Картины из камня. Как таджикские художники создают шедевры на века

Дата:
Автор:
Картины из камня. Как таджикские художники создают шедевры на века

В Таджикистане над сохранением искусства флорентийской мозаики работают два известных миру мастера.

Флорентийская мозаика в Таджикистане

Насим Негматов склеивает детали картины

Когда впервые попадаешь в мастерскую этих художников, то не сразу можешь определить где висят картины из камня, а где нарисованные красками. Каменная живопись – так называют свои работы Джамшед Джураев и Насим Негматов, известные далеко за пределами Таджикистана мастера флорентийской мозаики. Историю мастеров для YOUR.TJ подготовила Зульфия Голубева.

Флорентийская мозаика считается самым сложным из всех изобразительных искусств. Мастера выкладывают картины из камней таким образом, чтобы границы между деталями были совсем незаметными. Работа настолько уникальная, что я не сразу поняла, что пейзаж на стене в мастерской в Художественном фонде собран из камня.

Флорентийская мозаика в Таджикистане

Картины, выложенные флорентийской мозаикой

Этот вид мозаики зародился в итальянской Флоренции еще в XVI веке эпохи Возрождения. Великий Микеланджело восхищался этой мозаикой и называл её «вечной картиной».

В Таджикистане флорентийской мозаикой занимались со времён Советского Союза. С одним из таких мастеров, Александром Левковичем, в далеком 1984 году довелось познакомиться Джамшеду Джураеву. Ему тогда было лет 15, он учился в художественном училище Душанбе (сейчас Художественный колледж им. Олимова).

Левкович никому не раскрывал секретов своего мастерства. На момент встречи с Джамшедом мастеру было уже около 70 лет.  Ему-то Левкович и раскрыл технику обработки камня и сборки картин. Джамшед остался единственным учеником мастера.

«Как мне повезло – не знаю. Тогда, наверное, я и «заболел» мозаикой», – делится воспоминаниями Джамшед. Но собственных работ Джамшед тогда не создавал.

Флорентийская мозаика в Таджикистане

Одна любовь на двоих

В училище Джамшед учился на оформительском отделении. Оно в те времена считалось чуть ли не фундаментальным в художественном образовании. Окончив учёбу в Душанбе и пройдя службу в армии, в 1990 году он поступил в Московскую академию, на факультет прикладного искусства. По окончанию ВУЗа Джамшед получил специальность модельера. Но тяга камню его не оставляла.

.

Джамшед показывает стеллажи с камнями

С Насимом Негматовым Джамшеда сдружило душанбинское художественное училище. Насим поступил на живописное отделение училища в 1980 году, после окончания художественной школы в Худжанде. А после армии Насим продолжил учёбу в Ташкентском институте искусств и умудрился за 5 лет получить сразу две специальности.

Он является одним из немногих в Таджикистане реставратором древнего архитектурного декора. Будучи еще на 3 курсе в ходе курсовой работы он отреставрировал элементы декора древнего Бухарского мавзолея. После чего принимавшие его курсовую профессора из института реставрации зачли эту работу как дипломную всего пятилетнего курса. И на последние два года перевели Насима на отделение «дизайн оборудования» (сейчас это дизайн интерьера). Вот так у Насима в дипломе об окончании института появилось сразу две записи о полученных профессиях.

Флорентийская мозаика в Таджикистане

Герб России, изготовленный Насимом

После окончания академий друзья пытались найти себя в разных направлениях. Тогда это давалось сложно, сказывалась послевоенная ситуация в Таджикистане. Но связи между собой они не теряли.

В 1995 году Джамшед стал работать с камнями и осваивать флорентийскую мозаику. В 1996 году он познакомил с этой техникой Насима. И с того времени, по признанию обоих, перерыва на что-то другое в их жизни уже не было. Работать вместе в одной мастерской художники стали с 2013 года.

Джамшед с Насимом с удовольствием показывают свои «запасы». Глядя на стеллажи, кажется, что это обычные булыжники. Но как только Насим поливает их водой, они преображаются и начинают играть разными красками. Синий, голубой, белый, красный, изумрудный, бледно-розовый – лазурит, офит, змеевик, мрамор, кварц, яшма. От названий и оттенков пестрит в голове. А видя с каким уважением и любовью ребята рассказывают о камнях, сама невольно проникаюсь этими чувствами.

Флорентийская мозаика в Таджикистане

Джамшед и Насим с учеником

От портретов президентов до икон

«Флорентийской мозаике ни в одном вузе не обучают. Может факультативно, совсем чуть-чуть. Учатся только у мастеров», – рассказывает Джамшед.

Одной из известных работ, которые выполнил Джамшед за 2006-2008 гг., стали 10 панно с описанием жизни Александра Македонского для исторического музея Худжанда. За эту работу руководитель проекта Рахматджон Ботуралиев был награжден государственной премией им. Рудаки.

Флорентийская мозаика в Таджикистане

Работа над портретом

Насим тогда же работал над созданием иконостаса и двух боковых киотов (картина распятия Иисуса и икона Святого Николая) для православной церкви Душанбе во время её реставрации.

В 2007 году, к саммиту СНГ в Душанбе, художники выполнили 8 портретов президентов стран-участников Союза.

А в 2018 году, к саммиту Шанхайской организации сотрудничества, выполнили 8 панно размером 1х1 м с гербами стран-участниц. На эту работу у художников ушёл почти год. Сейчас эти панно украшают штаб-квартиру ШОС в Пекине.

Есть еще много других ярких работ Джамшеда и Насима, которые украшают залы по стране и за её пределами.

Флорентийская мозаика в Таджикистане

Портрет президента Турции

После этого проекта художники получили заказ к открытию ЭКСПО-2019 в Пекине. Им нужно было создать 8 панно с символами стран-участниц ШОС. После выставки эти картины также украсили штаб-квартиру организации в Китае. Эскизы картин в натуральную величину Насим сначала нарисовал акварелью.

Флорентийская мозаика в Таджикистане

Розы – символ Таджикистана

Дипломная работа всей жизни

«В мозаике очень важны профессиональные навыки художника. Просто научиться вырезать детали рисунка из камня недостаточно», – говорит Насим.

Но самым главным своим творением, или как говорит Джамшед, дипломной работой всей жизни, художники считают выполненный в технике флорентийской мозаики мраморный зал «Арджанг» во дворце «Кохи Навруз». Работы велись 3,5 года в специально созданном большом цехе. Мозаичная бригада состояла из 12-14 человек, а в целом в создании зала участвовали 80 человек.Флорентийская мозаика в Таджикистане

Зал Арджанг в Кохи Навруз

Джамшед создавал панно, а Насим – орнаменты для них. Ни один из них не повторяется. В ходе оформления простые рабочие также обучились навыкам выполнения флорентийской мозаики. Они научились резать камень, собирать его в единое целое. Мастера жалеют, что после окончания бригаду не сохранили, а сам цех перестал функционировать.

Флорентийская мозаика в Таджикистане

Джамшед Джураев режет камни

Мастерство, отточенное годами 

Самое удивительное и потрясающее у художников в мастерской – это портреты. Насим с уверенностью говорит, что Джамшед один из ведущих мастеров в мире по портретам из камня. А ему есть с кем сравнивать.

Пару лет назад Джамшед Джураев получил степень доктора философии в области искусства и мировой культуры Оксфордского Международного университета фундаментальных исследований.

Флорентийская мозаика в Таджикистане

Насим Негматов

В портрете всё намного сложнее: нужно передать оттенки кожи, тени, глубину. Если художник красками может подправить свое творение в любой момент, то с камнем после окончания переделать уже ничего нельзя.

«Заказчики из Таджикистана определяют цены на наши работы по времени ее выполнения. Вот этого котенка, например, я сделал за три дня. А для меня потраченное время равняется трем дням плюс 25 лет совершенствования. Но этот котенок сделан для подарка», – рассказывает Джамшед.

Флорентийская мозаика в Таджикистане

Котенок из камня

«Если сравнивать работы, которые мы делали 25 лет назад и сейчас – это небо и земля. Мы постоянно совершенствуемся», – продолжает Насим.

Флорентийская мозаика в Таджикистане

Джамшед передает своего “Демона” представительнице КНР

Одной своей картиной Джамшед очень гордится. Это воспроизведенная в камне картина Врубеля «Демон». Он выполнил её в перерывах между заказами за 7 месяцев и очень хотел, чтобы она украшала мастерскую. Но однажды работу увидела сотрудница китайского посольства в Душанбе и просто замерла от восторга. Оказалось, что она давно восхищается этой картиной и даже специально ездила в Третьяковскую галерею в Москву, чтобы увидеть её воочию. Женщине удалось уговорить Джамшед её продать. Работа уехала в Китай.

Дело должно жить

В мастерской сейчас работают два ученика, студенты Института дизайна Душанбе. Джамшед и Насим стараются передать свои знания. В планах художников сделать флорентийскую мозаику традиционным искусством в Таджикистане, а без учеников это невозможно. Они хотели бы, чтобы дело жило и после них.

Недавно Джамшед стал на еще один шаг счастливее. В запасниках худфонда он наткнулся на работу своего учителя – Александра Левковича. Директор фонда, увидев, как загорелись глаза Джамшеда, разрешил забрать картину и повесить в мастерской.

«Я давно искал его работы. Смотрите, это 1984 год. Все настолько знаково – в этом году я с ним встретился. Картина называется «Память», для меня как память о нём. Пазл сложился», – не скрывая радости, рассказывает Джамшед.

Картина Левковича “Память”

Буквально в феврале этого года у мастеров была запланирована персональная выставка в Китае. Несколько картин уже отправлены туда. Но из-за ситуации с коронавирусом выставку отложили на неопределенное время.

Флорентийская мозаика в Таджикистане

Одна из работ, подготовленная к выставке в Китае

Работы для выставки были выполнены по картинам известных китайских художников. За всю богатую историю живописного искусства Китая, произведения китайских художников впервые представлены в камне. И выполнены они таджикскими мастерами.


Автор: Зульфия Голубева

Источник: YOUR.TJ


Поделиться: