рода встречи на высшем уровне крайне позитивно оцениваются ведущими лицами стран [5]. 
Однако вопрос остается вопросом – когда и будет ли вообще осуществляться когда-либо воплощение подобных геополитических проектов? 

Это зависит от целого ряда факторов, основным из которых является условно низкие цены на энергоносители при высокой стоимости строительства инфраструктуры, ее обслуживания и возмещения причиняемого ей экологического ущерба.

Баку также может понести серьезные политические риски в форме ухудшения отношений с двумя «большими соседями» - стремящей защитить свое монопольное в торговле газом с ЕС положение Россией и Ираном, тем или иным путем потребовавшим возможность начать экспорт и своих энергоносителей.

Так или иначе, по оценкам аналитиков, регион вступил в период «закрепления», длящийся с 2017 по 2022 год. Этот период характеризуется тем, что заключаемые в течение его договоры имеют особый запас прочности и свойство определять тренд дальнейшего развития региона до 2040-го года. Тогда мир вступит в период глобальных системных изменений [6]. Будет ли готов Каспий дать достойный ответ вызовам времени – зависит в значительной степени от решений, принимаемых в энергетической сфере уже сегодня.

____________________________

[2] Fariz Ismailzade and Glen E. Howard, Editors, The South Caucasus 2021: Oil, Democracy and Geopolitics, Washington, DC, 2020, p. 128

[3] https://news.ru/v-mire/turkmeniya-gazoprovod-investicii/

[4] http://casp-geo.ru/vozmozhen-li-konflikt-azerbajdzhana-i-turkmenii-na-kaspijskom-more/

[5] https://metbuat.az/news/314775/azerbaycan-turkmenistan-munasibetleri-qedim-ve-zengin-tarixe.html 

[6] Fariz Ismailzade and Glen E. Howard, Editors, The South Caucasus 2021: Oil, Democracy and Geopolitics, Washington, DC, 2020, p. 129

Автор: Серафим Михайлов, участник Лаборатории молодого аналитика "МедИАЦия": Каспийская неделя

Поделиться: