Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Водный вопрос в год Белого Тигра

15 Июня 2010

Автор:

Теги:

Нынешний, 2010 год, вновь подтверждает, что водная проблематика является perpetum mobile центральноазиатской политики. Здесь необходимо, прежде всего, указать неблагоприятные прогнозы синоптиков, которые предрекают наступление в летний период аномальной жары в регионе[1].

Дополнительную остроту водному вопросу придали киргизские события, на фоне которых перед Казахстаном возникла реальная перспектива повторения событий двухлетней давности. Тогда из-за сокращения подачи воды киргизской стороной пострадали посевные площади, засеянные под свеклу, трех районов Жамбылской области Казахстана. Эти опасения еще больше возросли, поскольку один из членов Временного правительства Киргизии А. Атамбаев прозрачно намекнул в одном из интервью, что "Казахстан быстро открыл границы, когда мы показали свои козыри"[2]. Причем, судя по всему, краткосрочная остановка подачи воды все-таки состоялась.

Примечательно также, что весной нынешнего года появилась во многом знаковая статья узбекского публициста Шарапа Уснатдинова, в которой автор апеллируя к региональным традициям, шариату, классикам литературной и философской мысли, документам ООН, опыту европейских стран, по территории которых протекает Рейн, настойчиво критикует позиции Таджикистана и Киргизии в вопросе распределения центраальноазиатских водных ресурсов: Международные эксперты утверждают, что государства, расположенные в верхнем течении Амударьи и Сырдарьи, под предлогом нехватки энергетических ресурсов поступают неправильно: Кыргызстан намеревается отнять Нарын у Сырдарьи, Таджикистан - отнять Вахш у Амударьи и ведут работы по строительству Камбаратинской и Рогунской ГЭС. Их действия и проекты являются непродуманными и поспешными, что в будущем будет угрожать безопасности всей Центральной Азии. Также они отмечают, что без согласия Узбекистана, Казахстана и Туркменистана они не вправе строить гидроэлектростанции"[3]. Менее эмоционально, но также достаточно однозначной критике подвергает таджикские позиции и другой представитель научной элиты Узбекистана, доцент Государственного Университета Каракалпакстана им. Бердаха Р.Баллиева, которые акцентирует внимание на негативные последствиях расширения сработки водохранилищ в пользу электроэнергетики для ситуации вокруг Арала[4].

Со своей стороны, Таджикистан также все более активно стремится привлечь внимание к национальным подходам к водному вопросу, прежде всего в том, что касается завершения строительства Рогунской ГЭС - бывшего советского долгостроя[5]. Когда в начале июня в Душанбе начала работу Международная конференция высокого уровня по среднесрочному обзору хода реализации Международного десятилетия действий "Вода для жизни" 2005–2015 годы, то на одном из заседаний между официальными представителями Таджикистана и Узбекистана развернулся столь жесткий диспут, что некоторые специалисты сравнивали его с прениями на судебном заседании[6]. Узбекистан опасается, прежде всего, возможного сильного землетрясения, которого не выдержит плотина, и последующей волны высотой в 4–8 метров, способной докатиться до узбекского город Нукус. Гарантии сохранения объемов водостока сейчас как бы отодвинуты им на второй план. Таджикская сторона апеллирует к авторитету западных экспертов и результатов экологических экспертиз, проводимых зарубежными фирмами, а также ссылается на свои неоднократные обращению к Узбекистану по вопросу создания международного консорциума по завершению строительства ГЭС, подчеркивает взятые обязательства обеспечить водоснабжение соседей.
Но так или иначе ведущиеся уже несколько лет переговоры между Таджикистаном и Узбекистаном не привели стороны к консенсусу. Они обмениваются хотя и "невоенными", но все же ощутимыми ударами на пропагандистском и экономическом уровне. Например, некоторые специалисты связывают регулярные блокировки Узбекистаном таджикского железнодорожного транзита именно с активизацией строительства Рогуна. По данным таджикистанской стороны, на станциях в соседней республике задержано до двух с половиной тысячи вагонов.

Водохозяйственные проблемы остаются и на повестке дня политической жизни Киргизии В конце мая нынешнего года Декретом Временного правительства в Киргизии образован Государственный комитет по водному хозяйству и мелиорации. В наследие новому ведомству достались, как впрочем, и другим киргизским структурам очень трудные проблемы. Среди них особое внимание киргизкой общественности привлекают вопросы рационального использования средств, привлекаемых на основе профильного сотрудничества с международными донорами. Например, в рамках продолжавшегося восемь лет проекта "Таза Суу" (Чистая вода), осуществлявшегося Министерством сельского, водного хозяйства и перерабатывающей промышленности КР при поддержке Азиатского банка развития и Всемирного банка, а также с привлечением средств местного населения (киргизские сельские жители внесли пять процентов от стоимости проекта деньгами и пятнадцать процентов - своим трудовым участием) обводнено была только половина запланированных первоначально сел, причем, за период реализации проекта 45 сел на юге республики и 39 на севере вообще остались без воды из-за "безалаберности и равнодушия не только иностранных специалистов из DFID, но и местных подрядчиков, занимавшихся строительством"[7], не говоря уже о хищениях, которые послужили основой для открытия полусотни уголовных дел еще в 2007 году. Представители киргизских общественных организаций со знанием дела подробно перечисляют конкретные ошибки, допущенные, представителями АБР и ВБ. Но ситуация пока такова, что в руках иностранных специалистов оказалась стратегическая информация о водных источниках, а каждое село, куда "проведена" питьевая вода, должно выплатить уже в нынешнем году по 360 тысяч сомов, взятых в качестве кредита[8]. Учитывая уровень жизни и современную обстановку в Киргизии этот пример не нуждается в комментариях.
В нынешнем году нехватка поливной воды остро встала для казахстанских земледельцев. Согласно предложениям Министерства сельского хозяйства в виду повышения на воду (в четыре раза за последние два года) предполагается сократить посевы хлопчатника, перепрофилировав хозяйства на посадки других культур. Ранее посевные площади хлопчатника в Казахстане уже были сокращены примерно на 20%, однако предстоящее сокращение может оказаться еще более болезненным, особенно с учетом особенностей разделения труда между различными национальными группами сельского населения.

Таким образом, год Белого Тигра пока не принес заметных позитивных изменений, необходимых для решения водохозяйственных проблем Центральной Азии. Как на трансграничном, так и на внутриполитическом уровне, вода по-прежнему остается болезненным вопросом. В этой связи представляется целесообразным проводить линию на поэтапное достижение двусторонних договоренностей центральноазиатских государств по стабильному регулированию режима Сырдарьи и Амударьи. На повестке дня остается также вопрос об активизации усилий ЕврАзЭс в области экспертизы технических вопросов водно-энергетического баланса Центральной Азии на основе расширения сотрудничества представителей среднего звена административного аппарата и специалистов-эксплуатационщиков стран региона.

----------------------------------------

[1]Шпаков А. Центральную Азию ждет аномальная жара. Синоптики предрекают самое жаркое лето за всю историю метеонаблюдений. URL: http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1276009920 - 09-06-2010.

[2]Датов Д. Вода раздора. Она же оружие кыргызского пролетариата? - URL: http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1275282780 -13-31-05

[3]Уснатдинов Ш.: Мир и спокойствие Центральной Азии зависит от справедливого распределения водных ресурсов// URL: http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1273937100 -15.05.10

[4]Баллиева Р. Проблемы пользования трансграничной водой в Центрально-азиатском регионе. URL: http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1275997440 - 08.06.2010
[5]Стройплощадки Рогунской ГЭС расположены в 110 км восточней Душанбе. На завершение строительства первой очереди станции, предполагающий запуск двух агрегатов, необходимо около 700 млн. долларов США. Всего на ней планируется установка шести агрегатов суммарной мощностью 3,6 тыс. МВт. По разным оценкам, на завершение строительства станции с высочайшей в мире плотиной, необходимо 2,5–3 млрд. долларов США. В соответствии со среднесрочной программе правительства Таджикистана в 2011–2013 годах на строительство объекта планируется направить более 1,21 млрд. долларов США бюджетных средств. В настоящее время, согласно правительственному постановлению, каждый гражданин Таджикистана должен купить акции ОАО "Рогунская ГЭС".

[6]Пирназаров Н. Водная конференция: Рахмон, Каримов и Рогун. Отношения накалились. URL: http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1276065240 - 09-06-10

[7]Осмонгазиева Т. В Кыргызстане без воды ни туды и ни сюды. URL: http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1276202700-11-06-10

[8]Там же.


Эксперт МГИМО: Ксения Боришполец
Источник - Портал МГИМО

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение