Россия, Москва

info@ia-centr.ru

История Китайской Народной Республики — в десяти политических плакатах

История Китайской Народной Республики — в десяти политических плакатах

1 Октября 2019

Автор:

Теги: Китай

Первого октября 2019 года отмечается 70 лет со дня установления Китайской Народной Республики. 

Конечно, Китай — он же Поднебесная — существовал задолго до этой памятной даты. По мнению китайских историков, история Поднебесной насчитывает более пяти тысяч лет. Считается, что первым централизованным китайским государством в среднем течении реки Хуанхэ стало государство Шан-Инь, которое возникло здесь в XVII веке до нашей эры. До него, полагают китайские ученые, существовала еще династия Ся (2070-1600 гг. до н.э.), а до нее — период пяти легендарных императоров (2600-2070 гг. до н.э.), но это уже такая древность, куда даже не всякий китаец рискнет заглядывать.

Так или иначе, государство Шан-Инь сменилось эпохой Чжоу (1046-221 гг. до н.э.). В те времена Китай состоял из некоторого количества самостоятельных княжеств или царств, которые то жили сравнительно дружно, то воевали друг с другом, как кошка с собакой. 

Первая настоящая империя возникла в Китае в III веке до нашей эры — это была империя Цинь (221-206 гг. до н.э.). Создал ее знаменитый деспот Цинь Шихуан, который объединил разрозненные княжества в единое государство. После этого империи и династии в Поднебесной сменяли друг друга с завидным постоянством. Некоторые династии держались столетиями, другие — несколько десятилетий. В Китае даже возникла поговорка: сегодня император ты, завтра — я. И действительно, иной раз основателями империи становились совсем простые люди, как это было, скажем, с первым императором династии Мин (1368-1644 гг.), крестьянином по рождению Чжу Юаньчжаном.

Одни династии в Поднебесной были собственно китайскими, другие основывали завоеватели. Так, например, в XIII веке монгольские ханы захватили Китай и стали по совместительству императорами китайской династии Юань (1206-1368). На этом основании, кстати, некоторые современные китайцы считают, что Китаю должны принадлежать не только российские земли до Урала, но и территории ряда восточноевропейских государств, до которых в свое время добрались монголы. 

Иноземной была также и последняя китайская династия Цин (1644-1911). Ее создателями стали маньчжуры, и она сменила «родную» китайскую империю Мин. И хотя за несколько столетий маньчжуры совершенно окитаились, все-таки иноземное присутствие очень огорчало тогдашних китайских патриотов, которые даже выдвинули лозунг «Свергнуть Цин, восстановить Мин!» 

И Цин действительно свергли, но произошло это не попечением патриотов, а в результате так называемой Синьхайской революции, которая началась в 1911 году. Через некоторое время после этого Китай частично оккупировали японцы. Вдобавок там началась гражданская война, шедшая между коммунистами, которых возглавлял Мао Цзэдун, и армией Чан Кайши. В 1945 году советские войска выгнали из Китая японцев, а еще через несколько лет Мао Цзэдун выселил Чан Кайши и его армию на остров Тайвань.

Итогом всех этих глобальных событий стало провозглашение Китайской Народной Республики, во главе которой встал Мао Цзэдун. 

«Фергана» решила посмотреть, как жизнь нового Китая отразилась в искусстве плаката. 



Итак, ровно семьдесят лет назад, а именно 1 октября 1949 года на площади Тяньаньмэнь в Пекине была провозглашена Китайская Народная Республика или, говоря по-китайски, Чжунхуа жэньминь гунхэго. Плакат, рассказывающий об этом историческом событии, называется несколько помпезно: «Центральное народное правительство является единственным законным правительством, представляющим весь народ Китайской Народной Республики». Называется он так из-за тогдашней политической обстановки в Поднебесной. Дело в том, что хотя войска Гоминьдана и были отброшены на Тайвань, но в разных районах Китая — особенно труднодоступных — еще не один год после этого действовали формирования, активно сопротивлявшиеся коммунистам и не признававшие их власти. Плакат же призван убедить всех, что нет в Китае власти, кроме коммунистической, а Мао Цзэдун — ее полномочный представитель.


Этот плакат называется «Да здравствует победа Корейской народной армии и китайских добровольцев!». Перефразируя строку из известной песни «Москва — Пекин», его можно было бы назвать «Корейский с китайским — братья навек». Говорит он о весьма драматических обстоятельствах. После того как 8 августа 1945 года СССР объявил войну Японии, советские войска вошли на Корейский полуостров с севера, а американские — с юга. Корея была поделена на КНДР и Республику Корея. 25 июня 1950 года северокорейские войска вторглись на территорию Южной Кореи и захватили Сеул. Спустя примерно три месяца южнокорейская армия, а также поддерживавшие ее американские и британские войска перешли в успешное контрнаступление. Судьба КНДР повисла на волоске. И тогда в дело вступили СССР и Китай. Советский Союз взял на себя финансирование и снабжение Северной Кореи, а Китай отправил туда многотысячные армейские части под видом «китайских народных добровольцев». Именно эта живая сила, которую Мао безжалостно кидал в топку войны, и предрешила исход всей кампании. В какой-то момент ситуация для Южной Кореи стала настолько тяжелой, что американское руководство всерьез задумалось о применении против Китая ядерной бомбы. Однако до этого все-таки не дошло, и в 1953 году между Северной и Южной Кореей было заключено перемирие.

Плакат с героическим названием «Все идут бить воробьев» рассказывает о временах так называемого Большого скачка (1958-1960 гг). В 1950-е годы КНР представляла собой слаборазвитую аграрную страну, так и не оправившуюся от гражданской войны и японской оккупации. Идея Большого скачка заключалась в том, чтобы укрепить индустриальную базу и подтолкнуть экономику. Вот только способы реализации этой идеи оказались весьма диковинными. У крестьян решили отнять приусадебные участки, другую собственность и загнать их в народные коммуны. Кроме работы на земле, крестьяне должны были плавить чугун в самодельных печах, чтобы поддерживать промышленность. Сырье для чугуна брать было неоткуда, и крестьяне сначала побросали в огонь всю утварь, а потом при попустительстве начальства стали грабить проходящие мимо поезда, перевозившие советские станки из высококачественных металлов. Станки китайские коммунары переплавляли в деревенских печах и очень радовались своей находчивости. Кроме того, крестьян заставили бороться с «четырьмя вредителями»: крысами, мухами, комарами и воробьями. Борьба эта оказалась на удивление эффективной и привела к тому, что в отсутствие воробьев настоящие вредители съели весь урожай, и в стране начался голод.

Параллельно с социальными экспериментами развивался культ личности. Этот плакат называется «Горячо любим председателя Мао». Причем любят его дети, которые, в отличие от взрослых, бескорыстны. Здесь можно уловить некоторые забавные переклички с новогодними лубками няньхуа. Там дети часто держат в руках большого карпа — символ удачи и процветания. В новые времена таким символом для всего народа стал Мао Цзэдун. Вообще же по части культа личности у Мао был хороший учитель — Иосиф Сталин. Когда Хрущев стал развенчивать культ Сталина, председатель Мао ощутил в этой тенденции опасность и для себя. Отсюда, в частности, берет начало его личная неприязнь к Хрущеву и попытки обвинить послесталинский СССР в ренегатстве и ревизионизме.


Не успел китайский народ оправиться от последствий Большого скачка, как Мао начал новый убийственный проект. Печально известная «Великая пролетарская культурная революция» привела к почти полному уничтожению традиционной культуры. Основной движущей силой культурной революции стали так называемые красноармейцы-хунвэйбины из числа студентов и старшеклассников, а также молодые рабочие-цзаофани. Они заявляли, что старая культура является феодальной, а значит, только вредит обществу. Таким образом, все книги нужно уничтожить, а для обучения достаточно Маленькой красной книжечки — цитатника изречений Мао. Книги сжигались, традиционный театр уничтожался, гонениям подвергалась любая культура, кроме новой, коммунистической. Подлинной причиной наступления «культурной революции» стала борьба Мао за единоличную власть. Именно он придумал лозунг «Огонь по штабам!», который призван был разгромить те партийные организации, которые отказывались безропотно подчиняться любым указаниям председателя. Многих тогдашних лидеров компартии Мао репрессировал, назвав их реакционерами и заявив, что они идут капиталистическим путем. В число этих неправильных лидеров вошли Лю Шаоци и Дэн Сяопин. Плакат призывает выше держать красный флаг идей Мао Цзэдуна и разбить вдребезги реакционную линию Лю и Дэна.

На плакате написано: «Молодая интеллигенция едет в деревню. Просвещение крестьянства — это очень нужное дело». Надо сказать, что молодая интеллигенция в те годы попадала в деревню обычно двумя способами. В первом варианте ее отправляли туда насильно на так называемое перевоспитание. Во втором — это были те самые осатаневшие студенты-хунвэйбины, которые, приехав в провинцию, разгоняли там партийные комитеты, а коммунистов избивали и даже убивали. Иногда, правда, им оказывали сопротивление сами коммунисты и примкнувшие к ним рабочие, и тогда этих веселых молодых людей отправляли назад в тех же поездах в виде бездыханных тел. И хотя основные события происходили в 1966-1969 годах, считается, что «культурная революция» продолжалась вплоть до самой смерти Мао в 1976 году. Сам же Мао говорил, что в жизни его было два главных дела: изгнание из Китая японцев и «культурная революция». 


После смерти Мао Цзэдуна страна оказалась на распутье. По официальной версии, власть собиралась узурпировать некая «банда четырех». В нее входили последняя жена Мао Цзэдуна по имени Цзян Цин и еще три высокопоставленных партийца, которые поднялись на волне «культурной революции». В последние годы они приобрели огромное влияние на состарившегося Мао Цзэдуна и часто фактически выступали от его имени. Четверку заговорщиков удалось арестовать, после чего их судили. Троих приговорили к пожизненному заключению, а одного — к двадцати годам лишения свободы. Позже, впрочем, их освободили. Но Цзян Цин была больна раком горла и в 1991 году покончила с собой. Плакат называется «Разбить банду четырех!». Он исполнен в стиле народного лубка няньхуа, на нем дети, как герои пекинской оперы, поражают копьями ту самую «банду».


После смерти Мао Цзэдуна в 1976 году реальным руководителем Китая стал Дэн Сяопин. Принято считать, что именно с его подачи в стране началась идейная и экономическая модернизация. Он отвлекся от революционных идей и провозгласил ближайшей целью сяокан — достижение в стране «малого процветания». Началось экономическое, идейное и личное раскрепощение людей, они перестали бояться голода и преследований. Китай открылся миру, стал активно воспринимать новейшие западные тенденции, в том числе в области музыки. Настроение тех дней очень хорошо отражает плакат «Танцы юности». Следствием такой открытой политики стало выступление молодежи на площади Тяньаньмэнь в 1989 году, когда впервые за многие годы были озвучены политические требования, связанные с демократизацией. Однако трагические события, связанные с Тяньаньмэнь, китайское руководство предпочло забыть как можно быстрее, так что плакатов, связанных с ними, в КНР не рисовали.


Особенное событие в новейшей истории Китая — возвращение в состав Китая Гонконга, он же Сянган. В 1842 году Гонконг был захвачен Великобританией. В 1898 году большая часть Гонконга, так называемые Новые территории, была взята Британией в аренду и на весь этот срок сделалась колонией британской короны. И хотя после Синьхайской революции 1911 года китайская империя перестала существовать, Британия от своих обязательств не отказывалась и в 1997 году вернула Гонконг — но уже Китайской Народной Республике. Специально для Гонконга Дэн Сяопин предложил концепцию «одна страна — две системы» (это и написано на плакате). Хотя Гонконг и становился частью коммунистического Китая, он сохранял капиталистический уклад. На 50 лет ему была предоставлена широкая автономия. В соответствии с ней центральное китайское правительство должно заниматься только вопросами обороны и внешней политики, остальные вопросы решает выборное руководство самого Гонконга. На практике, впрочем, с приходом к власти Си Цзиньпина этот порядок стал нарушаться, что вызвало в Гонконге многочисленные демонстрации протеста.


Еще одна территория, которую КНР считает исконно своей, — это остров Тайвань, находящийся в ста пятидесяти километрах от восточного берега материкового Китая. В XII веке Тайвань был официально включен в состав Китая как часть провинции Фуцзянь. После окончательного разгрома в гражданской войне сюда бежала армия Гоминьдана, руководимая Чан Кайши. Здесь партия Гоминьдан образовала государство, называемое Китайской Республикой. КНР не признает суверенность Тайваня и до сих пор считает его своей частью. Если, например, иностранец едет на Тайвань, власти Китая будут настаивать, чтобы визу он брал в посольстве КНР, а не в консульстве Китайской республики. В XXI веке контакты между Гоминьданом и Компартией Китая активизировались, пошли разговоры о скором воссоединении. Впрочем, Гоминьдан настаивает на одних условиях воссоединения, а континентальный Китай — на других. Тем не менее в отношении Тайваня Китай настроен решительно — территория эта должна вернуться к Китаю. Плакат «Сестринская любовь двух берегов» ясно показывает, насколько соблазнительным для КНР кажется воссоединение с Тайванем. 

***

В XXI веке идеологию в Китае потеснил бизнес, а место плаката заняли коллажи, постеры и рекламные буклеты. Впрочем, нынешний председатель Китая Си Цзиньпин, кажется, хочет возродить былую славу компартии, и не исключено, что рано или поздно КНР вернется к испытанному средству агитации и пропаганды — политическому плакату.

Автор: Алексей Винокуров
Источник: Фергана






Теги: Китай

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение