Накормят на базаре и позовут на свадьбу, или Непостижимый Самарканд

Дата:
Накормят на базаре и позовут на свадьбу, или Непостижимый Самарканд Туристка из России, впервые посетившая Узбекистан, поделилась со Sputnik впечатлениями от Самарканда и мнением о том, чем он похож и не похож на Ташкент

Из Ташкента до Самарканда можно добраться разными видами транспорта, однако по экономическим соображениям, не без помощи местных жителей, мы остановились на такси. Билеты на самолет и фирменный поезд оказались довольно дорогими. Ташкентцы посоветовали нам найти частника-таксиста у метро "Олмазор" и за 50 тысяч сумов доехать до столицы империи Тамерлана.

Выйдя со станции метро, мы погружаемся в какой-то невероятный гвалт – таксисты выкрикивают названия городов, куда готовы взять попутчиков. Мы договариваемся с хмурым мужчиной-узбеком, что за 150 тысяч сумов (около 18 долларов) он отвезет нас в Самарканд и не возьмет третьего пассажира на заднее сиденье. Где-то на выезде из Ташкента к нам присоединяется еще один попутчик.

В пути выясняется, что наш водитель – милейший человек с весьма интересными музыкальными вкусами: вперемешку с узбекской попсой и лирикой мы наслаждаемся Крисом Ри, Кэнди Далфер и, похоже, его любимым певцом Энрике Иглесиасом. За окном равнинный пейзаж сменяется горным, проплывают хлопковые поля и яблочные сады, все чаще встречаются груженые ослики, где-то по правую руку остается Сырдарья – и кажется, что ты смотришь уже на какую-то другую Среднюю Азию.

Первой темой, которую мы обсудили, был чемпионат мира по футболу: наши попутчики шутили, что так и не накопили на поездку в Москву, но болели за российскую сборную, как за своих.

Когда закончились какие-то личные истории, мы неизбежно подобрались к теме политики. Водитель ностальгирует по временам Советского Союза. "Все были как-то дружнее – семьи, народы, а сейчас каждый сам по себе", — философски заметил он.

Разумеется, не обошли вниманием визит Владимира Путина в Узбекистан: наши попутчики повторяют уже слышанную нами в Ташкенте историю, что президент Шавкат Мирзиёев лично приехал встречать коллегу в аэропорт, хотя это противоречит этикету – таким образом он проявил большое уважение к российскому лидеру.

Тактично спрашиваем о политике первого президента страны Ислама Каримова, на что собеседники ответили, что и прошлый, и нынешний лидеры по-своему мудры.

Подъезжая к Самарканду, наш водитель удивился и даже слегка возмутился, что мы до сих пор не были на узбекской свадьбе, и недолго думая пригласил нас на торжество, намеченное на следующий день у его племянника. "Когда на свадьбе будет около 350 человек, то два уже никакой роли не сыграют", — резонно заметил таксист. "Триста пятьдесят?!" — восклицаю я. "Когда я женился, на моей свадьбе было 600 человек!" — многозначительно заключает он. Мы учтиво отказываемся и в Самарканде благодушно прощаемся.

Другая сторона Востока

По возвращении из поездки чаще всего меня спрашивали: что лучше – Ташкент или Самарканд? У меня нет ответа на этот вопрос – Самарканд просто другой. Я здесь полнее ощущала, что нахожусь в Средней Азии —  женщины ходят в национальных костюмах, солнце опаляет безжалостнее; и, как бы это странно ни звучало, ощущается присутствие Амира Темура. А меня будто коснулась чья-то рука через столетия.

При входе в гробницу Темуридов висит карта средневековой империи, на которой мой родной Волгоград подписан как Saroy-Berka. Как человек, родившийся и проживший первые годы жизни в Волгоградской области, я как-то отвыкла мыслить в масштабах истории до Сталинградской битвы – ведь именно на этом строится региональная идентичность. И вот где-то за 2,5 тысячи километров такое напоминание о доме.

Я в предвкушении, потому что следующий пункт нашей прогулки – площадь Регистан, одна из главных достопримечательностей Узбекистана.

Входной билет для туристов стоит 20 тысяч сумов, но еще в Ташкенте нам подсказали, как можно сэкономить – надо просто говорить, что ты местный и приехал из Ташкента, потому что цены для граждан страны в несколько раз ниже. Будучи честными и воспитанными, мы не можем обмануть узбекских контролеров и кассиров, поэтому платим полные суммы.

На Регистане сразу пять пар фотографирующихся молодоженов, хотя на календаре четверг. Уже потом стало понятно, что площадь популярна не только из-за красоты, но и из-за близкого расположения парка имени Ислама Каримова. У монумента очередь из желающих сделать памятное фото.

Восточный базар и молчание о плове

В последний день в Самарканде, за несколько часов до вылета, мы приезжаем на Сиабский базар, чтобы купить подарки родным.

Рынок в Узбекистане — особое место, где люди делятся новостями, обмениваются товаром, зазывают туристов. Еще на ташкентском рынке Чорсу я столкнулась с узбекским сервисом – это когда все, что лежит на прилавке, можно попробовать. И как только задаешь вопрос: "Что это?", интересующий тебя фрукт или иное лакомство оказывается у тебя во рту.

На базаре принято торговаться, как шутил коллега моего брата: "Надо купить специальную шапку, которую в порыве торга ты будешь снимать и втаптывать в землю". Но мы не торгуемся – цены и так кажутся не слишком высокими, и даже последних ста долларов не жалко за невероятно красивый изумрудного цвета чапан.

Спустя несколько часов, уже сидя в самолете, я продолжаю размышлять о том, без чего Узбекистан – не Узбекистан. Ответ находится вполне очевидный – без плова!

Говорят, что здесь знают более полусотни рецептов этого блюда: ни подтвердить, ни опровергнуть не могу, потому что я попробовала всего два – по-видимому, классический и самаркандский. Про плов могла бы написать не меньше, чем о всей поездке, но мой совет — лучше не читать о нем, а пробовать, приехав в Узбекистан. После этого плов московских заведений покажется вам пресной кашей.

Rahmat, O'zbekiston!

Источник

Поделиться:

Дата: