Спецпредставитель президента РФ рассказал о своей жизни в Кыргызстане

Дата:
Спецпредставитель президента РФ рассказал о своей жизни в Кыргызстане

Сейчас Михаил Швыдкой — известный телеведущий, политический деятель, бывший министр культуры и спецпредставитель Путина. Однако далеко не каждый кыргызстанец знает, что Михаил Ефимович — наш земляк.

Как только Михаил Ефимович Швыдкой появился в редакции Sputnik, его тут же окружили журналисты: каждый сотрудник хотел себе фото с легендарным общественным деятелем.

Сюда специальный представитель президента РФ по международному культурному сотрудничеству прибыл, чтобы обсудить с президентом Сооронбаем Жээнбековым мероприятия, приуроченные к перекрестному году Кыргызстана и России. Однако нам удалось расспросить его и о личном.

— Вы родились в городе Канте Чуйской области. Что чувствует человек, который только что вернулся на свою малую родину?

— Знаете, это чувство какого-то особого удовлетворения, детского счастья. Неспроста у кыргызов есть поговорка "Где пролилась твоя первая капля крови, туда и приедешь умирать". Конечно, я еще не собираюсь прощаться с жизнью, но именно здесь чувствую какое-то особое тепло. К Кыргызстану я испытываю чувство глубочайшей нежности, хотя прожил тут совсем недолго.

— Позвольте мне процитировать ваши слова: "Я знаю Центральную Азию, я очень чувствую, что все не похожие друг на друга люди должны жить одинаково и счастливо. Это дал мне Кыргызстан". Что вы имели в виду?

— Кыргызстан, как и другие страны Центральной Азии, в свое время принял большое количество самых разных народов. Это было и в XIX, и в ХХ столетии. Да вспомните хотя бы годы Великой Отечественной войны, когда сюда приехало огромное количество людей, спасавшихся от немецкой оккупации.

Именно здесь переплетались судьбы представителей многих народов. Благодаря этой среде был дан толчок развитию культуры. Посмотрите, как бурно развивалась кыргызская музыкальная культура, какое созвездие удивительных талантов мы здесь наблюдаем!

— Как ваши родители оказались в Кыргызстане?

— Мама переехала в Кант в 1946 году. Ее направили сюда по распределению после окончания медицинского института в Москве. Тут она работала в районной больнице, где и встретила моего отца. Он служил в Кыргызстане после войны.

В этом многоголосье народов рождался особый аромат жизни. Не надо воспринимать многообразие культур как проблему — на самом деле это богатство. Главное — по уму этим богатством распорядиться. 

— Сейчас много говорят о положении русского языка в Кыргызстане. Что вы думаете по этому поводу?

— Очень важен сам факт, что такой великий сын кыргызского народа, как Чингиз Торекулович Айтматов, имел сразу два родных языка — кыргызский и русский. Да, это кыргызский писатель, который творил в том числе и на русском.

Когда государство заботится о развитии своего языка, это понятно и важно. Однако знание других языков лишь помогает национальной идентичности развиваться более интенсивно. То, что в Кыргызстане владеют русским языком, дает людям новые возможности для реализации.

Если человек знает и кыргызский, и русский языки, то у него больше перспектив, чем у тех, кто владеет только кыргызским или только русским — взять, к примеру, вопрос приема на работу.

Кроме того, вся мировая литература переведена на русский язык. Полные собрания сочинений Шекспира, Мольера, Диккенса, Пруста, Джойса… Кыргызстанской молодежи легче изучать книги, написанные по-русски, чем по-английски.

То же касается научной литературы. Множество фундаментальных книг по техническим наукам, математике написаны на русском языке.

Поймите, это ни в коем случае не умаляет значения великого языка Манаса! Каждый народ боготворит свой язык, он приносит этот язык как подарок человечеству.

Что касается английского, то тут есть серьезная проблема: мы ведь учим даже не английский, а некий коммуникативный язык. Да, он используется для общения в интернете, но сказать, что это язык Диккенса или Шекспира, довольно сложно.

Именно поэтому язык на уровне коммуникаций — это одно, а язык на уровне погружения и знаний — другое. В Кыргызстане как раз и был русский язык с погружением. Это и нужно сохранить!

— У нас молодежь не вдается в какие-то споры по этому поводу, она просто овладевает тремя языками: кыргызским, русским и английским.

— Важно понять одну вещь: язык учат не для того, чтобы читать Толстого в оригинале, а для того, чтобы реализоваться. И когда молодой кыргызстанец понимает, что его профессиональное будущее связано с русским языком, он, конечно, его учит. При этом нужно сказать, что кыргызы безупречно говорят по-русски, и меня это радует.

— Вы являетесь человеком, который неразрывно связан с культурой. Одно время именно вы занимали пост министра культуры России. Можно ли сказать, что сейчас эта сфера переживает сложные времена?

— Начнем с того, что в общество пришло осознание: культура важна. Я приведу очень показательный пример с Сомали и Южной Кореей. В 1962 году доход на душу населения в этих странах был одинаковым. Более того, в Южной Корее он был даже меньше, чем в Северной!

Сейчас же Южная Корея входит в пятерку самых развитых стран с наибольшим экономическим потенциалом, и связано это с тем, что они вкладывают огромные деньги в образование и культуру. Южная Корея совершила невероятный рывок, а Сомали осталось на том же уровне, что и в 60-х годах.

Именно по этой причине государство должно тратиться на культуру! Не потому, что она облагораживает или сохраняет какие-то эстетические качества, совсем нет. Благодаря культуре развивается творчество во всех сферах — в экономике, политике, инженерном деле.

Когда-то я читал лекции по истории русской культуры в технологическом вузе. Казалось бы, ну зачем им это? А затем, что современный инженер должен понимать, что такое красота. Культура — это не про фестивали и развлечения. Это важная часть формирования личности.

Принято считать, что раньше Россия была читающей страной, а сейчас все изменилось. Но посмотрите на полки советских библиотек! 60 процентов книг — труды классиков марксизма- ленинизма, а также мемуары генеральных секретарей ЦК КПСС. Сейчас же читают Донцову. Думаю, ее творчество менее опасно для умов, чем книги вышеуказанных авторов.

Проблема еще и в том, что раньше люди выходили из школы, имея представление о мире. Мы представляли, как жить. Современное поколение представляет лишь, как сдать ЕГЭ и поступить в университет. Все потому, что в школьных программах не хватает гуманитарной составляющей. 

— Сейчас вы занимаете пост специального представителя президента РФ по международному культурному сотрудничеству. А как нужно продвигать культуру?

— К счастью для нас, культура хорошо развивается без участия государства. Все великие произведения литературы и живописи появились на свет без участия властей.

С другой стороны, если дело касается каких-то дорогостоящих видов искусства — больших кинопроизведений, филармонического искусства, перевода литературы, тут именно государство может стать заказчиком или предоставить творцам беспрецедентные налоговые льготы.

Понимаете, каждая страна хочет представить себя миру с лучшей стороны. Это нормально. У каждого народа есть что показать другим. И, конечно, это требует государственных усилий. Например, мы хотим показать народное искусство или представить свои книги на Лондонской книжной ярмарке — за это надо платить. Чудес не бывает.

— Личный вопрос: есть какие-то направления в культуре, которые вы не приемлете? К чему просто не лежит душа?

— Я принял для себя очень простое решение, что не имею права на собственный эстетический вкус, равно как и на идеологические и политические предпочтения. Я должен поддерживать все проявления культуры, которые не противоречат закону. Да, многие вещи мне не нравятся, но об этом я могу сказать лишь своей жене, и то шепотом.

Сегодня мы как раз беседовали об этом с руководителем Федерального центра социологических исследований РАН Михаилом Горшковым. Он справедливо заметил, что современное российское общество устроено необычайно сложно. У россиян разные политические взгляды, художественные ожидания. При этом государство обязано предоставить всем равные возможности.

Источник

Поделиться:

Дата:
Яндекс.Метрика