Булат Мурзагалеев: Вашингтон борется не с COVID-19, а с Китаем

Дата:
Булат Мурзагалеев: Вашингтон борется не с COVID-19, а с Китаем

Наверняка каждый читатель сможет вспомнить из жизни пример, когда в какой-либо кризисной ситуации проявлялась суть вовлеченных в этот кризис сторон. Были те, кто пытался найти виновных, не ставя при этом перед собой задачи решения проблемы. Были и те, кто просто и эффективно действовал в направлении решения этого самого кризиса.

И масштаб проблемы не важен, поскольку эта жизненная схема самораспределения ролей характерна для антикризисного периода, как в малой социальной группе (например, детвора, ищущая мячик в крапиве), так и в несоизмеримо большей, вплоть до международного уровня. Только в данном случае речь идет уже не о «мячике», а о последствиях пандемии, где объективно нет места и времени панике и надуманным обвинениям.

Тем не менее, очевидно, далеко не все это осознают. Так, к примеру, еще в конце марта некоторые члены Европарламента обвинили Россию и Китай в дезинформировании касаемо COVID-19. Более того, парламентарии считают, что «дезинформирование» направлено на раскол Европейского союза, на культивирование недоверия населения европейских стран к Евросоюзу в целом.

Европейские иллюзии 

Впрочем, едва ли это самое недоверие можно усилить после того, как страны-члены союза сначала отвернулись от Италии, одной из первых пострадавшей от пандемии, а затем различными способами забирали друг у друга гуманитарную помощь от того же Китая. Россия, хоть и не является членом ЕС, но направила в Италию военных вирусологов, которые и по сей день борются с последствиями эпидемии в Бергамо. 

Представляется, что трещина в наиболее интегрированном объединении мира подобна тектоническому разлому, разделившему историю Евросоюза на «до» и «после». В данном случае развивающимся евразийским объединениям очень важно учесть этот печальный опыт, потому как национальный эгоизм полезен в умеренном объеме, но не в действиях во время всеобщей угрозы.

Заокеанское видение решения проблемы 

США в очередной раз используют кризисный период в корыстных целях. И речь даже не о том, что некоторые авторитетные американские издания обвиняют российскую сторону в многолетнем «дезинформировании» населения США по вопросам системы здравоохранения страны. В данном случае кризис мышления американского руководства куда глубже. К примеру, на днях сенатор штата Миссури Д. Хоули анонсировал законопроект, направленный на возложение ответственности за пандемию на Китай.

Сам анонс вполне в духе американской внешней политики изобилует различными обвинениями и весьма громкими высказываниями: «ложь», «некомпетентность» и др. Сенатор прямым текстом обвиняет Коммунистическую партию Китая в нанесении ущерба всему миру, в «развязывании пандемии». Себя же Хоули причисляет к жертвам, которые впоследствии смогут подавать иски на возмещение Китаем ущерба.

Выгода дороже имени 

Иное выражение американских претензий нашло в инициативе сенатора от штата Теннессии М. Блэкберн и поддержавшего ее сенатора Л. Грема. Кстати, последний широко известен своим участием в разработке антироссийских санкционных законопроектов. Но вернемся к переформатированию американо-китайских отношений, которые, по всей видимости, в кратко- и среднесрочной перспективе ожидают очень серьезные испытания.

Сенатор Блэкберн предпочла не ограничиваться рамками гражданских исков против китайской стороны, но решила сыграть по-крупному – списать часть американского долга перед Китаем, который является крупнейшим держателем американских гособлигаций. Впрочем, подобные заявления вполне соответствуют тому, как президент США твитировал о «китайском вирусе». Реальны и выполнимы ли инициативы сенаторов покажет время, однако уже сейчас перспективу списания долга характеризуют не иначе как «выборочный дефолт». Едва ли такие действия можно считать оправданными в условиях всеобщего кризиса.

В Евразии иначе

В конечном итоге, как уже говорилось неоднократно и многими, происходит глобальная смена внешнеполитических ориентиров многих субъектов мировой политики. И, возвращаясь к означенному в начале статьи примеру посткризисной активности, неудивительным будет сценарий, когда истеричные действия Вашингтона существенно снизят его позиции в мире. В то время как позиции Москвы и Пекина продолжат укрепляться, чему свидетельствует целый ряд факторов и действий последних.

Можно говорить и об объемах гуманитарной помощи стран Евразии, выражающейся как в материальном плане (китайские прямые поставки средств индивидуальной защиты, отправка Узбекистаном России 5 млн. медицинских масок и пр.), так и в том же консультационном. К примеру, 16 апреля в Центре кризисного реагирования Организации договора о коллективной безопасности было проведено совещание, в рамках которого российская сторона поделилась опытом работы вирусологов в Италии и Сербии.

Или же иное выражение межгосударственной взаимопомощи, когда объектом этой помощи выступают простые люди, работающие или даже просто находящиеся за пределами своих стран. Как уже отмечал в своей статье коллега автора, рынок труда в Евразийском экономическом союзе (далее – ЕАЭС), являясь одной из «четырех основных свобод» объединения, испытал на себе негативные последствия пандемии. В частности, обнажились некоторые проблемы, связанные с неофициально трудоустроенными мигрантами, многие из которых по итогу оказались в тяжелом положении из-за отсутствия работы и невозможности возвращения на родину.

Тем не менее, 18 апреля Президент России В. Путин подписал указ, согласно которому трудовым мигрантам (и не только им) до 15 июня пролонгируются сроки действия разрешений на пребывание в стране и патентов на осуществление трудовой деятельности. В свою очередь аналогичная пролонгация очень актуальна и для работодателей, имеющих право нанимать иностранных граждан.

Что особенно важно, действие указа не ограничивается трудовыми мигрантами – гражданами стран-участниц ЕАЭС. В России трудится большое количество граждан Узбекистана и Таджикистана, не входящих в ЕАЭС. Таким образом, российский лидер с одной стороны несколько снизил последствия экономического кризиса для стран центрально-азиатского региона в части, касающейся денежных переводов, а с другой, сохранил потенциал трудовой миграции в рамках ЕАЭС.

Источник: Центр геополитических исследований «Берлек-Единство»

Поделиться:

Дата:
Яндекс.Метрика