Астанинский формат: единственное, что работает по урегулированию в Сирии

Дата:
Автор: Виктория Попова
Астанинский формат: единственное, что работает по урегулированию в Сирии

Завершившаяся на днях международная конференция по вопросам беженцев в Сирии, которая прошла при поддержке России, показала стабилизирующую роль Астанинского формата переговоров по ситуации в этой стране. Несмотря на все трудности и разногласия между странами-гарантами, Астана на данный момент является единственным работающим механизмом международного сотрудничества по САР.

Ты помнишь, как все начиналось?

Астанинский формат переговоров, объединивший ранее противостоящие друг другу на сирийском театре военных действий Россию, Турцию и Иран, стал ответом на полностью провалившиеся переговоры по Сирии в Женеве. Напомним, что напуганный военными успехами ВКС РФ в Сирии Вашингтон попытался создать в Швейцарии широкую международную площадку для решения «сирийского вопроса». Предложенная повестка изначально была двуличной, предполагая уход Б. Асада в качестве предварительного условия переговоров официального Дамаска с оппозицией. Кроме того, по настоянию США в число переговорщиков от оппозиции были включены представители террористических организаций, а Анкара категорически запретила участие в мирном процессе курдов.

Безусловно, такая ситуация не могла устроить Россию и Сирию, требовавших честного и открытого межсирийского диалога. Окончательно сорвало «Женеву-3» американское нападение на правительственные войска САР в Дейр-эз-Зоре 17 сентября 2016 г., когда американская армия своими действиями поддержала боевиков ДАИШ*.

Первая встреча в Астане по инициативе России, Турции и Ирана состоялась 23-24 января 2017 г. В отличие от «Женевы-3», куда стороны конфликта больше не вернулись, Астанинский формат действует до сих пор и принял целый ряд принципиально важных решений. Прежде всего, необходимо отметить создание и начало работы Конституционного комитета Сирии, решение о формировании которого было принято на Конгрессе сирийского национального диалога в Сочи в январе 2018 года. Как отметил президент РФ В. Путин на трёхсторонней встрече глав государств – гарантов, прошедшей 1 июля с. г. в режиме видеоконференции, конгресс «состоялся благодаря слаженным усилиям стран – гарантов Астанинского процесса». Т. е. в Астане удалось сделать то, к чему даже отдаленно не приблизились в Женеве.



Кроме того, была сформирована подотчетная ООН совместная рабочая группа по мониторингу соблюдения режима прекращения огня, созданы зоны деэскалации конфликта, организовано совместное патрулирование, а России и Турции удалось заключить несколько договоренностей о координации действий и урегулировании противоречий, которые позволили избежать прямого военного противостояния. В целом, по оценке российского лидера, «к настоящему моменту удалось достичь серьезных успехов благодаря трехстороннему Астанинскому формату, в котором, помимо Москвы, участвует Анкара и Тегеран». По словам главы РФ, в Сирии фактически ликвидирован очаг международного терроризма, заметно снижен уровень насилия и налаживается мирная жизнь, а также ведется инклюзивный политический процесс под эгидой ООН.

Медленно, но верно

Пандемия коронавируса несколько замедлила динамику урегулирования конфликта в Астанинском формате. Так, запланированный на октябрь очередной раунд переговоров в Астане с участием представителей сирийской власти и оппозиции так и не состоялся. Перенесена на более поздний срок, когда позволит эпидемическая ситуация, и личная встреча глав России, Ирана и Турции. Тем не менее, как уже сказано выше, 1 июля президенты России, Ирана и Турции провели виртуальный саммит, посвященный сирийскому урегулированию.

«На земле» же работа идет, хотя и с большими сложностями из-за резкого отличия интересов Турции от позиции своих партнеров по диалогу. По сути, именно Анкара так и не выполнила свои обязательства по борьбе с террористами в своей зоне ответственности в Идлибе, что приводит к постоянным вооруженным нападениям и террористическим атакам на армию САР. Это едва не спровоцировало военное столкновение между российскими и турецкими военными.

Освобождение захваченного незаконными вооруженными группировками этого района Сирии из-за позиции Р. Эрдогана идет с большим «скрипом». 10 ноября все же удалось добиться вывода турецких постов из районов провинций Идлиб, Хама и Алеппо. В то же время, как считает эксперт Российского совета по международным делам К. Семенов, «скорее всего, в Анкаре пришли к пониманию, что новая военная операция в Идлибе неизбежна, а блокированные пункты, по сути, могут оказаться «в заложниках» у сирийских властей, в случае если Турция решит оказать военную поддержку оппозиции». Иначе говоря, Анкара перегруппировывает силы в районе трассы М-4 для дальнейшего сопротивления освобождению сирийских территорий, параллельно требуя передать ей контроль над городами Телль-Рифат и Манбидж. В Заевфратье же удалось не только прекратить кровопролитие, но и сделать важный шаг к установлению долгосрочной безопасности на основе восстановления суверенитета и территориальной целостности САР.

Что касается Конституционного комитета, то МИД РФ надеется на созыв заседания редакционной комиссии в ноябре текущего года. Напомним, что 24 августа мероприятие было сорвано из-за обнаружения коронавируса у трех членов делегаций. Пока встречи «в реале» откладываются, «мы пытаемся воспользоваться вынужденной паузой, чтобы подумать вместе с партнерами о том, как насытить астанинские встречи новыми конкретными не только темами, но и обсуждением возможности преодоления имеющихся проблем, чтобы содержание этой встречи стало не просто насыщенным, но и эффективным, конструктивным. Как сделать так, чтобы придать им дополнительный импульс, в том числе за счет активизации в рамках рабочей группы по освобождению задержанных, заложников, заключенных, по передаче тел погибших и поиску пропавших без вести», – сообщила спикер МИД РФ М. Захарова.

Более успешно продвигается гуманитарный трек. В упомянутой конференции по беженцам приняли участие представители более 30 российских министерств, представители ООН и Международного комитета Красного Креста, внешнеполитических ведомств 18 зарубежных стран, религиозных конфессий. С одной стороны, такое широкое представительство стало развенчанием мифа о полной изоляции официальной власти Сирии, с другой – позволило обсудить вопросы помощи в экономическом восстановлении Сирии. Участники мероприятия призвали международное сообщество оказать соответствующую поддержку расселению беженцев и их возвращению к нормальной жизни, а также оказать помощь в реализации проектов по раннему восстановлению, включая базовые объекты инфраструктуры – водо- и электроснабжение, школы, больницы, предоставление медицинского обслуживания и социальных услуг, а также по гуманитарному разминированию. Со своей стороны, РФ выделит $1 млрд. помощи Сирии, а на днях Минобороны России доставило 76 тонн гуманитарной помощи для беженцев.

Чтобы оценить масштабы гуманитарной катастрофы, достаточно вспомнить, что 6 млн сирийцев являются беженцами, а 9 млн, то есть половина населения, нуждаются в продовольственной помощи. Как и следовало ожидать, представители США и ЕС конференцию проигнорировали.

Война на уничтожение

Участники Астанинского формата последовательно отстаивают целый ряд позиций, который вызывает скрежет зубовный у США и их союзников. Как заявила постоянный представитель США при ООН К. Крафт после февральского обострения обстановки в Идлибе, «Астанинский формат сломан и не подлежит восстановлению… Мы больше не можем возвращаться к Астанинскому формату. Мы не можем допустить, чтобы он использовался для определения рамок нового соглашения о прекращении огня». Как говорится, мечтать не вредно, но Астанинский формат продолжает существовать и действовать, что не дает Западу завершить расчленение Сирии и свержение законной власти.

Страны-гаранты, включая «полусоюзника» Турцию, выступают за сохранение территориальной целостности Сирии, политическое урегулирование без внешнего вмешательства, предварительных условий и назначения сроков, недопустимость выдвижения политических условий при оказании гуманитарной помощи, а также вывод иностранных (американских) войск. Также их единая позиция состоит в необходимости уничтожения террористов, которые не только получают финансовую и организационную поддержку США, но и снова подняли голову в американской зоне оккупации.

За период затишья, обусловленного пандемией, США провели «амнистию» в зоне сирийского Заевфратья и выпустили на волю огромное количество плененных ранее боевиков ДАИШ. Откровенное подыгрывание терроризму вынужден был отметить даже Р. Эрдоган, поддерживающий исламистов в Идлибе: «Угрозы со стороны Сирии по отношению к нашей стране продолжаются. Недавно были обезврежены террористы, которые готовили теракты на нашей территории. Очевидно, что США пытаются создать вдоль сирийско-иракской границы новую зону боевых действий, предвестник новых трагедий. Если террористы не отойдут от наших границ, мы перейдем к действиям». Но оставим двойные стандарты новоявленного претендента в султаны на его совести.

Страны НАТО скоординированно и планомерно уничтожают сирийскую экономику санкциями. Недавно был введен новый санкционный пакет. Как подчеркнул министр обороны РФ С. Шойгу, «сложно понять логику западных стран, которые, с одной стороны, «имитируют заботу о сирийском народе», а с другой – вводят против него санкции, запрещают поставки лекарств и продуктов, мешают возвращению беженцев. О том, что международные организации удерживают беженцев на территориях соседних стран, говорилось неоднократно».

Несмотря на объявление о выводе американских войск из Сирии, часть районов страны оккупирована США. Именно тех, где, по данным нефтегазового издания OilPrice.сom, содержится 75% запасов всей сирийской нефти. Пока Вашингтон делает вид, что «охраняет нефтяные запасы от террористов», американская нефтяная компания Delta Crescent Energy заключила с теми же террористами контракт по добыче и реализации нефти, т. е. попросту грабит национальные богатства Сирии.

Явно не оставили США и Европа свои планы по свержению Б. Асада через вмешательство в деятельность Конституционного комитета через подконтрольную им оппозицию. Об этом свидетельствует заявление лидера Сирийского государства о том, что в переговорах участвует «не сирийская сторона, состав которой определили турки. Турция и те, кто за ней стоит, включая США и их союзников, не заинтересованы в продуктивной работе конституционного комитета». По его словам, требования Турции и США ведут к ослаблению сирийского суверенитета и распаду государства, что «происходит во многих других регионах и странах, которым США навязывают конституции, ведущие к смуте и хаосу, а не к стабильности». Сирийскую власть неутомимо пытаются представить террористами, фабрикуя фальшивки о химических атаках против мирного населения, пытках и сознательном уничтожении граждан.

Не спешите нас хоронить

Таким образом, можно сделать вывод, что помимо Астанинского формата не существует других международных площадок по урегулированию сирийского конфликта. США и ЕС являются воюющей стороной, а все претензии на медиаторство лишь прикрывают военные действия. Крайне неопределенна и роль ООН, которая, пытаясь угодить Западу, не потеряв лица, лишь плетется в хвосте решений, принятых в рамках Астаны.

Еще одним безусловным успехом Астанинского формата является привлечение к нему Турции, несмотря на откровенно враждебную позицию Анкары в отношении официального Дамаска и конфликтогенное поведение Р. Эрдогана. Далеко не все даже в самой Турции разделяют его позицию. Как пишет турецкий политолог К. Хас, для долгосрочной стабилизации ситуации в регионе Турция должна нормализовать отношения с Дамаском. Кроме того, ей необходимо вывести свои войска из Сирии: «Надо укреплять пограничные зоны исключительно на своей территории. Кроме того, турецкое руководство должно отказаться от поддержки нелегальных вооруженных группировок и джихадистов. Наоборот, требуется плотная координация действий между Анкарой, Москвой и Дамаском в целях нейтрализации радикалов». В любом случае вопрос сирийского урегулирования благодаря Астанинскому формату «регионализовался», что снизило масштабы и возможности для внешнего вмешательства.

Хоронить его явно преждевременно, как бы ни грезили этим в США. Скорее, наоборот, вялая динамика говорит о скрупулезной и предметной проработке всех аспектов конфликта, поиске баланса интересов и путей выхода из него. Быстрого решения и гладкого процесса в данном случае ожидать было бы наивным.

Источник: Ритм Евразии

Поделиться:

Автор: Виктория Попова
Дата: