Россия, Москва

info@ia-centr.ru

В. Амелин: «Проблема противодействия идеологии радикализма и экстремизма требует нестандартных ходов»

В. Амелин: «Проблема противодействия идеологии радикализма и экстремизма требует нестандартных ходов»

29 сентября 2017 г. в г. Душанбе пройдет Международная конференция  «Борьба с терроризмом и экстремизмом в Евразии: общие угрозы и совместный опыт».

Накануне мероприятия корреспондент Пресс-Клуба «Содружество» встретился с одним из участников круглого стола, российским экспертом Веналием Амелиным, руководителем НКО «Содружество народов Евразии».

Проблемы безопасности Центральной Азии являются «зоной ответственности» многих интеграционных структур. Однако ситуация с нарастающими рисками для Таджикистана, Киргизии, Узбекистана, Казахстана по-прежнему остается тревожной – исламский радикализм, наркотрафик, терроризм, угрозы в сфере информационной безопасности. Какие факторы препятствуют стабилизации региональной ситуации? Насколько проблемы Центральной Азии влияют на ситуацию с безопасностью для внешних границ Российской Федерации?

Действительно, это целый комплекс вопросов, каждый из которых заслуживает отдельного внимания. Попробую ответить максимально кратко.

С моей точки зрения, наиболее остро стоит проблема консолидации усилий по противодействию нарастающим угрозам. Я говорю о противодействии радикалам, экстремистам, религиозным фанатикам – эти действия на региональном уровне нуждаются в координации, объединении усилий.

Кто-то из журналистов сделал ходовым утверждение – «террористический интернационал», так вот, этим «объединенным силам зла» необходимо противопоставить ресурсы всех государств региона, интеграционных структур – ШОС, ОДКБ, тех стран, кто приоритетно заинтересован в сохранении стабильности Центральной Азии. Я говорю, конечно, о России.

Отсутствие необходимого уровня координации негативно влияет на эффективность предпринимаемых мер. А комплексные проекты внерегиональных сил, например, C5+1 преследуют цели далекие от интересов государств региона. Это очередная попытка Запада «поставить чемоданчик» в той точке, где прилагаются интересы США и их союзников.

Вы говорите о силовой составляющей этого сотрудничества или же спектр взаимодействия может затрагивать более широкий круг вопросов?

Вы правильно обозначаете вопрос. Речь идет не только о сотрудничестве силовых структур. Например, проблема противодействия идеологии радикализма и экстремизма требует нестандартных ходов, касающихся работы с молодежью, духовной сферы.

Убежден, что эффективная борьба с радикальным исламизмом, в первую очередь с запрещенной в РФ террористической организацией ДАИШ, возможна, если имеется сильная государственная идеология, которая представляет собой синтез традиционных ценностей и современных, новых форм влияния на молодежную аудиторию. Но элементы этой идеологии необходимо транслировать на молодежную аудиторию, сделать их понятными современной молодежи. А в нынешних условиях открытого информационного общества это очень сложная, трудная миссия.

Поэтому резюмируя, отвечу Вам так – риски и вызовы для региона меняют свой формат, становятся более сложными, затрагивают более глубокие сферы общественной жизни. Такими же эффективными должны быть наши ответы на подобные вызовы.

И все-таки, давайте уточним, в какой мере ситуация в Центральной Азии влияет на безопасность Российской Федерации?

Самым прямым образом. Дестабилизация в Центральной Азии на уровне комплекса серьезных социально-экономических проблем, активизация религиозного экстремизма, а этот список можно продолжить - могут иметь для России весьма серьезные последствия.

Россия как член ОДКБ, ШОС и страна, тесно связанная с ЦА на двусторонней основе является активным участником регионального партнерства, тем более имея уникальный опыт реализации проектов в сфере безопасности. Россия неоднократно доказывала свою состоятельность в вопросах борьбы с международным терроризмом, своевременно отзывалась на просьбы руководства стран региона о действенной помощи в борьбе с проявлениями угроз террористического, экстремистского и сепаратистского характера.

Москва, во взаимодействии с центрально-азиатскими государствами, была у истоков формирования международных механизмов борьбы с распространением и укреплением перечисленных негативных тенденций, соответствующей системы сдержек и противовесов. Очевидно, что созданные механизмы нужно сохранять и укреплять.

Каковы конкретные перспективы сотрудничества между Российской Федерацией и Республикой Таджикистан в сфере безопасности?

Как отмечают российские эксперты, наиболее важными для Таджикистана проблемами обеспечения безопасности являются: борьба с наркотрафиком, обеспечение охраны границ, противодействие экстремизму и терроризму. Таджикистан будет поддерживать любые инициативы, которые направлены на решение этих проблем. Со своей стороны, Россия готова оказать полное содействие Душанбе по всем из перечисленных направлений обеспечения безопасности.

Например, Российская Федерация оказывает помощь Таджикистану в модернизации вооруженных сил по двусторонней линии – осуществляются поставки современных вооружений и военной техники. 201-я российская военная база продолжает играть роль форпоста России в Центральной Азии, гаранта мира и стабильности в регионе.

В тоже время мы видим перспективы расширения сотрудничества в сфере безопасности не только в двустороннем, но и многостороннем формате. Надеюсь, что предстоящее экспертное мероприятие в Душанбе позволит нам, вместе с коллегами из стран региона обменяться мнениями о том, как сделать подобное сотрудничество максимально эффективным.



Теги: Мероприятия, Таджикистан, Россия, Центральная Азия

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение