Россия, Москва

info@ia-centr.ru

«Деньги проходят мимо вкладчиков»

21 Января 2010

Автор:

Теги:


Председатель комитета кредиторов «Валют-Транзит Банка» считает: государство должно помочь своему народу

Тимур Бийсеитов уже полгода возглавляет комитет кредиторов «Валют-Транзит Банка». Однако это не основное его место работы. Он является директором карагандинского филиала фонда развития предпринимательства «Даму». А в дела «ВТБ» стал вникать, так сказать, по велению родины. Ведь как оказалось, финансовое детище Беляева должно денег и этому государственному фонду. Тимур Бийсеитов рассказал «Новому Вестнику» о том, почему вот уже четвертый год подряд вкладчики не могут получить свои накопления. И поделился своим мнением, как можно решить эту затянувшуюся проблему.

ДЛИННАЯ РУКА
Самый злободневный вопрос, который звучит на каждом собрании вкладчиков «Валют-Транзит Банка»: когда мы получим свои деньги? Однако в ликвидационной комиссии работают финансисты, а не гадалки. Поэтому предсказывать будущее никто не берется. Тем более что люди стоят в четвертой очереди, а сначала расплатиться нужно с третьей – с фондом гарантирования депозитов. Ему уже отдали три с половиной миллиарда тенге. Осталось еще около 11 миллиардов. Кредиты банку отдают с неохотой. А имущество через суды возвращается неспешно. В это дело, считает председатель комитета кредиторов Тимур Бийсеитов, внес свою лепту и основатель Валют-Транзит империи:
- У Беляева было много аффилированных компаний, которые он перевел на подставных лиц, чтобы вывести из банка деньги и документы. Эти люди сейчас с длинной руки Беляева и с помощью его юристов сейчас предъявляют права на владение своим имуществом. Хотя здесь возникает глубокий вопрос: как они приобрели его? И на какие деньги? Этот вопрос никто не поднимает. Хотя я пытался его несколько раз задать. Мы столько писем посылаем: и в правительство, и в партию «Нур Отан». Но почему-то все это – как в глухую стену.
- Точно так же, как ваши жалобы в Министерство юстиции из-за отказа в регистрации права собственности на четыре здания?
- Да, их нам по приговору суда над Беляевым и другими передали в счет погашения 6,5 миллиарда тенге. Это гостиницы «Меридиан», «Казахстан», «Чайка» и Дворец детства. Передача зданий должна происходить по документам – это техпаспорт и решение суда. Дубликаты есть в Министерстве юстиции. И их запросить может только владелец объекта или по решению суда. Вот здесь и конфликт. Юстиция не дает документы, потому что ликвидкомиссия – это еще не владелец, хотя имеет решение суда. Дело откладывается в долгий ящик. А все это время здания находятся в управлении осужденных. Они получают прибыль и, можно сказать, неплохую. Получается, деньги проходят мимо вкладчиков. А если бы ликвидкомиссия могла распоряжаться этим имуществом, то получала бы деньги с аренды, а потом могла бы продать. Мы уже отправили письмо министру юстиции, в котором спросили: почему не выполняется решение суда. Но пока все остановилось на уровне переписки.

«ПОЧЕМУ ИСЧЕЗЛО ЭТО ВИНО?»
Не только юстиция тормозит ликвидацию банка. Судебные исполнители к этому тоже причастны. Из-за большой загруженности они не успевают разобраться со всеми делами, что приходят из судов. Но есть здесь и человеческий фактор. Частенько заемщики отказываются платить по долгам. Мол, банка уже нет, значит, я никому ничего не должен. Усугубляет положение тем, что в «ВТБ» не сохранились многие кредитные досье.
- Эти документы исчезли, когда еще разваливался «Валют-Транзит Банк». И сейчас остаются только платежные поручения. Да, мы знаем, что люди получали кредиты, возвращали их, но документов об этом нет ни в банке, ни в ликвидкомиссии.
Другими словами, мы выдали человеку кредит. Его сосед это видел, расписку дал, но потом ее потерял. В суде сосед доказывает: да, я видел, как вы давали ему деньги. Но эти слова во внимание не принимаются. Суд говорит: я не верю словам этого соседа. А потом отказывает в иске, потому что нет документов. И таких случаев у нас много.
- Судя по истории, которую вы рассказали на одном из собраний вкладчиков про вино «Херес», у банка исчезают не только документы. Как такое получилось?
- У нас есть задолжник – винзавод, принадлежащий ТОО «Капланбек». Он находится в Шымкенте. У него очень хорошая продукция, пользуется популярностью на уровне грузинских вин. Хотя по цене гораздо дешевле. Утрированно, если бутылка грузинского вина стоит полторы тысячи тенге, то отечественное будет стоить 600-700 тенге. Так вот ликвидкомиссия попыталась арестовать имущество в счет погашения долга по кредиту. Описала его, а когда приехала изымать, выяснилось, что две тысячи наименований продукции просто-напросто якобы по распоряжению фискального органа уничтожено. Основная причина: нет акцизных марок. Хотя по законодательству, если вино не вышло за пределы завода, оно не считается товаром. Оно является продукцией. И как только она выехала за ворота завода без акцизных марок, тогда только продукция считается незаконной. Но она находилась на территории завода. Ее только произвели, не успели наклеить марки, а тут же взяли и уничтожили. Мы подняли вопрос: почему исчезло это вино? Пока ответа мы не получили. Если условно взять, что одна бутылка стоит 500 тенге, умножаем на две тысячи – это порядка миллиона тенге просто ушло в никуда. Опять увод денег получается.

«МЫ ИЩЕМ ПУТИ ОПТИМИЗАЦИИ»
Каждый месяц на содержание ликвидационной комиссии уходят миллионы тенге. Ведь сотрудникам нужно выдавать зарплату, оплачивать коммунальные услуги, размещать в газетах объявления о проведении торгов, покупать бензин для служебных машин и билеты в командировки. На все это тратятся деньги, собранные при ликвидации банка. Однако, по словам Тимура Бийсеитова, сейчас проводится оптимизация штата:
- К этому вопросу мы стали подходить жестко и урезать финансирование. Вплоть до того, что усиленно продвигаем программу сокращения людей. Нам ее приготовили, и мы ее утвердили. Сейчас стоит вопрос об объединении филиалов. Грубо говоря, в ликвидкомиссию в Талдыкургане можно посадить одного-двух человек, а отчетность передавать в электронном виде через Алматы. Естественно, отпадает необходимость в начальнике. А это сэкономленная зарплата. Мы ищем пути оптимизации.
- Возможно, ликвидкомиссия в своей работе допустила какие-то ошибки?
- Оценка их деятельности – это не моя ипостась. Многие вещи, конечно, они (члены ликвидкомиссии – авт.) могли выполнить и раньше. Здесь все зависит от их инициативы. Но сразу оговорюсь, что не их вина в том, что у нас очень тяжеловесная законодательная и судоисполнительская махина. Они много судов провели. К тому же идет сменяемость ликвидкомиссии. Уже четвертый председатель пришел. И никто не может отвечать за это. Но я думаю, один из показателей – это то, что были осуждены работники ликвидационной комиссии. Это уже о чем-то говорит…
- Какова судьба этих работников?
- Я не сторонник поднимать грязное белье. Чем больше мы муссируем такие факты, тем это живее задевает людей. Они больше озлобляются…
- Большие ли потери банк понес из-за их нечистоплотности?
- Нет, доля небольшая. Но все равно ложка дегтя портит бочку меда.

ДЕНЬГИ ИЗ ФОНДА СТРЕССОВЫХ АКТИВОВ
- Как вы считаете, хватит ли имущества банка, денег, чтобы погасить долг перед вкладчиками?
- Это провокационный вопрос! Люди должны понимать, что они уже получили свои деньги благодаря фонду гарантирования депозитов. Но люди неправильно понимают суть работы этого фонда. Они думают, что это страховая компания. Она страховала людей, выплатила им деньги и не должна ничего получить обратно. Но это не так. Деньги фонда гарантирования депозитов копили все банки. Так получилось, что «ВТБ» так «выстрелил». Ему заплатили. А если такое случится с другим банком, откуда возьмутся деньги для других вкладчиков? Вот поэтому фонд стоит в очереди перед физическими лицами…
- И все-таки, ваше мнение: людям хватит денег?
- Я не провидец. Но если бы тогда, в 2007 году, нам сразу передали гостиницы, мы бы их продали и уже закрыли все долги. Это только по минимуму. А сколько объектов по всему Казахстану? Неимоверно много. На тот момент, когда начиналась ликвидация, у нас активов было 60 миллиардов. Это при том, что 38 тысячам вкладчиков требовалось 35 миллиардов тенге. Но сейчас имущество постарело, и цены на него упали. Даже за полцены уже не продать. Если раньше все дорожало, то сейчас идет обратный процесс. И «ВТБ» попался на самой горке. А теперь мы катимся вниз.
- Даже ветеранам Великой Отечественной войны помочь нельзя? Ведь скоро 65-летняя годовщина победы. Тем более что они недавно написали письмо правительству, в котором просили выплатить им оставшиеся на депозитах деньги.
- Да, ветеранов осталось мало. Дай им бог долгих лет жизни. Но они получают хорошую помощь от государства. А в случае с «ВТБ» они сами попали в эту коллизию. И рядом стоящие вкладчики ничуть не хуже их. Поэтому нужно придумать другой способ…
- Какой?
- Нужно, чтобы государство забрало себе все здания, принадлежавшие «Валют-Транзит Банку». И выделило деньги из фонда стрессовых активов. Надо сказать, что вкладчики – это народ Казахстана. Государство должно им помогать. Думаю, никто правительство за это не осудит. Но это мое личное мнение, как гражданина, а не как председателя комитета кредиторов «Валют-Транзит Банка».

http://www.nv.kz/2010/01/20/16361/ 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение