Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Вызов «непризнанных» и внешняя политика РФ

27 Марта 2008

Автор:

Теги:

Вызов «непризнанных» и внешняя политика РФ.

Стагнация интеграции или даже ее отсутствие на постсоветском пространстве вряд ли способно поколебать созданную здесь атмосферу безопасности так глубоко, как на это способны неурегулированные сепаратистские конфликты, доставшиеся в наследство от распада СССР.

 

Что такое проблема «непризнанных» для России? Прежде всего, это постоянно присутствующая причина полномасштабной войны на части территории СНГ (прежде всего на Южном Кавказе). Пусть и не актуально высокая, с учетом выстроенных политических балансов и присутствия миротворцев, но опасность довлеющая пока конфликты существуют: стороны продолжают усиленную милитаризацию.

 

Второе – фактор раздражения двусторонних отношений уязвленных этим кризисом государств с Россией. Действующая причина роста антироссийских настроений в этих странах.

 

Третье – индикатор силы и способности политики РФ в регионе принуждать конфликтующие стороны к миру.

 

Коль скоро пространство СНГ и при новом президенте Медведеве остается приоритетом внешней политики РФ, то проблема «непризнанных» должна оказаться в первых пунктах внимания руководства страны.

 

На начало 2008 года, во всех кризисах наблюдается некоторое оживление: в одних случаях обсуждают как известные так и новые предложения урегулирования (Молдова), в других делаются радикальные заявления разрешить ситуацию силой (Грузия, Азербайджан). Стороны словно «устали» от стабильности замороженного состояния, достигнутого, кстати, благодаря Москве полтора десятилетия назад. Ситуация чревата новыми позитивными возможностями, но равно таит в себе неопределенности и риски новых конфликтов. Скажем, несмотря на оптимизм и миролюбие действующего президента Воронина, неизвестно насколько далеко готово пойти будущее руководство Молдовы в деле интеграции страны, в особенности при новом парламенте 2009 года? Способно ли к компромиссам руководство Приднестровья?

 

Случай с Грузией более очевиден. Не новость, что нынешняя властная группа во главе с Саакашвили совершенно не готова разговаривать с Кремлем на предмет уступок и компромиссов Абхазии и региону Цхинвали. На повестке дня Тбилиси -- попытаться изменить формат переговоров и миротворческих сил. Вытеснить РФ из переговорного процесса и списка участников урегулирования невозможно никак по двум обстоятельствам: РФ представляет интересы конфликтных анклавов на своих границах и входит в состав всех международных организаций способных к посредничеству.

Другое дело, что России не выгодно само изменение формата (увеличение количества переговорщиков).

Рассмотрим это на примере СКК по грузино-осетинскому конфликту. Возможное привлечение ОБСЕ к этому процессу потенциально ограничивает возможности российских миротворцев контролировать зону конфликта. Лишает Москву монополии на процесс и в перспективе способно изменить правила игры в пользу Тбилиси, то есть усилить одну из сторон. Если до сих пор о нарушениях в зоне миротворческой миссии могли высказываться либо в Тбилиси либо в Москве, то с расширением количества стран-миротворцев на конфликт буду влиять западные посредники со своими интересами в регионе.

С точки зрения Саакашвили это хороший исход. Но запускать в этот регион посредников из ОБСЕ, организации, которой требуются радикальные реформы, с позиций Москвы, совершенно не выгодно.

 

Кстати, по мнению азербайджанского руководства, успехи одного из форматов ОБСЕ, конкретно -- Минской группы по армяно-азербайджанскому урегулированию, за последние годы совсем не очевидны. Поэтому даже серьезное изменение формата не гарантирует успеха стране, при рождении пострадавшей от этно-территориального конфликта, если она сама не предпримет шагов к общенациональному компромиссу с тем народом, который хотят вернуть в состав «материнского» государства.

 

Как же может ответить политика России на эти вызовы с учетом того, что на одной стороне -- страны пострадавшие от конфликтов -- они заметно усилились с середины 1990-х годов, имеют множество союзников, и в регионе обозначены интересы конкурирующих стран и организаций безопасности евро-атлантического мира, а с другой – территории с непризнанным статусом – желающие тесной интеграции с Россией, рассматривающие Россию как единственного партнера и союзника в своей судьбе.

 

С учетом того, что все это происходит с соседями и партнерами РФ по СНГ, вариантов не много, а фактически их всего два. Либо данный конкретный регион и анклав постепенно становится самостоятельным и суверенным образованием (слушания показали, что прямой опасности сепаратизма на российском Кавказе от признания грузинских анклавов парламентарии не находят). Либо он постепенно интегрируется в «материнскую» территорию, то есть в границы бывшей республики ССР, которые признала новая Россия в процессе распада Советского Союза.

Любой не радикальный сценарий, выгодный РФ, рассчитан на очень длительный период. Есть ли это время в запасе, не ясно. Как мы уже говорили, не столь важно как именно решиться вопрос с этими конфликтами (в пользу «материнских» территорий или вопреки их суверенитету). Важно лишь то, как будет достигнут этот компромисс: в соответствии с интересами РФ или нет.

 

Парламентские слушания, точнее рекомендации Госдумы РФ органам исполнительной власти, тот резонанс, который был им придан на фоне поражения российской политики в косовском кризисе, показал желание Москвы еще раз громко обозначить свои интересы главного посредника в этих конфликтах. Но не только. Слушания и рекомендации можно рассматривать как попытку диверсификации инструментов внешней политики РФ: включения всех органов исполнительной власти. Свою роль на внешней арене России может играть не только президент и его аппарат, но и правительство и парламент. Это разумно с учетом новой конфигурации власти и необходимости новых ресурсов для всего плана политики РФ в СНГ. Верна ли такая интерпретация станет ясно уже в течении первого полугодия.

 

Возвращаясь непосредственно к непризнанным, фиксируется еще один момент – Москва ушла от идеализма в отношении судьбы «непризнанных» и готова рассматривать каждую конфликтную ситуацию в отдельности, действовать по совокупности других факторов, прежде всего в зависимости от отношения со столицами признанных стран, участников конфликтов: Грузия не готова на российский компромисс, тогда мы поддерживаем Абхазию и расширяем экономическую помощь, в то же время Карабах, где нет прямых интересов РФ, совсем перемещен из повестки обсуждений, оставаясь лишь в плане общего посредничества России в составе МГ ОБСЕ.

Запас времени не столь велик. В период правления третьего президента мы практически встаём у черты, где необходим ответ по каждому конфликту: что России выгодно и какие реальные ресурсы она готова приложить для того или иного решения. Тактика диверсификации, обозначенная думскими рекомендациями, дает возможность как раз расширить поле для будущего маневра России. Весь вопрос, будет ли он сильным?

По материалам РИА НОВОСТИ


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение