Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Как погиб Энвер-паша. Версия номер 3

Как погиб Энвер-паша. Версия номер 3

18 Октября 2017

Автор:

Дорога бесчестья

Две жизни (часть 2)
Г.С. Агабеков


Их жизненные пути наверняка пересекались. В начале двадцатых годов прошлого века Карим Хакимов был представителем Советской России в Бухаре, а Георгий Агабеков в это же время являлся начальником разведки штаба армии Бухарской Народной Республики. Не встретиться там они просто не могли. Возможно, встречались и раньше, воюя на Туркестанском фронте, а возможно и позже, когда оба работали в странах Ближнего Востока. В мемуарах Агабекова упоминается имя “Красного Паши”, правда, ничего не сказано о личных встречах.

Кто же он такой, Агабеков Георгий Сергеевич, советский разведчик, ставший первым перебежчиком-чекистом, сбежавшим на Запад?

Настоящая фамилия этого человека – Арутюнов. Родился он в 1895 году в Ашхабаде, в семье кузнеца. О ранних годах будущего разведчика практически ничего неизвестно. Перед Первой мировой войной окончил Ташкентскую мужскую гимназию, а с началом военных действий был призван в действующую армию. До 1916 года Агабеков сражается с немцами, а затем возвращается в Ташкент для обучения в школе прапорщиков. В марте 1917 года, после окончания школы, возвращается на фронт командиром взвода. Отличное знание турецкого языка вскоре позволило ему занять должность переводчика при штабе полка на Румынском фронте. Октябрьскую революцию он принимает сразу, и с марта 1918 года сражается уже в рядах Красной Армии.

В 1920 году вступает в партию и направляется на работу в Екатеринбург, в местное отделение Чрезвычайной Комиссии. С этого, собственно, и начинается его биография как чекиста и разведчика Агабекова. В Екатеринбургской ЧК он занимает должность помощника уполномоченного по борьбе с контрреволюцией, и ведает секретной агентурой. Очень скоро его направляют в Бухару. Очевидно, сыграло роль знание Агабековым нескольких восточных языков. Официально его должность называлась начальник разведки штаба армии Бухарской Народной Республики. На самом деле он являлся резидентом нелегальной агентуры ЧК. Для того, чтобы получать нужную информацию из аппарата Совета Назиров (так называлось правительство Бухары), нужно было внедрить туда своего агента. Агабекову удалось завербовать невесту адъютанта военного министерства республики Софью Кацман. Приём вербовки известный – подкуп и шантаж. От неё резиденту ЧК удалось получить важнейшую информацию о готовящемся антисоветском перевороте в правительстве.

Это была не последняя операция, успешно проведённая в то время Агабековым. В 1921 году он принимает самое непосредственное участие в ликвидации Энвер-паши - самого опасного руководителя басмаческого движения в Туркестане.

До того как попасть в Среднюю Азию, Энвер-паша прошёл большой путь военного и политического деятеля Османской Империи. Активный участник “младотурецкой” революции 1908 года, военный министр, идеолог пантюркизма и панисламизма, он являлся одним из главных организаторов геноцида армян, греков и ассирийцев в Османской империи.

Две жизни (часть 2)


Энвер-паша


В 1919 году Энвер-паша оказывается в Германии, где близко сходится с представителем большевиков Карлом Радеком, через которого предлагает свои услуги для организации в Туркестане борьбы против Англии. В Кремле заинтересовались его предложением, и в начале 1920 года Энвер приезжает в Москву, чтобы присоединиться к Обществу Единства Революции с Исламом, созданному большевиками для защиты интересов Советской России на Кавказе и в Средней Азии. Здесь к тому времени подняли голову басмачи, выступавшие против советской власти. Одним из центров басмаческого движения была как раз территория Бухарской Народной Республики. Энвер-паша с самого начала вёл двойную игру - интересы Советской России волновали его меньше всего. Перебравшись в 1921 году в Бухару, он через некоторое время возглавил борьбу повстанцев с большевиками.

Командованию Красной армии, воевавшей против басмачей, нужно было любой ценой уничтожить Энвер-пашу, ставшего знаменем сопротивления советской власти. Задача труднейшая — как отыскать его в горах и пустынях Восточной Бухары, где все население помогало ему и ненавидело новую власть.

Вот эта задача и была поставлена перед начальником разведки штаба республики. Переодевшись мелким торговцем, Агабеков с ещё одним сотрудником военной разведки проникли в район, где предположительно находился отряд Энвера. Это был кишлак Бальджуан, расположенный в двухстах километрах от Душанбе. Убедившись, что враг находится именно там, вызвали войска.

Что произошло в дальнейшем, можно узнать из рапорта командира дивизиона, участвовавшего в ликвидации Энвера в штаб 13-го корпуса: "Приняв тщательные меры предосторожности, дивизион направился по указанному направлению. Недалеко от кишлака, где был расположен штаб противника, мною был выделен один эскадрон и послан в обход, чтобы отрезать путь на случай отступления противника. В пять часов утра дивизион пошел в атаку, но был встречен оружейным огнем противника. Нашим пулеметным огнем противник был сбит с позиций и беспорядочно бежал.

Штаб басмачей во главе с Энвер-пашой бросился в горы, но наткнувшись на эскадрон, посланный в обход, принял бой. В результате боя штаб противника уничтожен. Успели спастись только трое. 28 трупов остались на месте боя. Среди них опознан и Энвер-паша. Ударом шашки у него снесена голова и часть туловища. Рядом с ним был найден Коран".

Есть предположение, что в осуществлении этой операции Агабеков воспользовался помощью террористической армянской организации дашнаков, приговоривших Энвер-пашу и его ближайшее окружение к смертной казни за убийство армян. Думаю, что национальные мотивы сыграли не последнюю роль в ликвидации врага армянского народа. Человека, зарубившего Энвера-пашу, звали Акоп Мелкумов. Как и Агабеков, он был уроженцем Ашхабада, и за эту операцию получил орден Красного Знамени – что не помешало его аресту в 1937 году.

Две жизни (часть 2)
Акоп Мелкумов


Но вернёмся к нашему герою.

После блестяще проведённой операции по ликвидации Энвера, Агабекова отзывают из Бухары в Ташкент и назначают начальником отделения по борьбе со шпионажем и контрабандой Государственного политического управления в Ташкенте.

За время работы в городе Агабеков создал агентурную сеть, состоящую почти из пятидесяти агентов с разным социальным положением - от чистильщиков обуви до секретарей иностранных представительств. Благодаря информации, полученной от своих секретных осведомителей, Агабекову удалось провести несколько успешных операций. В частности, была перехвачена крупная партия опиума – более пятисот килограмм. Были операции и чисто разведывательного характера. Одна из них – похищение шифров из афганского консульства.

Вот как это было. Начальником контрразведки ГПУ по Туркестанскомку краю Владимиром Андреевичем Стырне - впоследствии активным участником знаменитой операции “Трест” - была поставлена задача получить доступ к секретной переписке афганского консульства. Доступ к этим документам позволял выведывать планы англичан, которые тесно работали с афганцами.

Две жизни (часть 2)

В.А. Стырне


Агабеков решил завербовать самого консула. Он всегда предпочитал самые простые решения. После недолгого обхаживания, используя древние как мир средства, – вино и женщин - консул согласился сотрудничать с ГПУ. Но запросил слишком много – десять тысяч рублей золотом и политическое убежище в случае разоблачения.

Добро на это руководство не дало, и тогда, дав понять консулу, что вопрос на согласовании, решили тайно проникнуть в афганское представительство и скопировать шифры и переписку. Для этого была устроена вечеринка, куда был приглашён консул. Вино лилось рекой, а соблазнительная блондинка (машинистка ГПУ) ни на шаг не отходила от очарованного ею афганца. Вскоре тот заснул от подсыпанного в вино снотворного, и ключи от всех комнат и сейфа оказались в руках Агабекова. Он точно знал, что в консульстве никого нет. Курьеры разъехались, а секретарь ушёл к своей любовнице, с которой была проведена предварительная беседа, чтобы до утра любовник никуда не отлучался. Агабеков вместе с фотографом свободно проникли в здание и без помех пересняли переписку и шифры.

Вскоре после этого Георгий Сергеевич переводится в Москву, где проходит спецобучение в лаборатории ОГПУ. Здесь он овладел искусством незаметно вскрывать конверты, пользоваться специальными чернилами и многому другому, что необходимо в профессии тайного агента. Приобретя эти специфические навыки, Агабеков в составе советского посольства отправляется в Кабул. Официальный пост был незначителен - помощник заведующего бюро печати. В действительности же он возглавил секретную советскую агентуру ОГПУ в Афганистане под оперативным псевдонимом "Пётр".

Агабеков был первым резидентом, который начал вести разведывательную работу в Афганистане. Работа была привычная, и в короткий срок он создаёт там разветвленную агентуру ОГПУ. Достаточно сказать, что дворец бежавшего из Бухары Эмира Сеида Алимхана в Кабуле был буквально нашпигован советскими агентами.

Успешная работа резидента была высоко оценена руководством, и в конце 1926 года Агабеков становится резидентом Иностранного отдела (ИНО) ОГПУ в Тегеране. И здесь перед ним встает та же задача – создание широко разветвлённой агентурной сети. Кроме этого Агабеков занимается возвращением беженцев из Афганистана и Персии в СССР. А ещё вплотную работает с вождями курдских и белуджских племен - где подкупом, где лестью и посулами переманивает их на сторону Советского Союза, предполагая скорую войну с Англией. Как и в Ташкенте, с помощью своих агентов ему удалось раздобыть шифры и корреспонденцию иностранных посольств в Тегеране.

Когда через несколько лет, сбежав на Запад, Агабеков будет давать показания представителям западных спецслужб, глава бельгийской разведки барон Ферхюльст не поверит советскому перебежчику, что вся бельгийская дипломатическая почта в Тегеране была открытой книгой для советской разведки. Агабеков предложил эксперимент. Взяв запечатанный и прошитый конверт, он удалился в соседнюю комнату и через полчаса, выйдя оттуда, точно пересказал его содержание.

Это вызвало шок у представителей английской Интеллидженс Сервис. Получалось, что Москва читала всю секретную переписку англичан. По признанию Агабекова его люди вскрывали каждый день свыше пятисот документов, не предназначенных для чужих глаз.

Фортуна благоволит Георгию Сергеевичу, в 1928 году мы видим его в Москве в должности начальника восточного сектора ИНО ОГПУ. Весьма высокий ранг свидетельствует о полном доверии Агабекову со стороны высшего руководства.

Возможно, он ещё долго пребывал бы в этом качестве, спокойно и безопасно проживая в Москве, но у советской разведки случилась накладка в Стамбуле, и это событие резко изменило судьбу Георгия Сергеевича.


Владимир ФЕТИСОВ.
Источник

Теги: Узбекистан

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение