Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Батраки удачи

14 Февраля 2010

Автор:

Теги:



"Легализация мигрантов – забота самих мигрантов", – считает государство.

33-летняя Наталья Кунг (фамилия изменена по этическим соображениям)умерла 20 января от открытого туберкулеза легких. Горе близких многократно усиливалось тем, что никто не знал, куда следует обращаться: у женщины не было никаких документов. Наконец, кто-то из соседей нашел номер телефона Адила Жураева, председателя "Союза выходцев из Узбекистана" Рязанской области (Наталья, немка по национальности, была гражданкой Узбекистана). Адил срочно выехал в дом к Наталье, в село Шумашь.

– То, что я там увидел... – говорит Адил. – В общем, люди так не живут. Комнатка примерно в 12 квадратных метров, без окон, отопления...
Кроме мужа Натальи, в комнате находились две женщины (сестра и подруга умершей) и двое 9-месячных детей.

Адил Жураев связался с председателями немецкой и армянской диаспор Отто Гофманом и Камо Мхитаряном. Пока они занимались организацией похорон, муж покойной Алик рассказал печальную, но типичную историю...

Рабство без кандалов

В 2008 году Наталья с Аликом приехала в Рязань из Узбекистана, оставив дома пятерых детей (младшему сейчас 5 лет, старшему – 14). Деваться было некуда: детей надо было кормить, а работы в Узбекистане почти нет.
В Рязани нашли женщину, которая сдала им угол в селе Шумашь и пообещала работу. Отдали ей документы и выполнили оговоренную работу (возвели несколько хозпостроек во дворе). Но деньги так и не получили, да и документы "хозяйка" отдавать не спешила.
Пришлось перебиваться мелкими подработками. Как и жили – лучше не рассказывать. Само собой, детям в Узбекистан послать было нечего, и те жили на мизерную бабушкину пенсию.
Вдобавок Наталья тяжело заболела. Туберкулез, как известно, любит нищих. А три месяца назад в доме стало двумя ртами больше: сестра Натальи вынуждена была срочно уехать в Узбекистан (нужно было в экстренном порядке поменять паспорт) и оставила ей шестимесячных дочек.
Естественно, о необходимом малышкам питании можно было и не помышлять. Муж Натальи рассказал, что кормили детей... картошкой. Да и она была за счастье. Документов по-прежнему не было, а значит – не было никакой возможности найти нормальную работу.
Медики знают, что, помимо лекарств, больше всего больной туберкулезом нуждается в хорошем питании. Так что Наталья была обречена. 20 января болезнь победила окончательно и бесповоротно. Наталья умерла. Положа руку на сердце, скажем – отмучалась...
Похоронить ее удалось лишь через 6 дней. Детей отправили в больницу, а муж Натальи вернулся в свою каморку.

Все виноваты – значит, никто не виноват

– В этой ситуации виноваты все, кроме детей, – считает Азим Махсумов, руководитель Департамента по работе с мигрантами РРОО "Межнациональная ассоциация "Мы разные, и мы вместе", человек, который уже много лет пытается поставить трудовую миграцию в области на правовые рельсы. – Наталья с мужем – взрослые люди. Они давно могли выйти на руководителей национальных диаспор Рязани и получить помощь, но почему-то молчали. А государство никак не реагировало, хотя я уверен – участковый милиционер не мог не знать, что в его районе живет семья нелегальных мигрантов.

По мнению Азима Акбаровича, соотношение легальных и нелегальных мигрантов в Рязанской области – примерно один к одному. Официально в прошлом году в регион приехали на заработки 15 тысяч мигрантов. Получается, что нелегалов столько же.
Почему так получается? Давайте разберемся.
Итак, гражданин, например, Узбекистана решает ехать в Россию на заработки. Тех, кто едет по конкретным вызовам, заранее зная, где и за какие будут работать, – единицы. В основном мигранты едут в неизвестность. А здесь их ждут потенциальные работодатели, разной степени порядочности. И только от них, предпринимателей, а не от миграционной службы и прочих госорганов зависит, будет ли мигрант работать официально, или станет нелегалом.
О том, что ради сверхприбыли капиталист пойдет на любое преступление, писал еще Карл Маркс. А прибыль при найме нелегалов в карман капает очень приличная. Кормить их можно, чем попало, селить – в бараках по два человека на квадратный метр, налоги с них платить не надо, да и зарплату можно платить такую, на которую никто из местных не пойдет. Красота! Чтобы батраки "не рыпались" нужно всего-то отнять у них документы. И куда они после этого денутся? Ведь в страну сейчас въезжают те, кто уже не получил советского образования, с обязательным для всех русским языком. Некоторые в 25 лет и расписаться-то не могут, не то, что заявление в милицию написать.
К слову, ситуация в республиках Средней Азии такая, что мигранты соглашаются жить и работать в этих скотских условиях. Дома все равно хуже: работы нет, семьи традиционно большие и их надо кормить. В крупных городах есть заводы, но пробиться туда тяжело, в сельскохозяйственных районах фермерам рабочая сила не нужна: большая семья вполне справляется с возделыванием земли сама.
Вот мигранты, которых раньше принято было называть гастарбайтерами, а теперь (с подачи "Нашей Раши") – "джамшутами", и надевают на себя ярмо раба. Кстати, в Уголовном кодексе России понятие "рабство" не прописано. Мол, если тебя кандалами к мотыге не приковывают и надсмотрщика с плеткой над тобой не ставят, то ты не раб. Но если у тебя нет паспорта и еды, кроме той, что дает хозяин, то кто ты?
На нелегальном положении, если повезет, можно существовать годами. Главное – найти способ не попадаться милиции. Попался – депортация, то есть лишение права въезда в страну на 5 лет. Самое интересное, что работодатель в этой ситуации перед законом оказывается, как бы чист.
– Мигрантов за нелегальный труд наказывают постоянно, – рассказывает Азим Махсумов. – Но я не помню ни одного случая, когда в Рязани ответственность понес бы предприниматель, который нанял нелегалов. Хотя это нелогично. Получается, работодателя как бы нет, а незаконная трудовая деятельность – есть! Как будто мигрант без согласия предпринимателя на него работал. Бред! И ни налоговая служба, ни УБЭП такими предпринимателями не занимаются, только ФМС.

В общем, труд нелегалов выгоден мелкому бизнесу, а его "кошмарить" президент не велел. И государство молчит.

В конце туннеля – темнота

В ситуации с Натальей Кунг государственная машина проявила себя во всем великолепии. Ни один механизм не заработал, ни одна шестеренка не зашевелилась. Например, комиссия по делам несовершеннолетних Рязанского района, узнала об имеющихся в семье детях не от участкового, который посещал дом после смерти Натальи, а от руководителей диаспор.
А еще интереснее то, что на момент написания материала (утро 5 февраля), то есть через через две с лишним недели после смерти Натальи, никто не удосужился проверить на наличие туберкулеза тех, с кем общалась женщина. Хотя в таких случаях по-хорошему должна быть проведена не только проверка окружающих, но и дезинфекция дома и места работы. Скольких могла заразить смертоносной болезнью Наталья – страшно представить. Хорошо хоть детей удалось в больницу положить.
И пока государство не шевелится, полной легализации труда мигрантов не предвидится. Между тем, поток приезжих из того же Узбекистана не собирается иссякать. Да и, учитывая демографическую ситуацию в России, лет через 5 рабочие руки будут в дефиците. То есть будет и предложение, и спрос.
Как, например, будет кормить братьев и сестер через пару-тройку лет сын Натальи? Скорее всего, поедет на заработки в Россию. А тут – как повезет.

Виктор ГРАКОВ
Газета "Мещерская сторона", г. Рязань, № 6 от 10 февраля 2010 г.
Передал -
Максумов Азим

Источник - ЦентрАзия


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение