Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Съест ли биткоин все электричество в Узбекистане

Съест ли биткоин все электричество в Узбекистане

6 Октября 2019

Автор:

В СМИ появился проект постановления Кабинета министров Узбекистана, который предполагает внести изменения в правила пользования электрической энергией

О целесообразности инвестиций в майнинг биткоина в Узбекистане рассказывает востоковед Дмитрий Верхотуров для Sputnik Узбекистан.

Проект короткий, он включает в себя только один параграф. В нем говорится, что потребители, осуществляющие деятельность по криптовалютам, включая майнинг, должны платить за электроэнергию с повышающим тарифом 3,0 к установленному тарифу.

Проект пока еще, насколько известно, не принят. В нем также не расшифровывается, какой именно установленный тариф имеется в виду, применительно к владельцам биткоинов и ферм по их майнингу. Вероятнее всего, судя по тому, что эти фермы в Узбекистане создаются главным образом на базе домашних компьютеров, имеется в виду бытовой тариф, который с августа 2019 года составляет 295 сумов за кВт/час. С повышающим коэффициентом, стало быть, будет 885 сумов за кВт/час.

Проект этого постановления выглядит несколько загадочным и может восприниматься как некое наступление на владельцев криптовалют или попытка ограничить их обращение. На мой же взгляд, подоплека этого постановления гораздо проще и состоит в регулировании использования электроэнергии, которой в Узбекистане далеко не в избытке.

Фактический экспорт электроэнергии

Узбекский майнинг считается одним из самых дешевых в мире. По данным рейтинга International Business Times, добыча одного биткоина обходилась в 1 790 долларов. Есть и другие оценки, но они также весьма близки к этой цифре.

А сколько электроэнергии тратится на один биткоин в Узбекистане? Стоимость добычи биткоина соответствует 16 901 тысяче сумов, что при тарифе в 250 сумов за кВт/час (оценки делались до повышения цен) даст 67,6 тысячи кВт.ч. В долларах владелец фермы платит 2,6 цента за кВт/час (это потребуется нам для некоторых сопоставлений).

Текущий курс составляет 8 415,6 доллара за биткоин. Курс быстро и значительно меняется. Скажем, 3 сентября 2019 года он составлял 10 628,4 доллара за биткоин.

То есть владелец фермы, израсходовав 67,6 тысячи кВт/час, получает от продажи биткоина валютную выручку. В физическом смысле электроэнергия расходовалась на работу компьютера, нагрев и охлаждение воздуха (видеокарты, обычно используемые для майнинга, выделяют много тепла), но в экономическом смысле произошел экспорт электроэнергии.

Так можно ли считать биткоин товаром и применять к нему определения, связанные с внешнеэкономической деятельностью? На мой взгляд, нет, поскольку биткоин нематериален, не выполняет потребительских функций и служит только в качестве "денежного эрзаца". Под "денежным эрзацем" понимается платежное средство, эмитированное не официальными властями или Нацбанком и потому не имеющее статуса общеобязательного платежного средства, не имеющее также золотовалютного или товарного обеспечения. Такой "денежный эрзац" имеет стоимость и может обращаться только в силу доверия к нему.

Биткоин ближе всего к ценным бумагам, особенно к векселям с длительным периодом обращения. Так что обращение биткоина можно рассматривать как разновидность операций с ценными бумагами на финансовом рынке.

Однако мы сейчас рассматриваем несколько другую сторону дела. Биткоин требует расхода электроэнергии, его реализация происходит по всему миру, и в этой связке майнинга и продажи за рубежом фактически происходит экспорт электроэнергии из Узбекистана. Экспорт очень выгодный. По текущему курсу биткоина при его продаже один кВт/час приносит 12,4 цента.

Спекулянты должны делиться!

Здесь возникает коллизия между интересами владельцев ферм по майнингу биткоинов и АО "Узбекэнерго", которое экспортирует электроэнергию в Афганистан по цене 5 центов за кВт/час (в 2018 году было экспортировано 2,5 миллиарда кВт/час).

С их точки зрения, если потребитель купил электроэнергию по бытовому тарифу, а потом израсходовал ее на деятельность, от которой получил экспортную цену порядка 12-15 центов за кВт/час, то это — перепродажа электроэнергии, или спекуляция. Повышающий тариф для майнинга вытекает из простого соображения: почему "Узбекэнерго" должно субсидировать спекуляцию электроэнергией? Если потребители научились это делать, то пусть делятся прибылью с энергокомпанией, которой нужно инвестировать в генерирующие мощности и линии передач.

Стоимость 885 сумов за кВт/час — это уже 9,4 цента, то есть себестоимость биткоина составит порядка 6 345,7 доллара. Таким образом, 75% выручки от продажи биткоина будет доставаться "Узбекэнерго", тогда как раньше доля энергетиков составляла около 21%.

Кроме этих, чисто финансовых вопросов, есть еще и техническая сторона дела. Ни национальный энергобаланс, ни конкретные схемы выдачи мощности для бытового сектора в Узбекистане не предусматривают столь значительного расхода электроэнергии, какой требует майнинг. Один биткоин "съедает" столько электроэнергии, сколько 56 квартир потребляют за год (!).

Если не поставить это под контроль, то Узбекистан может столкнуться, к примеру, с перегрузкой сетей в отдельных городах и районах, где возникли фермы, что может привести к авариям, отключениям и прочим неприятностям. Пока что добыча биткоинов, да и операции с другими криптовалютами составляют весьма небольшую долю в потреблении электроэнергии.

Сколько точно — сказать трудно. Но она может вырасти. Энергетиков в данном случае беспокоит вероятность неконтролируемого роста потребления электроэнергии в бытовом секторе, которая создаст им серьезные и дорогостоящие трудности.

Майнинг скоро может кончиться

В принципе, можно было бы предложить владельцам ферм стать промышленными потребителями электроэнергии, получить отдельное подключение и платить 450 сумов за кВт/час (это 4,8 цента; тогда биткоин стоил бы им 3 245 долларов). Так делается во многих странах, в частности, в Китае, где находятся крупнейшие майнинговые фермы. Однако вряд ли это целесообразно.

Узбекистан явно опоздал. Всего, как определено разработчиками, может быть сгенерирован 21 миллион биткоинов, из них на 1 октября уже сгенерировано 17,967 миллиона. Многие эксперты ожидают, что майнинг может вскоре если не прекратиться, то существенно сократиться. В любом случае, миллиардов долларов в этой сфере уже не поднять, даже в остаточном майнинге будет сильная конкуренция со стороны крупных ферм. В общем, целесообразность инвестиций в майнинг биткоина вызывает большие вопросы и можно крупно просчитаться.

Возможно, потребности криптовалют составляют считанные проценты от суммарного энергопотребления Узбекистана. Однако республика не настолько богата электроэнергией, чтобы эти сотни тысяч или миллионы кВт/час пустить на данные цели, а не на бытовые нужды или на производство промышленной продукции.

Источник

Теги: Узбекистан

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение