Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Тунеядцы или инвесторы: изменит ли Узбекистан отношение к трудовым мигрантам-соотечественникам?

Тунеядцы или инвесторы: изменит ли Узбекистан отношение к трудовым мигрантам-соотечественникам?

7 Февраля 2018

Автор:

«Узбекского мигранта-парикмахера Достана Адеханова убили шампуром в Московской области», «Двое граждан Узбекистана пострадали в аварии на федеральной трассе под Саратовом», «С двенадцатого этажа новостройки упал 22-летний рабочий из Узбекистана», «Двое 17-летних юношей попали под суд за избиение гражданина Узбекистана по мотивам национальной ненависти», «В Москве нашли труп узбекистанца, замотанный в целлофан». Подобные сводки новостей появляются в СМИ с пугающей регулярностью.

Но апогеем несчастных случаев с участием узбекистанских мигрантов стала авария в Казахстане, в Актюбинской области, произошедшая 18 января текущего года. Пожар в автобусе, в котором люди ехали на заработки в РФ, унес жизни 52 узбекистанцев. И общественность всколыхнулась. Резонансный случай поднял волну бурных обсуждений в социальных сетях и местных, казахстанских и российских изданиях. Потянулись вереницы публикаций, выясняющих причины трагедии, обнародовалось множество версий произошедшего и предложений, как избежать повторения трагедии.

Наверное, впервые в истории Узбекистана президент Шавкат Мирзиёев открыто признал вину властей в случившемся.

Находясь с рабочим визитом в Сурхандарьинской области, он прокомментировал трагедию, произошедшую с соотечественниками, и прочитал молитву за упокой их душ.

«Эти люди ехали в другую страну, чтобы прокормить свои семьи. Они не думали, что все так случится. Произошедшее говорит и о наших недостатках. Мы не смогли создать для них достойных условий на Родине. Нам еще многое предстоит сделать для народа», - сказал Шавкат Мирзиёев.

Слова главы государства воодушевили народ. Однако местные исполнительные органы, на которые возложена задача защищать граждан, безмолвствуют и никакой инициативы в этом вопросе не проявляют.

О том, как в Узбекистане сформировалось негативное отношение к трудовым мигрантам, какие меры необходимы для недопущения Актюбинской трагедии и зачем повышать статус обычных рабочих Узбекистана, рассказал эксперт по вопросам трудовой миграции Института демократии и прав человека Шухрат Ганиев.

Истоки «миграционного вопроса»


Не узнав об истоках проблемы, сложно понять, почему сегодня так вяло продвигается вопрос помощи мигрантам.

В прошлом отношение узбекского правительства и государственной системы к соотечественникам, выезжающим на заработки за границу, было как к категории лентяев, которые не хотят работать в стране и пытаются найти легкие способы обогащения на чужбине. Соответственно, они выпадали из обоймы социального пространства и защиты государства.

Это длилось годами. Почти двадцать лет мигранты оставались маргинальной прослойкой общества, которая не защищена ни со стороны родного государства, ни тем более на территории Российской Федерации, Казахстана и любой другой страны, выбранной ими для трудовой деятельности.

За это время была налажена довольно сложная система поставок нашей рабочей силы за рубеж, которая лоббировалась коррумпированными структурами. Эта сеть работала, поставляя тысячи наших граждан на трудовые рынки других государств, абсолютно не предоставляя никакой законодательной основы и социальной защиты. И это при том, что и консульские, и посольские учреждения нашей страны всего лишь год-полтора назад были знамениты огромными очередями людей, пытавшихся найти защиту у посольства своей страны, но не получая ее из-за бюрократических проволочек.

Это привело к тому, что люди сами начали прорабатывать более дешевые способы и пути проезда в ту или иную страну, минуя работорговцев, трафикеров и прочих лиц. Отсюда возникают так называемые «черные маршруты». Понимая всю опасность, всю шаткость своего положения, когда они находятся в автобусе другой страны, узбекистанцы шли на этот риск. Шли, осознавая, что они при этом не защищены ни законодательно, ни с точки зрения легальности транспорта и перевозчика, который часто не имеет лицензии.

Все это наглядно продемонстрировало, что система, разработанная самими людьми от безысходности, приводит к трагическим последствиям.

Ветер перемен


Изменения к лучшему, намеки на них все же есть. Проводя мониторинг среди трудовых мигрантов, я как эксперт отмечаю позитивные сдвиги, произошедшие в 2017 - начале 2018 годов.

Впервые Президент начал говорить открыто, что корнем проблемы является бездеятельность, равнодушие правительства, которое не обеспечило своих граждан рабочими местами на родине. Это настоящий прорыв по сравнению с тем, что было раньше.

Вызывает опасения одно. Есть политическая воля Президента. Трудовые мигранты сейчас испытывают огромную благодарность к лидеру страны за его поддержку. Рейтинг Мирзиёева очень высок. И в то же время рейтинг исполнительной власти остается на самом низком уровне.

Огорчает то, что со стороны рядовых чиновников, к примеру, Кабинета министров, Министерства внутренних дел, никаких шагов не предпринимается. И когда общество знает о политической воле, но не видит конкретных мер для ее реализации, то оно может проникнуться скепсисом и недоверием.

Слова, которые воспринимаются как поддержка, при бездействии и аморфности правительства будут восприниматься как политическая риторика. В этом и кроется опасность.

Методы защиты трудовых мигрантов


Необходимо начать работать системно. Недавно мы давали конкретные рекомендации на круглом столе по данному вопросу.

Во-первых, Узбекистан должен постараться сделать цены на железнодорожный и авиационный транспорт более доступными для широких слоев населения и конкурентоспособными. К примеру, национальный авиаперевозчик «Узбекистон хаво йуллари» знаменит не только своим хорошим сервисом, но и высокими ценами на билеты.

Во-вторых, стоит пересмотреть наши взаимоотношения со странами СНГ по вопросам миграции. Пока они зиждутся на нескольких договорах, в частности, на Минском договоре по защите граждан. Мало того, что они недостаточно, не в полную силу применяются, они еще и не доработаны. Большая их часть была разработана в начале 90-х годов и требуют пересмотра. Также необходимо заключать договора со всеми странами по отдельности, причем соглашения должны включать пункт о том, что наш гражданин, перемещающийся транзитом через соседнее государства, например, Казахстан, должен быть обеспечен надлежащей страховкой. Совершенствование системы страховых полисов – одна из первостепенных задач.

Немаловажным является и реформирование банковско-финансовых учреждений Узбекистана. Почему? Именно посредством банков можно дать возможность трудовым мигрантам получить микрокредит, который они смогут потратить на дорогу и обустройство в стране пребывания.

Сегодня условия в банках, мягко говоря, не отличаются гибкостью, они не в должной мере оперативно и качественно реагируют на запросы населения. Плюс ко всему, имеет место коррупция в банковской системе. И с этой проблемой необходимо бороться.

Сегодня нашим мигрантам легче получить кредит в России, чем у себя на Родине. Это говорит о  том, что банковская система требует кардинального реформирования.

Пока в наших мониторингах мы не отмечаем продвижения и в следующем вопросе. Многочисленные договоры в сфере миграции с Россией, Казахстаном, Кореей, Польшей и рядом других государств, к сожалению, существуют только на бумаге. На границе, таможне, в дороге наблюдается то же пренебрежительное отношение к мигрантам, что и раньше. Разработанные меры пока не дают результатов и не работают на практике.

Мигрант – главный инвестор в экономику Узбекистана


На сегодняшний день более 3,5 миллионов узбекистанцев трудятся за пределами страны. Государству это экономически выгодно – мигранты обогащают экономику, и это общеизвестно.

По итогам 2017 года, Узбекистан лидирует по объемам денежных переводов из России на родину среди всех стран Центральной Азии. По данным Центробанка, который опубликовал статистику за первые девять месяцев 2017 года, узбекские мигранты перевели на родину больше 2,5 миллиарда долларов. Причем эта сумма выросла почти на треть по сравнению с аналогичным периодом 2016 года.

Но и это еще не все. Заработав деньги, мигрант чаще всего возвращается на Родину. Здесь он покупает строительные материалы отечественного производства для возведения жилья, приобретает машину узбекского автопрома, местные продукты. Деньги вкладываются в экономику страны.

Самый первый инвестор, которого сегодня Президент пытается найти – это наш трудовой мигрант. Он приносит стране до 4 млрд долларов ежегодно. И государство давно должно было узаконить метод поступления валюты из-за границы, и с благодарностью относиться к людям, которые помогают развивать экономику страны.

Давайте будем реалистами – невозможно организовать рабочие места для такого количества людей на родине. Но вот повысить статус трудового мигранта, защитить его за пределами страны и в дороге нам вполне по силам.

Анна Гриценко (Ташкент)


Теги: Узбекистан

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение