Россия, Москва

info@ia-centr.ru

 Согдийцы – инфлюэнсеры Шелкового пути

Согдийцы – инфлюэнсеры Шелкового пути

6 Октября 2019

Автор:

Теги:

При Художественной Галерее Фрира и Галерее Артура М. Саклера, Смитсоновский институт, не так давно функционирует мультимедийный сайт – https://sogdians.si.edu – цифровая выставка, над которой много лет работали ученые из разных стран мира (Россия, Китай, Япония, Великобритания, Франция, Италия и Узбекистан) и разных институтов (Государственный Эрмитаж; Бардский Центр Выпускников; Нью-Йоркский Университет и другие). Собранные и оцифрованные экспонаты представляют различные аспекты согдийской культуры, от искусства, музыки и праздников до религии и погребальных практик. Основное внимание уделяется времени между 4 и 8 веками нашей эры, которое было золотым веком согдийцев.

Выставка также включает увлекательное описание истории согдийцев: кто такие согдийцы и почему они важны; согдийское искусство и материальная культура; жизнь в Китае и потомки вне региона; а также исследования согдийцев через оставшиеся рукописи и ЗD технологии.

Мы приводим краткий обзор некоторых статей.

Кто такие согдийцы?

В этой статье авторы (Judith A. Lerner and Thomas Wide) утверждают, что согдийцы – это люди, которых сегодня можно было бы назвать “инфлюэнсерами”.

Жившие почти 2000 лет, эти люди представляли влиятельное сообщество, которые, хотя их было относительно немного и их политическая власть была ограничена, помогли изменить мир вокруг них. Неразрывно связанные с Шелковым путем, согдийцы были иранским народом, чья родина, Согдиана, находилась в центре нескольких маршрутов, расположенных в современном Узбекистане и Таджикистане. Впервые в истории они появляются в 5 веке до н.э. как провинция Ахеменидской Персидской империи. Позже завоеванная Александром Великим во время его похода на Азию, Согдиана достигла пика богатства и известности в течение 4-го – 8-го веков нашей эры. В это время Согдиана представляла собой цепь оазисных городов и богатых сельскохозяйственных земель, уникально расположенных между великими империями азиатского континента. Возможно, больше, чем кто-либо другой, согдийцы использовали возможности Шелкового пути, развивая торговое общество, которое получало большую прибыль от торговли между Китаем и другими частями Азии.

Мобильные, многоязычные и высококвалифицированные согдийцы могли соединять разрозненные регионы, передавать товары и идеи на большие расстояния и обеспечивать развитие мировой торговли и обмена.

Путешественники, торговцы и переводчики, согдийцы оказали влияние на разнообразные виды искусства, моды, образа жизни, технологий и религиозные идеи, которые преобразовали части мира далеко от их родины. Сообщества согдийских иммигрантов распространились по всему Китаю, Южной и Юго-Восточной Азии, а также в степи Центральной Азии и Монголии. Согдиана процветала в этот период за счет прибыли от торговли и обрабатываемого сельскохозяйственного производства, способствуя развитию очень сложной и характерной городской культуры, которая осталась до наших дней в виде останков великих домов элиты, украшенных сложными настенными росписями. Эти дома были обнаружены в различных археологических раскопках в Узбекистане и Таджикистане в течение 20-го века и до настоящего времени.

Согдийская настенная роспись, найденная на археологических раскопках в Пенджикенте. Фотография © Государственный Эрмитаж

Куда дошли согдийцы

Авторы – Julian Raby and Thomas Wide – пишут о том, как широко распространилось физическое присутствие согдийцев.

Начиная с Индии, к юго-востоку от Согдианы, у нас, безусловно, есть достаточно доказательств, чтобы сделать вывод, что согдийцы были активными торговцами и путешественниками между своей родиной и Индией, а также между Индией и Китаем. Лучшим доказательством этого являются надписи, высеченные в скалах, найденных в Шатиале, на перевалах Верхнего Инда в северном Пакистане. Эти надписи были обнаружены после строительства Каракорумского шоссе в 1960-х и 1970-х годах, благодаря которому ранее недоступные районы Пакистана стали открыты для археологов. Такое свидетельство даже наводит на мысль, что у согдийцев была «эффективная монополия на торговлю» в треугольнике Согдиана, Индии и Китая. Наряду с этими надписями у нас также есть несколько рассказов о согдийских торговцах, путешествовавших дальше в Индию и живших там. В одном сообщении из китайского источника о согдийском буддистском монахе, с которым мы вскоре встретимся во Вьетнаме, описывалось, что он происходит из семьи согдийцев, которые провели «много поколений» в Индии.

Продвигаясь дальше на восток от северной Индии, мы также замечаем согдийских торговцев и ремесленников в Тибете. Их основной причиной присутствия был мускус, душистая субстанция, используемая в парфюмерии, которую производил тип тибетского оленя. Из древних согдийских писем, открытых в 1907 году в западном Китае, мы знаем, что согдийцы торговали этим мускусом. Их репутация была такова, что арабский историк и географ 9-го века аль-Якуби описывает «согдский мускус», который уступает только тибетскому мускусу. Якуби также отмечает, что «купцы Хорасана» (ныне северо-восточный Иран и Центральная Азия) отправляются в Тибет, чтобы закупить мускус, а затем возвращаются домой, откуда экспортируют его «в разные точки земного шара».
Есть также некоторые доказательства присутствия согдийских мастеров в Тибете, где их навыки металлообработки, похоже, высоко ценились. Великий ученый доисламской Центральной Азии Франц Грене убедительно обосновал существование согдийских купцов во Вьетнаме и Шри-Ланке. О Вьетнаме рассказывает источник 5-го века в форме китайской коллекции биографий буддийских монахов. Эта коллекция повествует о монахе 3-го века по имени Кан Сэнхуй 康 康 會, чья семья провела «много поколений» в Индии вместе с другими согдийцами до того, как его отец поселил семью в Тонкине, в современном Вьетнаме. О Шри-Ланке говорит другой источник – сто лет спустя, датируемый 5 веком. Это текст китайского паломника Факсиана, в котором отмечается, что торговцев «сапо» можно найти в Анурадхапуре на Шри-Ланке.

Продвигаясь на восток, мы достигаем самого отдаленного пункта назначения Шелкового пути – Японии. К сожалению, хотя это, безусловно, было бы возможно, учитывая обмен между Танским Китаем и Японией в тот период, ни один из известных источников не указывает на то, что согдийцы физически жили или путешествовали в Японию.

На другом конце Азии согдийцы становятся успешными посредниками между китайскими и кочевыми державами к северу от Согдианы. С установлением в середине – конце 6-го века тюркского владычества над большей частью евразийской степи темпы торговли через Евразию увеличились. Согдийцы находились в выгодном положении. Одним из ключевых товаров, которым торговали между собой степь и Согдиана, были рабы, а Самарканд, возможно, был центром работорговли между северной степью и другими частями Центральной Азии.

На севере, как это мы знаем из археологических раскопок мест захоронения кочевых элит, живших в степи, зеркала, текстиль и металлические изделия, импортируемые из Центральной Азии, были ценными предметами. Однако не всегда можно определить, собирались ли такие предметы в качестве военных трофеев, в качестве дипломатических подарков или в качестве торгуемых товаров. Таким образом, сложно отличить роль согдийцев от производителей или продавцов таких товаров.

На востоке, вплоть до Монголии, мы можем увидеть согдийцев как выдающихся конных торговцев и ремесленников, некоторые из которых работали при тюркских дворах. Торговля лошадьми была, по крайней мере, в 8-м веке, основной торговлей в регионе. Хотя у нас очень мало свидетельств о торговле на практике, мы можем сделать вывод о присутствии согдийцев, потому что северный регион Ордос (внутреняя Монголия) был известен как «Шесть согдийских префектур» на китайском и турецком языках. Произведения согдийского производства были также обнаружены в Монголии: клад в Кёсё Цайдам I в Монголии включал частично позолоченную серебряную статуэтку, которая недавно была объявлена согдийской работой. Археолог Сорен Старк предлагает три возможных места изготовления этой статуэтки: в самой Согдиане, в одной из согдийских колоний к востоку от Согдианы или даже потенциально в резиденции восточного тюрка в центральной Монголии. Другим примером согдийского мастерства вдали от дома является меч, найденный на месте захоронения на русском Алтае. Известный как паллаш, он украшен согдийской надписью золотом. Опять же, трудно понять, где было изготовлено оружие, но оно свидетельствует о влиянии опытных согдийских мастеров в отдаленных местах.

Возможно, что удивительно, мы находим очень мало следов согдийцев к прямому западу от Согдианы, там, где сейчас расположен Иран. Во многом это можно объяснить тем, что правящая в регионе Сасанидская империя не хотела, чтобы согдийские торговцы имели доступ к прибыльным западным рынкам и конкурировала с собственными сасанидскими торговцами. Один источник рассказывает показательную историю о том, как согдийцы прибыли к сасанидскому царю в третьей четверти 6-го века, чтобы получить разрешение на продажу там шелка. Царь купил шелк и затем сжег его перед ними.

В этом инциденте согдийцы не пытались продавать согдийские товары, а работали со своими тюркскими союзниками, пытаясь избавиться от излишков шелка, которые тюрки получали в дань от китайцев. В ответ на выходку иранского царя, согдийцы предложили тюркам попытаться напрямую торговать с врагами сасанидов – византийцами. Хотя это конкретное предложение мало что дало, данный инцидент демонстрирует важные моменты: роль, которую согдийские купцы играли как дипломаты и посредники, и протекционистская позиция сасанидов по отношению к своим торговым границам (политика, подтвержденная другими источниками). Так, были найдены другие торговые пути, которые обошли Сасанидский Иран.

В течение первой половины 8-го века большая часть Согдианы пала под натиском мусульманских армий. Это открыло торговые пути между Трансоксианой и центральными исламскими землями. Борис Маршак утверждал, что традиция согдийского мастерства продолжала оказывать влияние на серебро, произведенное в Хорасане и Трансоксиане. Он даже соединил две серебряные тарелки, находящиеся сейчас в Эрмитаже в Санкт-Петербурге, с аль-Мамуном, одним из сыновей аббасидского халифа Харуна аль-Рашида, когда тот имел апанаж на Хорасан в первое десятилетие 9 в. Арабское завоевание, каким бы постепенным оно ни было, не сразу разрушило согдийское общество. Традиционные согдийские элиты еще имели власть в начале 9-го века и продолжали восставать. Военный апогей согдийского дворянского класса, без сомнения, пришелся на правление аль-Мамуна и его преемника аль-Мутахима (833–842, хиджры 218–227).

Какое влияние оказали согдийцы на арабский мир? Может быть, согдийские настенные иллюстрации повлияли на последовавшие арабские традиции рукописи? Один ученый предполагает, что согдийцы могли практиковать графические рукописи наряду с настенными картинами, и что такие тексты могли распространяться на западе в арабском мире. В качестве альтернативной версии, можно рассмотреть влияние общей традиции ранних иллюстраций, распространявшейся на нескольких языках между несколькими регионами, из которой вышли как согдийские, так и более поздние арабские традиции.

Согдийцы в Европе, скорее, присутствовали через свои шелка в европейских соборах и церквях. С начала двадцатого века ученые называли эти ткани «трансоксанскими», то есть произведенными в районе между Китаем и Ираном. В 1923 году исследователь и археолог сэр Марк Аурель Стейн, который провел много лет в исследованиях и раскопках в различных частях Центральной Азии, определенно назвал их согдийскими.

Но вопросы о предполагаемом физическом присутствим согдийцев в местах, где были найдены их произведения искусства, остаются без точного ответа. А пока обнаруженныrkе изображения также указывают на их культурное влияние на создание образа «человека с Запада», который явно был хорошо известен многим азиатским культурам. Ключевые элементы культурной самобытности согдийцев – особенно их фетровые шапки, толстые бороды, любовь к вину и танцам – проделали большие расстояния, и их наиболее ясно можно увидеть в маске пьяного царя в Японии. Но остается ли эта маска просто пережитком недооцененного, воображаемого «Другого» или свидетельством физического присутствия согдийцев на самых дальних краях Великого шелкового пути, –  этот вопрос , к сожалению, пока не имеет ответа.


Здесь мы только привели обзор и перевод некоторых текстов из этой цифровой галереи, поэтому призываем читателей зайти на этот сайт самостоятельно, а также просмотреть список 19 книг по истории согдийцев

Источник CAA Network




Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение