Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Прагматика примирения

6 Апреля 2010

Автор:

Теги:
Прагматика примирения
 Федор Лукьянов

На этой неделе произойдет два заметных события. Премьер-министры России и Польши вместе почтут память тысяч польских офицеров, расстрелянных в Катыни, а президенты России и США подпишут в столице Чехии новый договор о сокращении стратегических наступательных вооружений. Каждое - результат отдельных политических процессов, длительных и сложных. Но если спроецировать на недалекое будущее тенденции развития европейской политики, между мероприятиями в Смоленске и Праге обнаружится связь.

Европа переживает непростой момент, когда начинает быстро демонтироваться система взаимоотношений, ставшая привычной за предшествующие десятилетия.

Во-первых, меняется характер связей Западной Европы и Соединенных Штатов. Это естественно - после окончания холодной войны и исчезновения угрозы большого конфликта в Европе стратегическая важность партнеров друг для друга значительно снизилась. Инерции прежнего восприятия хватило на десятилетие. Но когда Вашингтон попытался привлечь европейских союзников к боевым действиям вдалеке от Европы, то есть в новой зоне своих первоочередных интересов, стало очевидно, насколько мало энтузиазма они испытывают.

Во-вторых, сами европейские страны по-разному понимают угрозы безопасности. В Западной Европе говорят либо о терроризме, либо о «мягких» угрозах - миграция, изменение климата, кибербезопасность и т. д. В Восточной Европе угроза одна - российская. И в рамках Североатлантического альянса примирить два взгляда не представляется возможным. Попытка расплывчатого компромисса между ними, а скорее всего в новой стратегической концепции НАТО будет предпринята именно она, только усугубит расхождение. Каждая из сторон будет с раздражением считать, что сторонники другой точки зрения мешают противодействовать настоящим опасностям.

Получается, что реальная ценность НАТО для всех участников снижается. США не удастся превратить его в глобальный альянс. Восточная Европа не верит в то, что соседи на западе континента в случае чего придут на ее защиту. Наконец, для Западной Европы это постоянное напоминание о союзническом долге, который она выполнять не стремится. Конечно, у альянса есть другая важная функция - помимо внешней обороны еще и гарантия невозобновления внутренних распрей в Европе. С этой задачей НАТО справляется, хотя по мере нарастания вышеперечисленных разночтений по стратегии и здесь могут возникнуть трудности.

Восточная Европа, прежде всего Польша и балтийские государства, будет искать способы обеспечить безопасность от Москвы вне НАТО. Вариант один - институциональное закрепление отношений с Соединенными Штатами, единственной страной, которую восточноевропейцы считают дееспособной в военной сфере и достойной доверия в политической.

Перед Вашингтоном, в свою очередь, стоит вопрос о его европейских приоритетах. Подписание договора об СНВ с Россией не совершает революции ни в двусторонних отношениях, ни в международных делах, но четко обозначает вектор - США делают упор на проблемах, от которых зависит подтверждение или ослабление их лидерских позиций в мире. Положение дел в Европе или, например, в Латинской Америке, традиционно служившей зоной непосредственных интересов, заметного влияния на международные процессы не оказывает. В отличие от того, что происходит на Ближнем Востоке, в Южной и Восточной Азии, в Тихоокеанском бассейне. Во всех этих регионах Россия играет роль - не обязательно решающую или даже крупную, но, тем не менее, более значительную, чем, скажем, Германия или Франция. Иными словами - Москва возвращается в стратегическое поле зрения Вашингтона, что, вероятнее всего, будет иметь как положительные, так и отрицательные последствия.

С одной стороны, признание России серьезным игроком в Евразии означает, что к ее интересам, особенно если Москва будет их четко и понятно формулировать, могут прислушиваться больше, чем в предшествующие годы. И свою линию США будут не только продавливать силой, но и хотя бы отчасти согласовывать в процессе торга. С другой - возникает задача препятствовать тому, чтобы Россия не воспользовалась американскими проблемами и неразберихой в Европе для укрепления своих позиций. Насколько бы Вашингтон ни считал Старый Свет периферией, он, безусловно, не заинтересован в формировании там альтернативного центра влияния.

Здесь интересы Соединенных Штатов и Восточной Европы смыкаются. Американцам не найти иной группы стран, которая проявляла бы такой энтузиазм по поводу альянса, нацеленного на сдерживание Москвы. Это может произойти в разных формах. От серии двусторонних договоров до создания регионального блока или, например, наполнения военно-политическим содержанием организаций типа Содружества демократического выбора, созданного несколько лет назад для продвижения демократии на постсоветском пространстве, но остающегося номинальным.

Для России такое развитие событий крайне нежелательно. Во-первых, это создаст реальные проблемы безопасности - появление серьезных военных объектов США столь близко от российских центров (например, в странах Балтии) вызовет необходимость принимать ответные меры. Во-вторых, вся атмосфера отношений, естественно, ухудшится, а пространство для компромиссных решений в других областях уменьшится. В-третьих, Россия будет отделена от более или менее лояльно настроенных к ней стран Западной Европы, заинтересованных во взаимодействии, мощной «буферной зоной». В целом возможность Москвы оказывать влияние на европейскую политику снизится.

источник: GZT.ru

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение