Россия, Москва

info@ia-centr.ru

От Оренбурга до Актау

14 Сентября 2009

Автор:

Теги:

 

Досым Сатпаев, директор Группы оценки рисков, член Экспертного совета РИА Новости (Казахстан).

Оренбургский и Актауский саммиты, которые прошли в конце прошлой недели, объединяет общая центростремительная тональность переговоров, но отличает конечная результативность. Хотя в этом нет ничего удивительного, так как двусторонние отношения имеют более значительный коэффициент полезного действия, чем многосторонние переговоры, тем более в условиях наличия определенных трений.

Если попытаться проанализировать итоги 6-го форума межрегионального сотрудничества Казахстана и России, то сам факт проведения регулярных казахстано-российских приграничных встреч является единственным примером на постсоветском пространстве, когда интеграцию решили стимулировать снизу. Ведь одним из слабых мест большинства интеграционных инициатив являлось то, что они, в основном, шли сверху на уровне межгосударственных соглашений, которые нередко были далеки от практической реализации. В то время как основной акцент надо было делать на отраслевую интеграцию, поддерживая взаимодействие между бизнес-структурами и приграничными областями как, например, подписание соглашения о строительстве и эксплуатации третьего энергоблока Экибастузской ГРЭС-2 на территории Казахстана.

В идеале, модель «интеграции снизу» была бы приемлема и для стран Центральной Азии. Но, судя по всему, благоприятная ситуация для этого еще не созрела. Хотя одна из тем Оренбургской встречи Назарбаева и Медведева была посвящена проблематике трансграничных рек, что также является чрезвычайно актуальным и для центрально-азиатских стран, которые до сих пор не могут создать единый водно-энергетический консорциум. В случае с Россией и Казахстаном речь идет о совместных действия в переговорах с Китаем по поводу решения возникших водных проблем. Здесь хотелось бы напомнить, что не так давно с аналогичной инициативой выступила Павлодарская ассоциация водопользователей, которая призвала создать казахстано-российский общественный фонд «Спасение Иртыша», так как уже к 2015 году Павлодарская область Казахстана начнет испытывать серьезные проблемы в связи с нехваткой воды. Причина этих тревог хорошо известна казахстанским властям, ибо напрямую касается Китая, который продолжает увеличивать изъятие стока Черного Иртыша для
промышленного развития своих северо-западных регионов. Об этой проблеме говорится давно, но воз и ныне там.

Может быть, поэтому Астане необходима была твердая поддержка России, чьи регионы также пострадают в случае обмеления Иртыша. Президент Казахстана предложил выйти на официальное соглашение по этому вопросу, а Дмитрий Медведев добавил, что Китай должен нести «солидарную ответственность с нами за экологическую обстановку» и предложил разработать совместные программы в целях предотвращения деградации трансграничных рек. Вполне возможно, что Россией здесь двигают не только экологические, но и экономические интересы, так как строительство уже упомянутого третьего энергоблока Экибастузской ГРЭС-2 стоимостью 651,8 млн долларов планировалось начать в 2009 году именно в Павлодарской области, откуда и пошел тревожный сигнал. Появление третьего энергоблока как дополнение к уже работающим двум позволит расширить мощность ГРЭС-2 и, соответственно, решить проблему энергодефицита на севере Казахстана и приграничных с ним российских регионах.

Частично о совместных энергетических проектах, особенно в газовой сфере, говорилось и во время неформального саммита глав государств четырех прикаспийских стран в казахстанском городе Актау. Хотя, как показывает практика, если не знаешь, как решать региональные проблемы, лучше поговорить о глобальных процессах. Поэтому на неформальном саммите в основном говорили о позиции России накануне саммита «двадцати» в Питтсбурге, затронули методы преодоления последствий мирового финансового кризиса, упомянули сессию Генассамблеи ООН, а также заседание глав государств - членов СНГ в Кишиневе. При этом с самого начала было известно, что во время этой встречи никто не собирался обсуждать вопрос о правовом статусе Каспия, чтобы не раздражать Тегеран, который мог бы воспринять данный саммит, как попытку сговора за его спиной.

Стоит отметить, что еще в апреле текущего года в Москве на заседании Специальной рабочей группы по разработке Конвенции о правовом статусе Каспия, было заявлено, что текст вроде бы готов более чем на 70%. Но, судя по всему, остальные 30%, так и останутся основным камнем преткновения, учитывая, что Иран не собирается менять свою позицию секторального деления Каспийского моря, при котором рассчитывает на свои 20%. Это, в первую очередь, невыгодно Азербайджану, поскольку при таком раскладе республика теряет третью часть каспийской территории.

Маловероятно, что и на каспийском саммите в Баку, который должен пройти до конца года, дело сдвинется с мертвой точки. Понятно, что это топтание на месте не устраивает Азербайджан, Казахстан и Россию. Последняя даже предложила создать Организацию каспийского экономического сотрудничества, пытаясь, скорее всего, сохранить Баку, Астану и Ашхабад в сфере своего влияния, учитывая то, что они давно уже пытаются найти альтернативу России с точки зрения поставок своих энергетических ресурсов. При этом непонятно, как под крышей одной организации будут, например, уживаться Азербайджан и Туркменистан. Несмотря на то, что в последнее время этими государствами уже было предпринято несколько попыток провести переговоры по спорным месторождениям, власти Туркменистана заявили о том, что намерены в Международном арбитражном суде отстаивать свои права на спорные с Азербайджаном нефтегазовые месторождения на Каспии - «Сердар», «Осман» и «Омар».

Интересно, что формально Туркменистан также выступает за делимитацию дна и недр Каспия на основе срединной линии, но без учета влияния полуострова Апшерон и острова Жилой, которые, по мнению Ашхабада не должны приниматься во внимание при проведении срединной линии. Именно поэтому неформальная встреча в Актау дала хорошую возможность для Баку и Ашхабада еще раз попробовать найти общие точки соприкосновения.

Кстати, аналогичная задача стояла между Россией и Туркменистаном, чьи отношения также охладели после того, как в апреле текущего года туркменский МИД распространил сообщение, в котором обвинил российскую сторону в создании условий для аварии на газопроводе Средняя Азия - Центр (САЦ-4), в результате которой были полноcтью прекращены поставки туркменского газа в Россию. Возникшая ситуация привела к тому, что уже в июле президент страны Гурбангулы Бердымухаммедов заявил, что Туркменистан собирается поставлять газ для Nabucco, начало строительства которого намечено на 2011 год. При этом первые поставки сырья должны начаться в 2014 году.

Выход на европейских потребителей имеет для Туркменистана особое значение. Присоединению Ашхабада к Nabucco мешает отсутствие транскаспийского газопровода, который связал бы эту страну с Азербайджаном. Год назад Гурбангулы Бердымухаммедов и глава Азербайджана Ильхам Алиев намеревались урегулировать вопросы по поводу демаркации границы между странами, однако в последнее время противоречия между Баку и Ашхабадом по этому вопросу вновь обострились. Более того, Россия также может потерять свои позиции в Туркменистане из-за активности Китая, который уже предоставил Туркменистану кредит в размере $3 млрд. долларов на освоение крупнейшего в республике газового месторождения Южный Иолотань. В свою очередь Ашхабад гарантировал Китаю, что к концу года будет запущен трубопровод Туркменистан-Китай с увеличенной мощностью до 40 млрд. куб.м природного газа в год. Кроме этого, в Туркменистане началось строительство нового газопровода в Иран. Сейчас Туркменистан поставляет в Иран около 8 миллиардов кубометров газа в год. Но
была достигнута договоренность об увеличении этих поставок до 14 миллиардов кубометров. Таким образом, Туркменистан хочет показать России, что будет более активно проводить свою политику по снижению зависимости от поставок газа через российскую компанию «Газпром».

В общем, реальных и потенциальных проблем у участников встречи в Актау накопилось довольно много, и не все упирается только в решение вопроса о правовом статусе Каспия. Практически все прикаспийские государства активно участвуют в тех геополитических играх, которые ведутся в регионе. И часто случается, что по некоторым вопросам они находятся по разные стороны шахматной доски. С другой стороны, сам факт проведения неформального каспийского саммита позволяет осознать, что следует плыть вперед, а не кружить на одном месте.

РИА Новости


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение