Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Некоторые аспекты внутриполитической динамики в ИРИ после президентских выборов

10 Октября 2009

Автор: test

Теги:



В конце сентября в Тегеране прошла 6-я сессия Совета экспертов - органа, занимающего особое место в структуре органов государственной власти, так как в его состав входят представители высшего духовенства страны, и он, по Конституции, наделен полномочиями контроля над деятельностью религиозного лидера. Открытие этой сессии, отложенной на месяц из-за мусульманского поста (месяца рамадан), представители всех политических сил ожидали с большим нетерпением, так как понимали, что от позиции, занятой этим органом, в значительной степени зависит дальнейшая динамика политической ситуации.

В стране после проведения в середине июня с.г. президентских выборов разразился глубокий политический кризис. Накануне выборов страна переживала сильнейший политический подъем, отражением которого стала 85% явка электората на выборы. В ходе предвыборной кампании усилилось размежевание двух политических флангов. Если основной целью консерваторов-радикалов и традиционалистов стало недопущение любой ценой повторного прихода к власти президента-реформатора, то лагерь реформаторов, выставивший кандидатуру М.Х.Мусави, которого поддержали и некоторые прагматически настроенные консерваторы, выступал за обновление экономического и внешнеполитического курса страны. Предвыборная борьба настолько накалилась, что обоснованная критика позиций оппонента порой перерастала в тривиальное сведение счетов давних лет. Это особенно четко проявилось в ходе теледебатов, когда М.Ахмадинежад выдвинул обвинения в коррупции против семей таких религиозных авторитетов, как А.А.Хашеми Рафсанджани и А.А.Натег Нури, открыто выступавших против его кандидатуры. Все понимали, что ответ на многочисленные вопросы, поднятые на этих дебатах, дадут выборы.

Согласно официальным данным, М.Ахмадинежад набрал более 60% голосов и сохранил за собой пост президента еще на 4 года. Оппозиция не признала итоги выборов, обвинив власти в подлогах и подтасовке результатов, хотя никаких документальных доказательств, подтверждающих правоту своей позиции предъявить не смогла. В Тегеране и других городах сторонники Мусави провели демонстрации и протестные акции, которые были жестоко подавлены членами движения "Басидж" и силами правопорядка. Начались массовые аресты в лагере реформаторов, представительства левых партий были опечатаны, их газеты и сайты закрыты. Власти организовали показательные судебные процессы, в ходе которых обвиняемые в совершении преступлений против режима давали признательные показания в том, что их деятельность направлялась и спонсировалась из-за рубежа. На страницах государственных СМИ и интернетсайтах развернулась травля лидеров реформаторского движения и ближайшего окружения бывшего президента М.Хатами. Их открыто обвиняли в отходе от линии исламской революции, подготовке бархатной революции и попытке смены режима. Раздавались требования ареста М.Кяруби, М.Х.Мусави, а также самого М.Хатами.

Одновременно были предприняты попытки дискредитировать председателя Совета экспертов и руководителя Совета по целесообразности А.А.Хашеми Рафсанджани, одного из наиболее влиятельных политических деятелей страны, который в предвыборный период активно поддерживал реформаторов, с тем чтобы, скомпрометировав его, постепенно отодвинуть от власти. Уже на следующий день после теледебатов М.Ахмадинежада и М.Х.Мусави силы, поддерживающие президента, организовали в Тегеране демонстрацию, на которую вышли с лозунгами, обвиняющими Хашеми Рафсанджани в злоупотреблении властью. Хотя некоторые известные религиозные деятели и выступили с заявлениями о недопустимости таких действий, кампания против Рафсанджани набирала обороты. Руководитель Совета экспертов впервые появился публично лишь через полтора месяца после выборов на пятничном намазе в Тегеране. Напомнив, что легитимность власти определяется волеизъявлением народа, он выдвинул план урегулирования положения в стране путем достижения договоренности между представителями противоборствующих политических сил и потребовал освобождения всех арестованных, а также обеспечения равных для двух сторон возможностей доступа к государственным СМИ. Некоторые религиозные деятели (их имена не назывались, однако вдохновителем и руководителем акции считался аятолла М.Йезди, руководитель Общества преподавателей Кумского религиозного центра) выступили с обращением, осуждающим такие предложения, и даже предприняли попытку организовать в Куме демонстрацию. Параллельно противники Хашеми Рафсанджани в Совете экспертов начали кампанию по сбору подписей за его переизбрание. Хашеми Рафсанджани больше не появлялся на пятничных молитвах в Тегеране и даже впервые за последние 20 лет, в течение которых он бессменно возглавлял пятничный намаз в международный день Иерусалима (18 сентября), был отстранен от участия в этой церемонии. Несмотря на это, председатель Совета по целесообразности продолжал выполнять свои обязанности, воздерживаясь от каких-либо публичных заявлений. Несомненно, обладая большим опытом политического маневрирования и ведения "закулисной дипломатии", он готовился к противостоянию своим основным оппонентам в Совете экспертов - Мохамаду Йезди, Ахмаду Джанати, Месбаху Йезди и Сейеду Ахмаду Хатами в ходе очередной осенней сессии Совета экспертов для того, чтобы, сохранить за собой место руководителя этого органа и возможность оказывать влияние на дальнейшее развитие политической ситуации.

В настоящее время руководство ИРИ заявляет о том, что обстановка в стране полностью стабилизировалась. Тем не менее, ему приходится признать, что лето 2009 г. оказалось одним из самых сложных периодов 30-летней истории исламского режима и ранее ему не приходилось сталкиваться с подобным противостоянием политических сил. Ситуация осложняется тем, что протестный потенциал в некоторых слоях общества сохранил свою силу, что, по мнению аналитиков, может привести к новым акциям протеста.

По оценкам некоторых политологов, действия властей по организации судебных процессов против реформаторов, закрытие их изданий, травля их лидеров могут расцениваться как стремление выдавить реформаторов с политической арены(1). Руководители лагеря консерваторов впервые выдвинули эту идею после президентских выборов 1997 г. Отстранение реформаторов от власти в 2005 г. стало первым этапом этого плана(2). СМИ пытались скомпрометировать реформаторов, обвиняя их в предательстве национальных интересов, преклонении перед Западом, коррупции и пр. Особенно активно этот сценарий стал претворяться в жизнь в период парламентских и президентских выборов. После июньских событий 2009 г., когда лидеров реформаторского лагеря обвинили в попытках устроить мятеж против режима, стали раздаваться требования запретить деятельность основных организаций реформаторского лагеря - движения Мошаракат и партии "Моджахедин-е энгелаб-е эслами"(3). Наиболее радикально настроенные консерваторы призывают к ликвидации пяти основных партий реформаторов(4). А для сохранения демократических традиций многопартийности предполагается отвести роль оппозиции тем фракциям консервативного лагеря, которые заявляют о возможности проведения отдельных реформ, т.е. осульгаран-е тахавольхах.

О наличии кризисных явлений во внутриполитической жизни страны свидетельствуют также постоянно усиливающиеся противоречия между правительством и меджлисом, правительством и кумским духовенством. Нет единства и внутри фракции консерваторов.

Расхождения в позициях президента и меджлиса по целому ряду вопросов проявилось в ходе обсуждения представленных М.Ахмадинежадом кандидатур на министерские посты. Парламент был готов забаллотировать треть номинантов. Однако, благодаря вмешательству духовного лидера, рекомендовавшего депутатам поддержать представленных президентом лиц, для того, чтобы не затягивать процедуру формирования правительства в достаточно сложный для страны момент, все кандидатуры, за исключением трех, получили вотум доверия. Хотя обращение А.Хаменеи носило исключительно рекомендательный характер, нельзя не отметить, что это было первое за весь период существования ИРИ наставление религиозного лидера депутатам по вопросу, который отнесен к компетенции меджлиса.

Включение женщин в состав кабинета вызвало недовольство кумских богословов и заставило некоторых из высших аятолл выступить с фетвой, осуждающей такие действия президента. Религиозные деятели открыто выражают свое несогласие с действиями представителей исполнительной власти и по другим вопросам, касающимся действия властей по отношению как к реформаторам, так и другим течениям, критикующим президента и правительство. Отрицательный отклик в Куме получило сообщение о том, что правительство намерено подать иск в религиозный суд на одного из уважаемых моджтахедов страны аятоллу Ю. Санеи, известного своими прореформаторскими взглядами и резкой критикой правительства.

Важным событием внутриполитической жизни страны стало заявление Общества борющегося духовенства относительно событий в стране после выборов, подписанное его лидером аятоллой Махдави Кяни. После трехмесячного молчания это религиозное объединение, являющееся опорой традиционалистов-консерваторов и играющее видную роль в политической жизни , признав, что события до и после выборов оказали негативное воздействие на развитие общества, а действия двух лагерей вышли за рамки закона, призвало как можно скорее предпринять меры для укрепления единства народа(5). Руководитель общества поддержал идею народного единства и признал возможность своего участия в совете по урегулированию конфликта между противоборствующими сторонами.

Свою озабоченность внутриполитическим положением выражают известные шиитские моджтахеды. Кум вновь превратился в центр активных консультаций. В последние недели значительно активизировались контакты марджа-э таклидов между собой и с государственными и политическими деятелями страны. К достижению национального перемирия призывает великий аятолла Мокарем Ширази, свою озабоченность создавшимся положением выражает аятолла Сафи Гольпайегани(6).

Идею поиска путей скорейшего выхода из кризиса озвучил А.А.Хашеми Рафсанджани, выступая на открытии сессии Совета экспертов. В своей речи он, напомнив слова религиозного лидера, осудившего атмосферу клеветы и необоснованных обвинений, царящую в СМИ, и рекомендовавшего постараться "привлечь к себе абсолютное большинство", заявил о необходимости поиска путей для достижения взаимопонимания противодействующих сторон. Его слова о том, что группа лиц, озабоченных положением в стране, занята выработкой плана по выводу страны из кризиса, вызвали большой отклик, как среди членов Совета экспертов, так и общественности страны. Поскольку никакие имена не назывались, то первоначально этот план связали именно с Советом экспертов. Однако уже в ближайшие дни стало ясно, что идея принадлежала Совету по целесообразности, а в группу по выработке основных направлений выхода из кризиса входит 6 человек - известные политические деятели из консервативного лагеря - Х.Асгарулади, Х.Мозаффар, М.Набави, М.Р.Бахонар, С.М. Мирсалим, и Г.Ходад Адель. Большинство политических течений и групп положительно восприняли это известие и заявили о готовности поддержать эту идею(7). Радикальные консерваторы высказались категорически против таких мер, пояснив, что вопросы улаживания конфликтов, возникающих на высшем государственном уровне, относятся к компетенции рахбара. Он уже выразил свою позицию относительно взаимоотношений с лицами, оппозиционными режиму(8).

Сильнейшее политическое противостояние проявилось и на заседаниях Совета экспертов, однако, согласно существующей традиции, его члены постарались скрыть от прессы происходящее на сессии. Тем не менее, стало известно, что ряд членов открыто критиковали Хашеми Рафсанджани, тем не менее, вопрос о его переизбрании не поднимался. М.Йезди, не присутствующий на заседаниях, как сообщалось, по причине плохого самочувствия, подал просьбу об отставке с поста руководителя секретариата Совета. Обнародованное заключительное заявление Совета также не отражает каких-либо внутренних разногласий, а, выражая благодарность духовному лидеру за мудрое руководство ситуацией после выборов, подтверждает необходимость укрепления принципа велаят-е факих и призывает правительство к неукоснительной поддержке линии рахбара и более тесному взаимодействию с высшим духовенством.

) Этемад.14.09.2009.

2) Этемад.12.09.2009.

3) Джомхури-йе эслами.8.09.2009. Этемад. 14.09.2009.

4) Кейхан. 4.10.2009.

5) Этемад.7.09.2009.

6) Этемад. 7.09.2009. Джомхури-йе эслами 3.10.2009. Джомхури-йе эслами 5.10.2009.

7) Джомхури-йе эслами. 30.09.2009.

8) www.rajanews.ir. 5.10.2009.

Е.В. Дунаева

Источник - Институт Ближнего Востока


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение