Алексей Чекрыжов: Россия и Таджикистан - взаимодействие в период рыночных преобразований

Дата:
Автор:
Алексей Чекрыжов: Россия и Таджикистан - взаимодействие в период рыночных преобразований

В результате распада СССР в 1991 г. на евразийском пространстве возникло множество новообразованных независимых государств, в числе которых и Таджикистан. Каждая из бывших советских республик прошла собственный путь рыночных преобразований. В свою очередь Таджикистану этот период истории дался нелегко. События начала 90-х годов стали катализатором внутренних беспорядков и гражданской войны, осложнившей и без того тяжелое состояние экономики государства. Пик внутреннего конфликта пришелся на 1992-1993 гг., когда в стране фиксировалось наибольшее число политических, а также межэтнических и межклановых столкновений. Относительная социально-политическая стабильность была достигнута лишь в июне 1997 года, после подписания договоров и соглашений о мирном урегулирования конфликта между официальным правительством Республики Таджикистан и Объединенной таджикской оппозицией при посредничестве ООН и Российской Федерации.

Эти события стали дополнительным катализатором снижения уровня социально-экономического развития Таджикистана. По обозначенным причинам, а также ввиду одномоментного краха существовавших в советский период экономических связей, ВВП Таджикистана в 1991-1997 гг. демонстрирует снижение на 60%. Политический кризис привёл к резкому падению уровня жизни населения, прекращению жизненно важных видов социальной поддержки, росту безработицы. Средний уровень заработной упал до отметки эквивалентной 5-10 долларов. Ощутимо большая часть граждан оказались выброшенными за черту бедности. Этот период стал отправным для мобилизации трудовой миграции из Таджикистана в Россию.

Первые структурные изменения в экономике и переход к рыночной модели для Таджикистана также нельзя признать удавшимися. Объёмы произведенной продукции в сельскохозяйственной отрасли снизились на 32,4% к 1995-1996 гг. Промышленное производство фокусируется в двух отраслях – электроэнергетической и металлургии. При этом почти половина общего объема промышленной продукции приходится на одно предприятие - Таджикский алюминиевый завод. Несмотря на объективные трудности, в этот период в стране проводятся широкомасштабные структурные преобразования, и экономика государства постепенно переходит на «рыночные рельсы».

Опираясь на зарубежный опыт, в том числе государств постсоветского пространства, в Душанбе реализуют последовательную макроэкономическую политику отхода от плановой экономики. В самом начале этих преобразований были закреплены институты права частной собственности, сделаны шаги по обеспечению экономических свобод. В то же время, экстренный характер реформ стал причиной ряда управленческих ошибок и поспешных решений – Таджикистан не смог избежать кризиса переходного периода, как и другие государства бывшего СССР.

В рамках ускоренного реформирования экономики в республике меняют подходы и специфику форм собственности, в стране проводится приватизация. Так, если в 1992 г. доля государственной собственности в экономике Таджикистана составляла 45,7%, то к 2012 г. этот показатель снизился до 23,5%. Доля частной собственности, соответственно, выросла до уровня 74,7% в сравнении с начальным периодом независимости страны.

Меры по разгосударствлению экономики отвечали требованиям повышения уровня производительности труда, увеличения инвестиций в производство. Однако поставленные цели были достигнуты не сразу. Шоковый переход к рыночной экономике, напротив, увеличил недозагрузку предприятий, что опять-таки коррелировало с ростом безработицы. В результате, от общего числа промышленных предприятий, функционирующих в 1990 г., к 2012 г. реально работало лишь 68%. При этом большая часть промышленных мощностей не модернизировалась или остаётся незагруженной и по сей день.

Соглашения о мирном урегулирования конфликта и конец гражданской войны в 1997 г. стали стабилизирующим фактором для экономики Таджикистана. С этого года основные макроэкономические показатели экономики республики демонстрирует позитивную динамику. Это позволило расширить спектр экономических реформ. Уже с 2000 до 2005 гг. прирост валового продукта достиг ежегодных 9%. В этот же период коридор инфляции снизился до 7%; внешний долг, достигший к 1999 г. 108% к ВВП, в 2005-2006 гг. уменьшился до 38,9% к ВВП. Стабильность макроэкономической политики также привела к сокращению бедности в Таджикистане. Если в 1999 г. уровень бедности населения страны достигал рекордных 81%, то к 2003 г. показатель стал равен 64%.

Для Российской Федерации переходной период экономики 90-х годов также характеризуется кризисными явлениям. Государство-правопреемник СССР довольно болезненно перенесло рыночные преобразования в последнее десятилетие XX века. За это время в России были проведены крупномасштабные реформы, а экономическая система государства перенесла несколько витков социально-экономического и политического кризисов. Тем не менее, тесное взаимодействие со странами постсоветского пространства для Москвы всегда стояло в приоритете внешней политики.

Взаимодействие России и Таджикистана в 90-х гг. прошлого века носило скорее военно-политический характер, в то время как уровень экономических взаимоотношений нельзя было признать удовлетворительным. Ряд политологов и представителей органов власти Таджикистана отмечали, что российское руководство рассматривало республику как экономически-отсталый регион, требующий дотаций только для поддержания безопасности в центральноазиатском регионе в целом. С другой стороны, это отношение было небеспочвенным ввиду продолжающегося гражданского конфликта на территории Таджикистан, усиления криминогенной обстановки и застоем промышленности. По словам главы Таджикистана Эмомали Рахмона, множественные заключенные с Россией торгово-экономические соглашения конца XX в. де-факто не работали.

Ощутимые позитивные изменения в экономическом взаимодействии России и Таджикистана начали прослеживаться только в начале «нулевых» годов после прихода к президентскому посту Владимира Путина. В это время формируется прагматичная внешнеэкономическая политика Москвы по отношению к Республике Таджикистан.

В 2004 г. во время визита В. Путина в Душанбе состоялось подписание большого пакета соглашений между государствами, направленных на интенсивное расширение экономического взаимодействия России и Таджикистана. Одними из главных итогов переговоров можно признать планы по завершению строительства Сангутдинской и Рогунской ГЭС, запуск новых мощностей Таджикского алюминиевого завода, являющегося локомотивом бюджетообразующей отрасли Таджикистана. Общий объем инвестиций России в рамках этих соглашений составлял 2,5 млрд. долларов. В это же время стороны договорились об обучении 10 тыс. такджикистанских специалистов в вузах России по профильным специальностям в области строительства, инженерии, энергетики.

С начала XXI века фиксируется и значительный прирост торгового взаимодействия сторон. С этого периода Российская Федерация уже традиционно является основным торговым партнером Таджикистана. Доля России в системе внешнеторгового оборота республики уже тогда составляла более 25%.

Данные статистических органов Таджикистана показывают, что интенсивный рост импорта продукции из Российской Федерации берет своё начало с 2000 г. В это же время значительно проседают объемы обратного экспорта, что отчасти вызвано возросшей конкуренцией на российском рынке других экспортёров (в том числе из стран Центральной Азии). В 2000 году денежные объемы экспорта составляли 105 млн. долларов, в 2005 и 2010 годах показатель вырос до, 256,5 и 363,9 млн. долларов соответственно.

Большую часть таджикистанского экспорта в Россию составляет продукция сельскохозяйственной отрасли – хлопок и плодоовощная продукция. Следом идут алюминий, а также товары легкой промышленности (текстиль и текстильные изделия). Структура импорта Таджикистана из России более диверсифицирована. Республика закупает горюче-смазочные материалы и нефтепродукты, древесину и изделия из неё, а также черные металлы, продукцию отрасли машиностроения, ряд товаров пищевой промышленности.

Конечно, явная диспропорция в показателях экспорта и импорта явно не устраивает руководство Таджикистана. В свою очередь российские власти также неоднократно заявляли о возможностях наращивания импорта таджикистанской продукции. В определённой мере этому могли поспособствовать события 2014 г. - санкционная политика стран Запада по отношению к России и ответные меры Москвы. Однако Таджикистан так и не смог эффективно воспользоваться высвобождением ниш на продовольственном рынке Российской Федерации. Это вызвано неготовностью таджикистанских экспортёров к экстенсивному увеличению производства и экспорта соответственно, а также рядом структурных проблем в экономике Таджикистана.

Говоря об экономическом сотрудничестве России и Таджикистана, нельзя не отметить миграционные факторы, формирующие огромный пласт взаимодействия сторон. Как уже отмечалось ранее, после длительной гражданской войны, Таджикистан оказался неспособен обеспечить население страны рабочими местами в необходимом объеме. Безработица в стране достигала 86%, в результате чего значительно выросла интенсивность трудовой миграции.  

Институт трудовой миграции является, возможно, важнейшим аспектом российско-таджикских отношений. Именно в Российской Федерации по сей день находится более 90% трудовых мигрантов из Республики Таджикистан (от всего количества выехавших за пределы Таджикистана). В этом вопросе сказывается экономическое преимущество России, по сравнению с другими странами постсоветского пространства, более широкий и объёмный рынок труда. Для многих граждан республики, рынок России стал единственной возможностью трудоустройства.

По разным данным, переводы трудовых мигрантов на родину формируют около 30-40% валового внутреннего продукта Таджикистана. Стоит отметить, что трудовая миграция из республики проходит в большей мере стихийно и нелегально. Однако это единственная альтернативная сфера занятости, обеспечивающая средствами большое число граждан Таджикистана. К слову, современные миграционные процессы из Центральной Азии осложнились эпидемиологическими факторами. Но даже в нынешних условиях многие из трудовых мигрантов не стали уезжать на родину.

Предпосылки экономического взаимодействия России и Таджикистана формировались десятилетиями в условиях функционирования их экономик в системе единого народно-хозяйственного комплекса. В этот период были сформированы основные отрасли специализации Таджикистана, предприятия которых ориентировались на внутренний рынок СССР, а ныне на внешний рынок постсоветских государств, и прежде всего России. Распад Советского Союза обусловил многие экономические шоки новообразованных государств. Однако в Таджикистане политические и социально-экономические явления были выражены более ярко ввиду протекания вооружённого конфликта на территории государства. Фактически, интенсивное партнёрство уже суверенных Российской Федерации и Республики Таджикистан берет своё начало с нулевых годов этого века.

Автор: Алексей Чекрыжов

Использованные источники:

  1. Зоидов К.Х. Особенности трансформационного кризиса экономики России и Таджикистана. – М.: ИПР РАН, ИМ АН РТ, 1995. – 70 с.
  2. Зоидов К.Х., Махмудова Л.Ш. Особенности трансформационного кризиса и проблемы формирования бизнес ориентированной рыночной экономики в Республики Таджикистан. – М.: ИПР РАН, ИМ АН РТ, 1999. – 206 с.
  3. Хотамов Н.Б. Социально-экономические преобразование Республики Таджикистан в период суверенитета (1991-2006 гг.). Душанбе, 2008. - 268 с.
  4. Исмаилова М.М., Насирова У.Н. Рыночная трансформация экономики и уровень жизни населения Таджикистана / Вестник Таджикского государственного университета права, бизнеса и политики. Серия общественных наук, no. 2, 2015, pp. 5-13. 
  5. Таджикистан: 20 лет государственной независимости. Статистический сборник. - Душанбе, 2011. - 454 с.
  6. Национальная стратегия развития РТ на период до 2015 года. Душанбе, 2007.
  7. Саидов З.Ш. Межгосударственные отношения Республики Таджикистан в двустороннем формате. Душанбе. 2001.
  8. Рахмонов Эмомали. Россия для нас главный стратегический союзник. // Тысяча лет в одну жизнь. Душанбе: Ирфон,2003. С.425.
  9. Статистический ежегодник Республики Таджикистан. Душанбе, 2006. С.234.
  10. Саидов З.Ш. Республика Таджикистан на межгосударственной арене до и после объявления политики «открытых дверей» / З. Ш. Саидов. — Душанбе, 2015. ─ 346 с.
  11. Кумо К. Таджикские трудовые мигранты и их международные денежные переводы / Экономика региона. №. 2. 2012. С. 285-301.
  12. Общий объем денежных переводов из России в Таджикистан за прошлый год составил 2,5 миллиарда долларов / Электронный ресурс: https://tj.sputniknews.ru/main/20190125/1028085163/obem-perevodov-tajikskih-migranty-russia-37-procento-vvp-respubliki.html
  13. Карабчук Т.С., и др., Трудовая миграция и трудоемкие отрасли в Кыргызстане и Таджикистане: возможности для человеческого развития в Центральной Азии / Центр интеграционных исследований ЕАБР, Санкт-Петербург 2017, 127 с.
  14. Солихджонов Р. Социокультурные противоречия миграционных процессов// Миграционный мост между Центральной Азией и Россией: Роль миграции в модернизации и инновационном развитии экономики стран, посылающих и принимающих:Материалы третьего международного симпозиума.\ (Москва, 23-25 ноября 2011 г., Худжанд, 28-30 ноября 2011). М., 2011. С.517-521.
Источник: Центр геополитических исследований «Берлек-Единство»

Поделиться: