Инвесторы не доверяют Кыргызстану, и это нужно менять

Дата:
Автор:
Когда Всемирный банк публиковал данные ежегодного глобального рейтинга инвестиционной привлекательности Doing Business, мир ещё не был знаком с COVID-19. Несмотря на очевидные сдвиги рейтинга к концу этого года, его нынешние индикаторы так или иначе отражают картину инвестиционной привлекательности государств. Среди евразийской пятерки наиболее высокие показатели у Казахстана и России - 25-е и 28-е места соответственно. На 47-й позиции располагается Армения, чуть ниже на 49-й Республика Беларусь. На 80-м месте Кыргызстан, занимающий последнюю позицию рейтинга среди стран-участниц ЕАЭС. Инвесторы не доверяют Кыргызстану, и это нужно менять

Можно предположить, что в Кыргызской Республике пока только наращивают инвестиционный потенциал. Однако эта политика ведется с переменным успехом. Кроме того, нынешний год уже вносит свои коррективы не в лучшую сторону. Например, согласно данным статистических органов Кыргызстана, показатели оттока прямых иностранных инвестиций из страны за первый квартал 2020 г. выросли в 2,4 раза в сравнении с аналогичным периодом прошлого года, достигнув 413,2 млн долларов. Квартальный показатель оттока ниже уровня привлеченных прямых инвестиций на 264,9 млн. долларов.

В определённой степени в отрицательном сальдо инвестиционной активности кроются будущие экономические риски. В отсутствии долгосрочных инвестиционных производственных проектов кыргызстанская экономика очень быстро израсходует запас прочности. В стране фиксируется довольно высокий госдолг, что само по себе не критично. Однако поддерживать экономику государства за счет внешних займов на длинной дистанции нельзя.

Здесь следует вернуться к вопросу инвестиционного климата Кыргызстана. Можно вспомнить противоречия с одним из крупнейших инвесторов страны, связанные с месторождением «Кумтор». Многолетние тяжбы с канадской компанией Centerra Gold Inc. негативно сказались как на горнодобывающей отрасли республики, так и в целом на деловой репутации Кыргызстана. Причем этот кейс нельзя назвать единичным.

В начале этого года из-за протестных выступлений в стране был закрыт проект торгово-логистического центра в Нарынской области. В китайской компании One Lead One Trading Limited заявили о сворачивании инфраструктурного строительства ввиду «негативного отношения к проекту со стороны местных жителей». В конце 2019 г. в той же Нарынской области кыргызстанцы практически силой выдворили китайских рабочих, разрабатывающих золотоносное месторождении «Солтон-Сары». Примечательно, что компания в этом случае была вынуждена приостановить уже работающее производство. Если не искать правых и виноватых в ситуации, даже с поправкой на возможную обоснованность протестных настроений среди местных жителей, тяжело отрицать негативное влияние подобных примеров на инвестиционный климат Кыргызской Республики.

Иными словами, проблема относительно низкой инвестиционной привлекательности Кыргызстана кроется в том числе в обозначенных фактах. Держатели капитала, потенциальные инвесторы анализируют широчайший спектр социально-экономических и нормативных индикаторов делового климата разных регионов мира. Однако одной из важнейших составляющих эффективной инвестиционной политики любого государства всегда была его способность обеспечить защиту иностранного капитала. Инвестиции любят прозрачность, стабильность и прогнозируемость рынка.

Нельзя утверждать, что в Бишкеке этого не осознают. Напротив, в Кыргызстане постепенно либерализируют условия деятельности предпринимателей. В минувшем году правительство республики ввело институт бизнес-омбудсмена. Кроме того, немаловажную роль в этом вопросе играет и наднациональная структура ЕАЭС. В рамках евразийских интеграционных процессов Кыргызстан поэтапно унифицирует нормативные подходы к регулированию предпринимательской деятельности. Тем самым, ряд инвесторов, которые смотрят на евразийский рынок, получают дополнительный выбор юрисдикции. Именно здесь Кыргызстан может выиграть в долгосрочной перспективе. Но пока в этом отношении Бишкеку довольно тяжело конкурировать с соседними Казахстаном и Узбекистаном.

Тем не менее, привлекать прямые инвестиции нужно уже сейчас. Необходимо поставить этот процесс на постоянные и непрерывные рельсы. При этом, слепо следовать за любым капиталом все же нецелесообразно. Опять-таки можно вспомнить ряд кейсов инвестиционных проектов КНР, выгодных по большей части китайской стороне. Иными словами, Бишкек может брать не количеством/объемом привлеченного капитала, а его качеством.

Сегодня Кыргызстану требуются высокодоходные производства. Даже несколько таких инвестиционных проектов с учетом небольших масштабов кыргызтанской экономики обеспечат заметный мультипликативный эффект. Для начала, это могут быть сборочные производства, предприятия отрасли АПК. Позднее можно «замахнуться» и на IT-продукты. Конечно, это дело не одного года, и пока Кыргызстану важно выстроить эффективные и прозрачные механизмы защиты иностранного капитала.

Поделиться: