Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Социально-экономическая и политическая ситуация в Узбекистане накануне второй мировой войны. Ч.1

Социально-экономическая и политическая ситуация в Узбекистане накануне второй мировой войны. Ч.1

20.07.2017

Автор: Надира Махкамова

Теги:

К концу 30-х годов ХХ века советская власть завершила длительную и кровавую борьбу за построение нового, равноправного, социально-однородного общества без частной собственности и ее носителей частнособственнических элементов. Основным стержнем этой борьбы была  монополизация экономики, которая должна была уничтожить многоукладность старого общества и ее носителей – независимых самостоятельно-хозяйствующих субъектов.

В результате национализации средств производства и капиталов, форсированной индустриализации промышленности, коллективизации сельского хозяйства, ликвидации кулачества как класса, прекращения сво-бодных рыночных отношений, налогового прессинга, социалистический уклад становится монополистом в советской экономике, а государство – господствующей регулирующей силой страны. Вместо уничтоженного старого общества с многообразным социальным составом было сконструировано новое. Выступая в ноябре 1936 г. на VIII всесоюзном чрезвычайном съезде советов, глава советского государства И.В.Сталин заявил: «Теперь наше общество состоит исключительно из рабочих, крестьян и интеллигенции, а все другие слои общества исчезли с лица земли».

Развитие промышленности, сельского хозяйства, науки и культуры, а также демографические и социальные изменения в процессе построения нового общества проходили во всех регионах СССР в целом в едином русле. Однако, в отдельных республиках, в том числе и в Узбекистане, они имели свои особенности.

Прежде всего, в Узбекистане были значительно выше темпы роста населения. Если по СССР с 1926 г. по 1939 г. его численность выросла на 15,9%, то в Узбекистане – на 37,5% и составила 6271269 человек. Произошло это за счет высокой рождаемости, что являлось особенностью ментальности народов среднеазиатского региона, а также за счет значительного притока мигрантов из центральных районов страны.

Именно они, увеличив общую численность населения республики, внесли изменения в ее национальный состав: удельный вес титульной нации за эти годы уменьшился с 65,1% до 64,4%, а европейцев – увеличился с 6,4% до 15%. 

Поскольку приезжие оседали преимущественно в городах, упал удельный вес узбеков в составе городского населения с 18,6% до 15%. Но мигранты оседали только в крупных промышленных центрах, где строились крупные промышленные предприятия.  Больше всего их поселялось в Ташкенте. Его население за период 1926-1939 гг. увеличилось на 72,4% и составило почти 561 тыс. человек. В их числе русских было 248,5 тыс. (42,5%), а узбеков – 221 тыс. (37,8%). Старые же центры ремесла и торговли приходили в упадок. К 1937 г. население Самарканда увеличилось по сравнению с 1926 г. на 24,6%, Коканда – на 15,5%, Андижана – на 6%, а Намангана уменьшилось на 1%.

В абсолютных цифрах население городов Узбекистана увеличилось на 45%, но его удельный вес вырос только на 1% (с 22% до 23%), тогда как в РСФСР – с 18% до 33%, Армении – с 19% до 29%, Туркмении – с 18% до 32%.

Были в Узбекистане свои особенности и в изменениях социального состава общества. К концу 30-х годов произошли большие изменения, как в количественном, так и в качественном составе рабочих. Их количество выросло в 4 раза, более чем в 3 раза увеличился их удельный вес в числе занятого населения, изменилась характеристика его состава. Если в 1926 г. рабочие были заняты в различных социально-экономических секторах – частном и государственном, то в1939 г. все были заняты только в государственном секторе.

Заметны были успехи в формировании промышленных рабочих - их число выросло в 11,5 раз и почти в 10 раз увеличился их удельный вес в составе занятого населения.

В результате развития новых отраслей тяжелой промышленности, роста технического оснащения предприятий в составе промышленных рабочих республики к концу 30-х годов появились совершенно новые специальности, требующие высокой квалификации, – сталевары, формовщики, операторы прокатных станов, инструментальщики, прессовщики, экскаваторщики и т д. Продолжался рост удельного веса продукции тяжелой промышленности (он вырос с 3,3% в 1928 г. до 13,3% в 1939 г.), но снизился удельный вес продукции легкой промышленности (соответственно с 75,7% до 57%), где из-за замены старых слабо механизированных, а потому трудоемких, часто полукустарных заведений создавались новые технически более оснащенные предприятия с более высокой производительностью труда. 
Это обусловило сокращение числа рабочих в текстильной, кожевен-ной, обувной промышленностях в 1939 г. по сравнению с 1926 г. с 60,8 тыс. человек до 46,8 тыс. человек. По этой же причине снизился к 1939 г. удельный вес таких профессий как кузнецы, паяльщики, лудильщики. Все это вместе взятое обусловило дальнейшее понижение удельного веса рабочих коренных национальностей в общем числе промышленных рабочих к 1939г. с 51%  до 36,7%.

Значительны были темпы роста женщин работниц, занятых в промышленности республики. Их число выросло к 1939 г., по сравнению с 1926 г. в 24 раза и составило 135 тыс. человек. Но тенденция снижения их удельного веса в общем числе рабочих, наметившаяся после 1934 г., когда он  достиг самых высоких показателей – 34,5%, продолжала развиваться. В 1939г. женщины составляли 28 % всего состава рабочих. Больше всего их было занято в швейной промышленности – почти 20 тыс., текстильной – 15,5 тыс., пищевой – 3,2 тыс.

К концу 30-х годов произошло расширение отраслевого диапазона применения женского труда в промышленности. Он стал применяться и в тяжелых производствах. Причина этого заключалась в том, что, испытывая острую потребность в кадрах для сокращения сроков построения основ социализма, партия одним из путей достижения этой цели считала восполнение недостающей рабочей силы из числа женщин.

Если в 1926 г. в таких производствах, как кожевенное, химическое, металлообработка, деревообработка, строительство не было занято ни одной женщины, то в 1939 г. в металлообработке было занято 1832 женщины, в деревообработке – 1847, кожевенном производстве – 550, химическом – 212, в строительстве – почти 1 тыс. женщин. Появились женщины токари, станочницы, сборщицы, монтажницы, электромонтеры, прессовщицы, штамповщицы, наладчицы (всего более 1 тыс. человек), шоферы, водители трамваев (329 человек), трактористки (3,6 тыс. человек), тракторные бригадиры и механики (220 человек).

Отличительной чертой процесса формирования промышленных рабочих в Узбекистане в 30-х годах была их активная консолидация. Большие рабочие коллективы становятся прерогативой не только предприятий тяжелой промышленности, но и легкой. Но большая часть членов этих значительных коллективов, особенно в легкой промышленности, имели небольшой стаж совместной работы, так как в основном были пущены в эксплуатацию в годы второй пятилетки.

 Они, хотя и концентрировали в одном месте большое число рабочих, но не имели сложившихся рабочих традиций, духа «пролетарской солидарности и сознательности» и потому не могли быть активными проводниками идей партии в массах. Ситуация усугублялась еще и тем, что после 1930 г., когда было официально объявлено о полной ликвидации в стране безработицы, сузилась база источников их пополнения внутри республики. Государство перекрыло такой стабильный источник пополнения рабочих мест рабочими нужных специальностей, как зарегистрированные на биржах труда безработные, которые преимущественно состояли из квалифицированных рабочих, имеющих производственные навыки и рабочий стаж.

Основными внутренними источниками пополнения промышленных рабочих в 30-е годы по-прежнему оставались в основном дехкане, в меньшей мере – разоряющиеся кустари и ремесленники, а также женщины и подростки. Чтобы сделать из них промышленных рабочих создавалась обширная сеть обучающих структур. Однако их результаты были малоэффективны. Сказывались поспешность обучения огромных масс рабочих, его краткосрочность. Определенные трудности имелись в связи с многообразием форм профессиональной учебы рабочих, которые обеспечивали различный уровень подготовки и повышения квалификации обучающихся, мешали управлению учебным процессом, организации его материального обеспечения.

Поэтому потребность в квалифицированных кадрах в значительной степени продолжала удовлетворяться за счет мигрантов. Если в середине 20-х годов приезжали специалисты и квалифицированные рабочие по договоренности с дирекцией предприятий для обучения рабочих и оказании помощи в строительстве, пуске и освоении строящихся крупных строительных объектов, то в 30-е годы стали самостоятельно массово приезжать и неквалифицированные рабочие. 
Так, на строящийся ташкентский текстильный комбинат только за сентябрь 934 г. самостоятельно приехало из центра 380 рабочих разной квалификации

Окончание следует




Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение