Россия, Москва

info@ia-centr.ru

КАК ПОГИБ ЭНВЕР-ПАША В ГОРАХ ТАДЖИКИСТАНА. Узбекская версия

КАК ПОГИБ ЭНВЕР-ПАША В ГОРАХ ТАДЖИКИСТАНА. Узбекская версия

14 Октября 2017

Автор:

ИАЦ начинает публикацию материалов исследований, раскрывающих обстоятельства гибели (в августе 1922 года) Энвер-паши - одного из самых неоднозначных политиков и полководцев в истории Туркестана. Представляем версию узбекских ученых.


Материалы по теме:

КАК ПОГИБ ЭНВЕР-ПАША В ГОРАХ ТАДЖИКИСТАНА. Таджикская версия.



ГЕРОЙ ИЛИ АВАНТЮРИСТ?

Д.А. Алимова

Институт истории АН Узбекистана, доктор исторических наук


История Узбекистана изобилует именами сотен тысяч героев, отдавших свои жизни, устремления за независимость Родины. Давно уже известно, что ход истории во многом зависит от личностей, руководителей и лидеров движения, от того, поддержит их народ или нет. В годы независимости вос­становлены многие забытые имена людей, вложивших немало сил и энер­гии в дело прогрессивного развития страны на разных этапах истории. Од­нако приходится с сожалением констатировать, что до сих пор встречают­ся случаи неправильной оценки некоторых «исторических образов». А происходит это оттого, что некоторые историки не могут отделаться от чересчур эмоционального, невзвешенного, необъективного отношения к ним. Этому мешает плохое знание исторических событий, желание «пере­тянуть» или «дотянуть» линию истории до заранее заданной цели. Для это­го обычно архивные документы трактуются односторонне, а те, которые опровергают мнение автора, зачастую просто игнорируются.

Одна из таких исторических личностей, которая в последних публика­циях некоторых историков, публицистов и писателей получила не совсем верную оценку, - известный лидер повстанческого движения Энвер-паша. В последнее время появились разного рода литературные произведения, где он безосновательно возводится в ранг национального героя Узбеки­стана. Имеем ли мы на это право? Нуждается ли наша история в поиске «зарубежных» героев?

Объективный подход к его биографии и деятельности, основанный на изучении различных источников, думаем, позволит нам найти истинный ответ на этот вопрос.

Бывший турецкий подданный по имени Энвер Ахмад бей оглы получил в свое время в Турции звание паши (генерала), но был осужден правитель­ством Кемаль Ататюрка и приговорен к смертной казни заочно. В октяб­ре 1921 г. он появился в Бухаре. Что заставило его несколько лет скитать­ся по Европе и Азии и искать именно здесь пристанище? Какие идеи пы­лали в его воображении? Что искал он здесь, в стране, где раньше нико­гда не был, что ожидал он?

Проследим же за его биографией, которая объяснит нам многое. Ро­дившийся в шумном Стамбуле в 1881 г., Энвер с детства был приучен к мысли о собственном превосходстве и предначертанности быть «великим». Не лишенный организаторских дарований, в 1903 г. он успешно окончил Военную Академию и был в числе других молодых офицеров на­правлен для прохождения военной службы в Македонию, которая находи­лась под владычеством Османской империи. Вступив в ряды младотурков, он участвовал в революции 1908 г. Пытаясь привлечь пользующегося ав­торитетом среди молодых офицеров Энвера, османский султан Абдулха-мид II присваивает ему звание паши (генерала) и назначает его военным атташе в Берлине. В судьбе Турции этому назначению было суждено сыг­рать немалую и даже роковую роль. Еще в Македонии Энвер общался с австрийскими офицерами, изучил немецкий язык и основы немецкого во­енного искусства. Время в Берлине не прошло даром. Энвер-паша при­шелся ко двору канцлеру Германии Вильгельму, приобрел много друзей, завел знакомства в высших военных кругах.

В 1913 году судьба дарует ему еще более высокую должность. В Турции происходит военный переворот, и его друзья, уже занимавшие высокие посты - Талгат-паша - премьер-министра, Жамал-паша - министра обще­ственных работ, предлагают ему место военного министра и главноко­мандующего турецкими войсками. Эта должность помогла ему еще более укрепить связи с Германией и быть инициатором выступления Турции на стороне Германии в Первой мировой войне. Подписание договора между Германией и Турцией против Антанты в июле 1914 г. стало высшим ди­пломатическим достижением Энвера-паши. Однако это настроило против него демократическое движение. Он стал инициатором втягивания Тур­ции в Первую мировую войну. Этого ему не простили. Тем более, что Тур­ция потерпела поражение в сражениях с русскими войсками на Армян­ском направлении, а затем в Палестине. Именно поэтому он был пригово­рен в Турции к высшей мере наказания.

В советской литературе часто утверждалось, что Энвер-паша работал на английскую разведку. Однако эта версия осталась бездоказательной. Напротив, известный английский специалист Фицрой Маклин, изучавший Среднюю Азию, писал, что Энвер-паша был с самого начала на службе германского генерального штаба и после поражения Германии в войне продолжал играть свою роль во внешней политике Веймарской республи­ки. Именно сюда он бежал через Одессу, спасаясь от наказания.

Справедливости ради следует сказать, что Энвер был незаурядной лич­ностью. Несомненно, это был энергичный, пылкий, отважный человек, который умел гипнотизировать людей своей страстной, зажигательной речью. В его судьбе тесно переплелись трагедия и мелодрама, самоотвер­женность и тщеславие, расчет и безрассудство.

Наши оппоненты, возвеличивающие его роль в движении против Со­ветской власти в Бухаре, абсолютно не берут во внимание вторые харак­теристики, особенно его грандиозное тщеславие. Сначала Македония, за­тем Закавказье и Турция должны были стать плацдармом для его восхо­ждения. После неудач взоры Энвера устремились на Туркестан. Он заду­мал построить великую империю, похожую по этническим показателям на Османскую, где он будет единственным диктатором и властелином. Ос­нова этой идеи была заложена еще тогда, когда он женился на Эмине Наджибе Султан - племяннице османского халифа, и получил титул «зятя ха­лифа всех мусульман». Это придавало его образу религиозный оттенок. Когда Османская империя пала и лишилась огромной части своих владе­ний, в том числе арабских земель, ближайший сподвижник Энвера, его дя­дя Халил-Паша говорил: «Какой интерес для нас представляют арабы? Оставим англичанам проклятую песчаную пустыню и пойдем в Турке­стан. Там я создам империю для моего маленького Чингиза». Так звали младшего сына Энвера.

Романтик и мечтатель Энвер-паша не имел никакого представления о Туркестане, но знал, что титул зятя халифа поможет ему обрести здесь славу среди мусульман. Известный лидер национально-прогрессивного движения в Башкирии и Туркестане Ахмед Заки Валиди Тоган пишет о нем: «Я понял, что этот человек был великим идеалистом, что он не сооб­разовывался с событиями и жизнью, что он не знал ни географии, ни ста­тистики Туркестана, хотя бы по российским и европейским публикациям». Главной движущей силой Энвера была страсть к славе. Иначе как мож­но объяснить его попытку завязать дружбу со своим недавним врагом -большевиками? В начале 1920 г. он прибыл в Москву. Почему Энвера принял Ленин? Большевики вели политику привлечения на свою сторону популярных людей, вождей «красного Востока», которых учили делать революцию. Они надеялись, что и Энвер - бывший военный министр Ос­манской империи, будет полезен. С их благословения он создает «союз ис­ламских революционеров», нечто вроде мусульманского интернационала. Как писал В. Медведев, «Энвер покаялся, отразил готовность идти в коммунистической упряжке и ожидал законного вознаграждения. Он на­деялся с помощью большевиков вернуться в Турцию». Он просил немно­го, всего лишь две кавалерийские дивизии из турецких военнопленных и кавказских мусульман.

В это время греческая армия начала наступление на Анкару. В случае помощи России началось бы новое восхождение Энвера к власти. Но Мо­сква отказала. В сентябре 1921 г. Кемаль-паша одержал победу. Ворота Родины захлопнулись перед Энвером. Но он не угомонился и двинулся на Восток. Его вела буйная мысль, несбыточная романтическая мечта - соз­дать великую империю - от границ Турции до Индии, включая Китайский Туркестан (Синьцзян) и Афганистан - исламский халифат со столицей в Самарканде, тюркский халифат.

Прибыв в Бухару. Энвер очень быстро понял, что большевики не поль­зуются авторитетом среди населения. Файзулла Ходжаев, возглавлявший Бухарскую республику, учитывая его авторитет и расценивая его приезд как желание участвовать в реформаторских делах бухарского правитель­ства, предложил ему пост военного министра. Однако это было слишком оскорбительно, слишком ничтожно по сравнению с тем, к чему он был «призван» - строить свою собственную империю, а не быть винтиком ма­рионеточного правительства.

Энвер восстал и вначале имел успех. Его поддерживало население, так же, как оно поддерживало и другие группировки, боровшиеся с Красной армией и Советской властью. Это понять очень просто. Жители Восточной Бухары, как и всего Туркестана, восприняли приход Красной армии как бедствие. Приведем свидетельство самих большевиков. В записке ви­це-консула РСФСР в Восточной Бухаре, датированной июлем 1921 годом, пишется: «Активные действия особых отделов, аресты, обыски, конфи­скации и отсылка ценного имущества из Восточной Бухары ... содейство­вали национальной агитации басмачества... Военное подавление восстав­шего населения проводилось исключительно вооруженной силой, что со­провождалось избиением населения... Во время девятимесячного пребы­вания в Бухаре 1 кавдивизии материальные условия, в которые был по­ставлен красноармеец, невольно наталкивали его на грабежи...». В те го­ды страну покинули 200 тысяч человек - четвертая часть населения Вос­точной Бухары. В 1925 году комиссия, побывавшая на юге республики, обнаружила полностью заброшенные кишлаки, разрушенные жилые до­ма, заросшие сорняками поля и огороды. Движение сопротивления, назы­ваемое Советской властью басмачеством, было вызвано нарушением тра­диционного уклада жизни, ущемлением религиозных убеждений, насиль­ственной жестокой формой введения социально-политических преобразо­ваний со стороны Советской власти. Объясняет поддержку населением Энвера-паши и умело проводимая им пропаганда его личности, как зятя халифа и наместника пророка. На его именной печати из драгоценного металла было выгравировано: «Главнокомандующий всеми войсками ис­лама, зять халифа, наместник пророка». В обращении же ко всем мусуль­манам он уже объявляет себя халифом: «Я назначен халифом исламского мира. Моя цель объединить всех мусульман и освободить их». Вполне по­нятно, что назначил себя он сам. Вряд ли бывший эмир Алимхан, находив­шийся в эмиграции, это одобрял, хотя, цепляясь за него, как за соломин­ку, вынужден был назначить его главнокомандующим.

В феврале 1922 г. Энвер-паша нанес сокрушительный удар Красной ар­мии в восточной Бухаре, завладев г. Душанбе. Большевистское руковод­ство, обеспокоенное этим, выделило 1,5 млн рублей и отправило военные эшелоны в Бухару. Речь шла не просто о сохранении советской власти в Бухарской республике. Движение сопротивления уже было повсюду в Туркестане.

Возникла реальная угроза Советской власти, которая держалась внача­ле благодаря жесточайшим репрессивным мерам, а затем вынужденному отходу от политики военного коммунизма.

Командующим Бухарской группой войск был назначен командир, имевший большой опыт подавления крестьянских волнений Н.Е. Каку-рин, служивший под началом Тухачевского.

Ополчению Энвера противостояла регулярная, хорошо оснащенная ар­мия. Мечтателю противостоял реалист Какурин, партизану - кадровый офицер. Энвер не видел, да и не хотел видеть реальность, как и во все от­ветственные моменты своей жизни. Он был в чужой стране, где не имел опоры. Он хотел быть единоличным диктатором и не считался с другими группировками, в частности с Ибрагимбеком, который был ненадежным союзником и не хотел подчиняться ему. Уставшее от войны население вскоре перестало поддерживать зарубежного героя. Слава его после сражения под Байсуном сразу потускнела, и даже афганцы не захотели при­нять его в страну, а правительство Афганистана выпустило воззвание, призывающее афганцев, воюющих в армии Энвера, вернуться на родину. Последний и решительный бой был под Бальджуваном, где оборвалась жизнь не состоявшегося императора. Энвер-паша, хотевший управлять мусульманским миром и стать «азиатским Наполеоном», оказался в ло­вушке большевиков, которые сами направили его в Туркестан и сами же уничтожили. На самом деле независимость туркестанцев никогда не вол­новала Энвер-пашу. Под этим лозунгом он хотел превратить Среднюю Азию в плацдарм для решения своих амбициозных целей создания сказоч­ной страны, где он был бы халифом. Он знал, что здесь силен ислам. И, заручившись здесь поддержкой, он вновь хотел завладеть Турцией. Это был, без сомнения, великий авантюрист XX века.

Ряд как западных, так и отечественных исследователей пытаются идеа­лизировать его личность, наделяя его чертами странствующего рыцаря, выступавшего за справедливость и свободу угнетенных народов. Несомнен­но его роль в политической жизни в эти годы была внушительной, однако не следует забывать, что у него не было ни определенной политической программы, ни реформаторских идей. Им руководили амбициозные устре­мления, он хотел воспользоваться Туркестаном, не учитывая, что это свое­образная страна со своими вековыми традициями, менталитетом, геогра­фией. Крах Энвер-паши - это крах неудавшегося политика. Не следует за­бывать и о его связях с Германией, которая укрывала его в опасные для не­го времена не без причины. Вместе в тем он был в нашей истории, её не вы­бирают, но относиться надо к ней объективно, потому что история - это быстротекущая река, в которой невозможно ничего изменить.



По материалам совещания директоров институтов истории стран СНГ.

Теги: Узбекистан, история

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение