Как открывали Академию наук Казахстана, и что роднит её с мавзолеем Ленина

Дата:
Как открывали Академию наук Казахстана, и что роднит её с мавзолеем Ленина

Академия наук Казахской ССР вылупилась из местного филиала союзной академии. Перед войной Казахский филиал Академии наук СССР насчитывал лишь сотню научных сотрудников, из которых всего трое (по другим данным – семеро) были обременены званием докторов, а ещё 14 человек – кандидатов наук. Сегодня таким ассортиментом может похвастать самый захудалый вуз.

Но вот грянула Великая Отечественная, и из осаждённых академических центров сюда, в глубокий тыл, переселился чуть ли не весь цвет тогдашней советской науки. Большинство старых академиков с семьями осело, правда, в курортном Боровом, но значительное учёное пополнение прибыло и в Алма-Ату.

академия наук - отклонённый проект

Академия наук – отклонённый проект

Заполненный беженцами город утерял свой обычный сонный облик в какие-то несколько недель. Но на фоне множества незнакомых людей, озабоченных вопросами выживания и объединённых одним общим горем, замелькали благообразные старички в академических ермолках. Одно их появление на улицах заставляло толпу благоговейно застывать.

Ещё бы, ведь в Алма-Ате в те годы можно было запросто встретить, например, прогуливавшегося географа-академика Л. И. Прасолова (известного ещё во времена земства и переселенческих комиссий). А на Зелёном базаре легко было столкнуться не только со знаменитым агрономом Д. И. Прянишниковым, апологетом применения азотистой подкормки полей и огородов, но и увидеть своими глазами «металлурга» И. П. Бардина – главного научного руководителя мобилизацией ресурсов Востока, вице-президента союзной академии.

Старое здание Академии наук

Старое здание Академии наук

В те грозовые годы в столице советского Казахстана оказались учёные практически всех направлений и профилей – от историков до палеонтологов. А такие науки как, например, астрономия, были представлены всеми корифеями во главе с академиком В. Г. Фесенковым. В мае 1942-го в Алма-Ату приехал и сам В. Л. Комаров, президент Академии наук СССР. Жили академики, правда, не в самом городе, а в санатории на Медео. И не только жили – работали.

Чокан Лаумулин: «Реорганизация Академии Наук Казахстана была ошибкой…»

Немудрено, что к 1946 году в Казахском филиале насчитывалось уже 700 научных сотрудников, 78 докторов и 200 кандидатов. Так что явление собственной академии было вопросом времени. И лишь только закончилась война, появилось постановление № 2747 Совнаркома СССР от 26 октября 1945 года «Об организации Академии наук Казахской ССР». Вот его полный текст:

«Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановляет:

1. Удовлетворить просьбу Совнаркома Казахской ССР и президиума Академии наук СССР о реорганизации Казахского филиала Академии наук СССР в Академию наук Казахской ССР.

2. Поручить Совнаркому Казахской ССР и президиуму Академии наук СССР провести всю подготовительную работу по организации Академии наук Казахской ССР.

Зам. председателя Совнаркома Союза ССР В. Молотов.

Зам. управляющего делами Совнаркома Союза ССР М. Смиртюков».

1 июня 1946 года в Алма-Ате, в Театре оперы и балета – главном зале столицы тех лет – состоялось торжественное заседание, на котором присутствовал не только весь бомонд республики, но и те, кто возглавлял и прославлял своими трудами всю советскую науку непосредственно.


Для того чтобы уяснить важность и неординарность события, достаточно было взглянуть на президиум. Тут рядом с прославленными гостями – академиками-орденоносцами Мещаниновым, Фесенковым, Бардиным (вице-президент АН СССР), Григорьевым, Заварицким, сидели и Мухтар Ауэзов, и Куляш Байсеитова, и Алиби Джангильдин, и Сабит Муканов, и Каныш Сатпаев. А ещё – командующий ТуркВО генерал Петров и СтепВО генерал-лейтенант Курбаткин, министр внутренних дел Казахстана Богданов и его коллега из госбезопасности Бызов, секретарь ЦК ЛКСМК Канапин и простой директор средней школы Кубеев.

Открывавший заседание предсовмина КазССР Н. Д. Ундасынов начал так:

«Товарищи. Сегодня мы с вами переживаем волнующее событие. Мы воздвигаем наш храм науки – Академию наук Казахской Советской Социалистической Республики (продолжительные аплодисменты)».

Вскоре новая академия обрела и своих первых действительных членов: Сатпаева (ставшего и её первым президентом), Ауэзова, Бектурова, Галузо, Горяева, Жубанова, Кассина, Кенесбаева, Павлова, Русакова, Сауранбаева, Тихова, Фесенкова, Юшкова. Были избраны и почётные члены, ими по традиции стали «союзные академики», связанные с Казахстаном: Вавилов, Обручев, Бардин, Мещанинов.


Первоначально академия располагалась в здании на улице Кирова (сейчас – Богенбай батыра). Оно сохранилось. Ныне тут находится институт микробиологии.


Но ещё в 1945 году начались движения и по строительству нового дома для академии на улице Шевченко. В своём первом докладе в качестве первого президента К. И. Сатпаев сказал:

«Согласно личному указанию товарища Сталина уже идёт подготовка к строительству главного здания Академии наук КазССР, которое явится монументальным сооружением в столице Казахстана – городе Алма-Ате. Строительство главного здания академии будет закончено в четвёртом пятилетии».

А спустя два года московские мэтры – академик Щусев вместе с архитектором Простаковым выдали два варианта проекта. Комиссия выбрала один. Со временем, впрочем, фамилия Простакова стала появляться всё реже, пока не оказалась практически выдавленной авторитетом маститого соавтора. Ещё бы – сам Щусев. Архитектор ленинского Мавзолея у Кремлёвской стены.


Впрочем, Щусев и сам натерпелся от своей сомнительной славы «строителя пирамиды». Печать «придворного архитектора Сталина» и автора Мавзолея задавила все прочие архитектурные достоинства и достижения Алексея Викторовича. А между тем он имел определённую известность ещё до того, как Россия стала страной большевиков. Взять хотя бы хорошо известный всем казахстанцам старшего поколения Казанский вокзал в Москве, строительство которого началось ещё в 1914 году.

Но надо признать, что по-настоящему Щусев развернулся лишь при новой власти. В первое же её десятилетие он не только построил Мавзолей, но и успел побывать директором Третьяковки, приложить руку к первому советскому плану реконструкции Москвы (после которого от старой Москвы остались лишь фрагменты), стать одним из апологетов советского конструктивизма (разрушенная уже при Лужкове гостиница «Москва» – его детище).


Немало внёс архитектор-академик и в «развитие национальной архитектуры братских республик». Многие видели его прекрасное творение в Ташкенте – Большой театр оперы и балета. Большое место в его послевоенной биографии занимает и восстановление разрушенных городов: Истры, Новгорода, Кишинёва.

Что до нашей академии, то увидеть это своё детище Щусев не успел – умер в 1949 году. Родное и знакомое алма-атинцам здание на улице Шевченко появилось лишь в 1957-м.

Монументальное, чем-то схожее с египетским храмом, здание Академии наук в Алматы – один из немногих памятников истории и архитектуры, которым горожане гордятся уже не одно поколение. То, что оно сохранило свой облик после капитальной реставрации (а реставрацию у нас переживают далеко не все памятники) и вернулось к изначальному хозяину, многие воспринимают как маленькое чудо.

старое здание Академии наук

Старое здание Академии наук

Увы, про самого хозяина после всех реформ и нововведений сказать что-то определённое довольно трудно. Места Академии наук в современной науке Казахстана не понимают даже те, кто, несмотря ни на что, продолжает работать в её системе. 


Автор: Андрей Михайлов

Источник: Informburo.kz

Поделиться:

Дата: