Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Евгений Бажанов (проректор Дипломатической академии МИД): Как должно строиться российско-китайское сотрудничество. Статья в «Российской Газете».

20 Апреля 2008

Автор:

Теги:
 

Без страха и упрека.

 

 

Недавно я участвовал в конференции, где выступавшие аналитики предрекали экспансию Китая в направлении России. Как утверждал один отставной генерал, растущая как на дрожжах китайская мощь уже лет через 10-15 выплеснется на российские просторы.

 

Подобные страхи и опасения разделяются некоторой частью россиян и в общем объяснимы: они провоцируются меняющимся в пользу Китая балансом сил. Давным-давно замечено, что изменение баланса сил в международных отношениях порой чревато дестабилизацией и даже конфликтами.

 

Как только власти одного государства начинали испытывать страх, что баланс сил меняется в пользу традиционного соперника, они тут же бросались исправлять положение, чем немедленно порождали подозрения и страхи в противоположном стане.

 

В современном мире теория баланса сил не потеряла актуальности. Наращивание китайской мощи меняет баланс сил между Москвой и Пекином. Впервые в новой истории мы можем начать отставать не только от Запада, но и от Востока. Отсюда - страхи. Тем более что фобии в отношении внешнего мира - вообще наша застарелая болезнь. Еще в XIX веке прогрессивные русские умы признавали, что у нас развита мания вражды к России всех и каждого.

 

На самом деле у нас есть основания рассматривать поднимающегося китайского исполина в качестве своего долгосрочного, надежного партнера.

 

Почему?

Во-первых, потому, что Пекин испытывает возрастающее давление со стороны Вашингтона, не желающего делить мировое лидерство с кем бы то ни было. В противодействии американской гегемонии Китаю нужны партнеры, попутчики, а Москва выглядит неплохим попутчиком. С одной стороны, Россия не угрожает сейчас Китаю, она сравнительно слаба для этого. А с другой стороны, Россия тоже не желает американской гегемонии, готова ей противостоять.

 

Есть другие факторы, способствующие российско-китайскому сближению. Кроме соперничества с Соединенными Штатами КНР сталкивается с другими проблемами на международной арене. Это трения с Японией, Индией, странами Юго-Восточной Азии. Это тайваньская проблема. Существуют серьезные внутренние трудности: экономические, социальные, этнические, идеологические, экологические и т.д. Китай, как велосипедист, должен все время крутить педали реформ. Если отвлечется на что-то другое, остановится - может упасть. В таких сложных условиях Пекину весьма выгодно сохранять мирную обстановку на севере, вдоль четырхтысячекилометровой границы с Россией. Нам такая граница тоже необходима, и обе стороны прилагают максимум усилий к поддержанию дружественной атмосферы во взаимных отношениях.

 

Россию и КНР сближает и то обстоятельство, что обе страны заняты реформами. Когда и мы, и китайцы были коммунистами, то называли друг друга врагами идеологическими, а затем и военно-политическими. Сейчас, когда у нас официально вроде бы разные идеологии, мы тем не менее лучше чувствуем и понимаем друг друга, ибо решаем схожие внутренние задачи реформирования. Китайцы видят, что мы уважаем их за успехи в реформах, что пытаемся в чем-то перенять их опыт. Естественно, это вызывает у КНР позитивные эмоции, особенно на фоне того, что США оказывают давление на китайцев. Ситуация выглядит так, что американцы хотят затормозить подъем Китая, а мы высказываем усилиям китайцев поддержку.

 

И, наконец, четвертый фактор, который сближает РФ с КНР, - это взаимодополняемость наших экономик. Китай на долгосрочную перспективу будет нуждаться во все возрастающих количествах энергоносителей из Сибири и Дальнего Востока, в наших технологиях, особенно военных. Мы же, в свою очередь, заинтересованы в том, чтобы экспортировать энергоносители в КНР и через КНР в другие страны АТР. Мы также заинтересованы в том, чтобы покупать в Китае товары легкой промышленности, импортировать китайскую рабочую силу.

 

Наряду с позитивными факторами на российско-китайские отношения влияют или могут повлиять в будущем некоторые обстоятельства негативного свойства. Предположим, реформенный процесс в КНР рухнет под грузом многочисленных проблем. В стране начнется хаос, из которого вырастет, как это обычно бывает, ультранационалистическая диктатура. Нет гарантии, что при таком развитии событий российско-китайские отношения удастся удержать на рельсах добрососедства. Или возьмем другой сценарий, при котором Россия со временем превращается в развитую демократию с образцовой экономикой. В этом случае самим фактором своего процветания Российская Федерация будет будоражить умы китайского населения, бросать вызов авторитарному режиму в Пекине.

 

Нельзя исключать возобновление российско-китайского соперничества на международной арене, в частности в Монголии, Центральной Азии, Корее. Но помимо этих потенциальных проблем есть и более реальные, возникающие в процессе наших двусторонних контактов в торгово-экономической области, при обмене людьми. Россияне и китайцы принадлежат к разным культурам, и нашим людям не всегда удается найти взаимопонимание, тем более когда из России в КНР пробирается немало преступных элементов и, наоборот, из Китая к нам едут в том числе и преступники.

 

Но главный раздражитель в российско-китайских отношениях - драматический рост присутствия граждан КНР на нашем Дальнем Востоке. Малонаселенные и слаборазвитые восточные районы России впервые оказались открытыми и не выдерживают конкуренции энергичных и оборотистых китайцев. На Дальнем Востоке, да и в московских политических кругах, нарастают опасения, что имеет место демографическая экспансия со стороны гигантского соседа.

 

Звучат предостережения, что если, мол, тенденцию не пресечь, настанет день, когда китайцы численно возобладают на российском Дальнем Востоке и скажут: "Нас здесь большинство, все вокруг создано нашим трудом и принадлежит нам, и в конце концов эти земли когда-то входили в состав "Срединной империи". А значит, пора восстанавливать здесь свою власть".

 

Возникает вопрос: как действовать России с учетом всех названных обстоятельств? Можно, конечно, акцентировать внимание на проблемах и гадать о будущем. Но думаю, что это непродуктивный путь уже хотя бы потому, что будущее предсказать архисложно. Кстати, в начале XX века были ученые и политики, которые утверждали, что главная опасность России будет исходить от Китая. На самом деле враг пришел с Запада, мы воевали две мировые войны там. Можно продолжать пророчествовать, но мы все равно не отгадаем будущего. Но зато мы спровоцируем трения, которые вовсе не обязательны. Муссируя тезис о китайской угрозе, мы будем вызывать раздражение у китайцев, накручивать самих себя и в конце концов испортим отношения с Китаем.

 

Вместо этого, я считаю, нашим политикам следует сосредоточиться на том, что сближает РФ и КНР и что может позволять двум странам продолжать сотрудничать. Прежде всего это взаимодополняемость наших экономик. Сибирь и Дальний Восток надо развивать. Возможны два способа действий. Первый - он предлагается некоторыми людьми - закрыть Дальний Восток и Сибирь и делать все с опорой на собственные силы. К чему это приведет? Нам не удастся решить социально-экономические задачи собственными усилиями, но мы наверняка поссоримся с китайцами и другими соседями, если закроем эти районы для них. Более того, через 40-50 лет китайцы и прочие смогут голыми руками взять эти отсталые земли под свой контроль.

 

Другой способ преодоления отсталости - сотрудничать с китайцами, но не только с ними, а и с корейцами, и с японцами, и со странами Юго-Восточной Азии, со всеми, кто хочет участвовать в развитии производительных сил Сибири и Дальнего Востока. Что это даст? Во-первых, иностранцы станут конкурировать между собой и никто не сможет добиться там гегемонии. Во-вторых, в восточные районы потянется наш народ. Дальний Восток окрепнет. И даже если в перспективе что-то случится между РФ и КНР, нам легче будет эти районы оборонять, потому что они будут сильнее, более развиты и там будет проживать больше россиян. Ну и, в-третьих, углубится взаимозависимость. Китайцы, японцы и все остальные, кто вкладывает в наши восточные районы деньги, работает там, будут заинтересованы в процветании этих районов.

 

Именно фактор тесного двустороннего сотрудничества, взаимодополняемости экономик РФ и КНР должен являться главным в определении нашего подхода к Китаю. Не следует вместе с тем игнорировать и фактор близости геополитических интересов Москвы и Пекина, который упоминался выше. Геополитическое сотрудничество с Пекином полезно, но вопрос в том, в каких пределах его осуществлять. Раздаются голоса о создании российско-китайского военного союза против США, американского гегемонизма. Есть предложения об относительно более широких альянсах с привлечением Индии, Ирана, ряда других стран. На днях я беседовал с видным ученым из Пакистана, так он и свое традиционно проамериканское государство хотел бы видеть в составе антиамериканской коалиции.

 

Военный союз с Пекином, однако, не получится, потому что он китайцам не нужен. И они об этом четко заявляют. Китайцы слишком взаимозависимы с американцами, американцы слишком им нужны, чтобы они пошли на военный союз против США. Достаточно вспомнить объем товарооборота между Китаем и США. Он примерно в десять раз превышает наш товарооборот с КНР. А есть еще инвестиции, обмен технологиями, обучение китайских студентов в США. Понимает Пекин и то, что если он поссорится с Вашингтоном, то испортит отношения с американскими союзниками и друзьями, которые составляют почти весь развитый современный мир. Китайские политологи в своих статьях прямо указывают на то, что США для КНР самая важная страна, Россия на втором месте.

 

Предположим, однако, что Пекин вступит в антиамериканский союз. Этот союз тут же развалится, как он развалился в конце 1950-х годов, потому что мы две слишком большие и разные страны, у нас много несовпадающих интересов. А союзник от союзника всегда очень многого хочет. Завтра Пекину захочется начать войну против мятежного острова Тайвань, и как союзника нас попросят присоединиться. Москва воздержится, и это станет началом конца нашего союзничества.

 

Но допустим, что российско-китайский военный альянс все-таки сохранится. К чему это приведет? К всеобщей конфронтации и в конце концов к третьей мировой войне, которая, естественно, не нужна ни нам, ни китайцам.

 

Поэтому сотрудничество с Китаем в геополитической области, как мне кажется, должно состоять в том, чтобы мы, оставаясь в рамках нормальных отношений, а еще лучше сотрудничества с США и вообще с Западом, понуждали Вашингтон и его союзников вести дело к многополюсному миру, где бы полюса не соперничали друг с другом, как это бывало в прошлом, а сотрудничали. Для такого сотрудничества есть база - ООН, региональные международные организации, международное право. Есть и обширная повестка дня для многостороннего сотрудничества. Это известные проблемы: международный терроризм, распространение ядерного оружия, масса локальных конфликтов, начиная от ситуации на Корейском полуострове и кончая тем, что происходит в Африке. Это вопросы экологии, наркоторговли, оргпреступности, развития отстающих стран.

 

Возвращаясь к российско-китайским отношениям, к нашей политике в отношении Китая, отмечу, что считаю нынешнюю линию России совершенно верной. Заключается она в том, что мы тесно сотрудничаем с КНР, действуя при этом в рамках многовекторной и сбалансированной политики. То есть мы стремимся иметь, насколько это возможно, одинаково хорошие отношения или по крайней мере одинаково развитые отношения с США, с Китаем, с другими странами.

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение