Россия, Москва

info@ia-centr.ru

БАНКИРОМ ...ОТПУЩЕНИЯ НАЗНАЧАТ МАРЧЕНКО?

10 Августа 2009

Автор:

Теги:
Не поддержал

Еще не успели чиновники и творцы придумать концепцию новой финансовой системы Казахстана, как уже начался дележ функций АФН и Нацбанка. Кайрат Келимбетов предложил возложить весь надзор на Григория Марченко, назвав последнего харизматичным.

«Глава государства, - отметил г-н Келимбетов в интервью газете «Панорама», - поручил рассмотреть концепцию того, какой должна быть финансовая сфера после кризиса. И одна из идей, которая должна быть рассмотрена в ближайшее время, - это объединение Нацбанка и АФН. Нацбанк сохранил кадры и профессионализм и мог бы подтянуть на этот уровень финнадзор. При этом возглавлять данную структуру должен харизматичный человек, на которого невозможно оказать давление. Я смотрел недавно фильм про министра иностранных дел СССР Андрея Громыко, которого называли «мистер Нет». Вот у нас тоже в каком-то смысле должен быть свой «мистер Нет». И считаю, что нынешний глава Нацбанка - как раз такой «мистер Нет». Он может сказать «нет», отстоять свою точку зрения на самом высоком уровне, вплоть до своей отставки».

Чуть позже Григорий Марченко заявил о том, что «мы, как Национальный банк РК, необходимости и целесообразности такого объединения не видим». Такое заявление он сделал перед журналистами после отчета у президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в понедельник в Алматы. При этом г-н Марченко добавил, что таково и его личное мнение.

Роман Солодченко, бывший председатель правления БТА Банка, отметил, что, прежде всего, необходимо понять, с какими именно функциями, по мнению г-на Келимбетова, не справляется АФН. Если имеется в виду жесткость регулирования банковского сектора или предупреждение случившегося кризиса, то те же самые претензии можно адресовать и Нацбанку. «Насколько мне известно, в этом отношении оба института всегда придерживались одной и той же позиции, и никаких разногласий по этому вопросу между ними не было. Если же речь идет об очередном назначении виновных, то тут уже разницы нет, кого с кем сливать», - отметил он.

«На мой взгляд, до 2008 года, то есть до тех пор, пока агентство не превратилось в инструмент реализации политических и иных амбиций аппарата президента, правительства и «Самрук-Казына», оно прекрасно справлялось со своими задачами. Причем делало это через понятные для всех участников рыночные механизмы», - рассказал Роман Солодченко. Повышенные риски, присущие любой быстрорастущей банковской системе, компенсировались более высокими требованиями по капитализации. Объем внешних заимствований также был завязан на капитал через дополнительно введенные коэффициенты. Любые изменения и дополнения в законодательные акты широко обсуждались с участниками рынка, и их мнение всегда принималось во внимание. Хорошей репутацией АФН пользовалось и за пределами страны. «Другое дело, что сейчас, в условиях жесткого государственного контроля финансового сектора, рыночные подходы не устраивают правительственных чиновников, и они пытаются вывести «новую породу» регулятора. Ну, так в этом случае, АФН надо «скрещивать» не с Нацбанком, а с финансовой полицией или прокуратурой», - добавил экс-председатель правления БТА.

Экономист Канат Берентаев полагает, что пару лет назад АНФ и Нацбанк разделили. Основным доводом тогда было то, что Нацбанк имеет ряд аффилиированных компаний, и что нельзя одновременно надзирать и регулировать. И за основу была взята английская система, где функции надзора и Нацбанка разделены. «И тогда, я полагаю, этого не стоило делать, потому что финансовая система не очень большая. Другой вопрос в том, почему эта необходимость всплыла именно сейчас», - отмечает экономист. Это, по его мнению, связано с тем, что в последнее время было много нареканий в адрес Нацбанка и АФН в части того, что они упустили контроль над деятельностью казахстанских банков, особенно в части внешних заимствований. С другой стороны, эти органы и правительство одобряли правление наших банков на привлечение синдицированных займов и экспансию этих денег в другие страны, оценивая это как зрелость банковской системы страны. А сейчас кто-то должен нести ответственность.

«Подобное решение - своего рода размывание этой самой ответственности, - уверен г-н Берентаев. - Если АФН до определенного момента отвечало за эту деятельность, а потом его упразднили до департамента Нацбанка, то ответственность снимается и с АФН, и с Нацбанка, так как последний тогда не отвечал за решения агентства, а последнего вообще не существует. Шаг по слиянию этих органов - попытка размыть ответственность и вынести из-под критики надзорные органы, и оттого, что их объединят, не произойдет улучшения управления. С формальной точки зрения, АФН все делало и делает правильно». «К тому же, Елена Бахмутова, председатель агентства - профессионал высокого класса и вполне вероятно, что ее позиция не совпадает с теми шагами, которые пытается сделать фонд «Самрук-Казына» в отношении банков. И ясно, что ее мнение расходится с позицией Национального банка. В свете этого одним из способов устранения на своем пути является ликвидация таких организаций или конкретных людей. И вместо того, чтобы обосновать свою позицию, фонду легче реорганизовать агентство», - добавил Канат Берентаев.

«Само по себе слияние АФН с Нацбанком не должно было бы отразиться на банковской системе, но в контексте последних событий, я считаю, этот шаг направлен на ужесточение контроля и усиление государственного диктата в финансовом секторе. В этом вопросе правительству не занимать энтузиазма, а Григорию Марченко опыта в том, чтобы правильно донести смысл происходящих изменений до международной аудитории. Проигравшими же окажутся сами участники рынка», - рассказал г-н Солодченко.

«Среди нынешних государственных управленцев г-н Марченко, безусловно, уникальная фигура, которую регулярно призывают под знамена в трудные для страны времена и столь же регулярно задвигают в «годы тучные». У него нет своей команды и при всей харизматичности за рубежом он пользуется гораздо большим авторитетом, чем на родине. Проблема заключается в том, что именно в силу этой уникальности адекватной замены ему в чиновничьей колоде нет, и не предвидится, а значит, успех или провал финансового сектора страны будет зависеть от личных и профессиональных качеств одного политически уязвимого человека. Кроме того, опыт предыдущих отставок Григория Александровича говорит нам о том, что в решении принципиальных вопросов президент всегда оставался на стороне чиновников. Характерно, что сам глава Нацбанка поспешил опровергнуть заявление Келимбетова, назвав его одним из рассматриваемых предложений», - уточнил Роман Солодченко.

При этом, он добавил, что если верить г-ну Марченко, обсуждение концепции развития финансовой системы продлится до октября. «С другой стороны, г-н Келимбетов - слишком опытный аппаратчик, чтобы озвучивать столь долгосрочные идеи. Скорее всего, принципиальное решение уже принято, а, учитывая критический тон в адрес АФН, можно предположить, что вдогонку ему постараются навесить как можно больше грехов. Не исключено, что по времени это совпадет с принятием решения о банкротстве БТА банка», - подчеркнул г-н Солодченко.

Концепция наготове

Концепция новой финансовой системы Казахстана, как ожидается, будет принята предстоящей осенью, сообщил Григорий Марченко после отчета Нацбанка по результатам первого полугодия у президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в понедельник в Алматы. По его словам, к настоящему времени еще не все госорганы представили свои предложения по проекту концепции. Вместе с тем он сообщил, что глава госагентства по финнадзору (АФН) Елена Бахмутова предложила создать постоянно действующий совет по вопросам финансовой стабильности.

По мнению г-на Марченко, основным результатом прошедшего полугодия является существенное снижение уровня инфляции в годовом выражении. «Основной результат первого полугодия - это снижение инфляционного фона. 1 июля к 1 июля прошлого года инфляция была на уровне 7,6%, 1 августа к 1 августа упала ниже 7%. Это в 2,5 раза ниже, чем ее уровень в прошлом году», - подчеркнул г-н Марченко.

Кроме того, глава Нацбанка проинформировал президента о предварительных итогах проведенной в стране девальвации. «Через 6 месяцев стало ясно, что обменный курс 150 тенге за доллар и тот коридор плюс/минус 5 тенге были выбраны правильно», - подчеркнул Григорий Марченко. «И еще раз было подтверждено, что у государства есть достаточно резервов, чтобы этот курс обеспечивать. Президент тоже подтвердил, что второй волны девальвации не будет», - добавил глава Нацбанка.

Кроме того, г-н Марченко сказал, что президент в ходе встречи дал несколько поручений, а именно ежеквартально проводить тщательный мониторинг по платежному балансу страны и внести предложение о том, как лучше использовать свободную ликвидность банков. С начала текущего года ликвидность банков существенно выросла - с $2 млрд. по состоянию на февраль до $6 млрд. в настоящее время, отметил глава Нацбанка. Он также сообщил, что сейчас необходимо продумать вопрос использования этих денег для расширения кредитования реального сектора экономики.

Создать новую концепцию финансовой системы Глава государства распорядился в мае текущего года. Планировалось, что основными направлениями новой концепции станут мобилизация внутренних источников финансирования путем смещения акцентов фондирования банков с внешних источников на внутренние, повышение эффективности использования средств пенсионной системы, страховых организаций, развитие фондового рынка, а также совершенствование механизмов распределения средств в экономике. При этом Нурсултан Назарбаев констатировал, что отечественный банковский сектор не смог адекватно противостоять влиянию мирового финансового кризиса. «Банковский сектор не прошел проверку свободным рынком, став проводником внешних шоков, вызвавших цепную реакцию распространения кризисных импульсов в реальный сектор экономики республики», - отметил тогда Глава государства.

В результате в условиях кризиса все издержки вынуждено компенсировать государство как кредитор последней инстанции: спасать банки, оказавшиеся на грани банкротства, поддерживать вклады населения, защищать дольщиков, поддерживать малый и средний бизнес.

Ольга Фоминских
Текст www.gazetakapital.kz

Марченко не одобрил Келимбетова

Слить в единую структуру АФН и Национальный банк предложил на днях глава госфонда «Самрук-Казына» Кайрат Келимбетов. Такое объединение, по его мнению, ложится в рамки концепции развития казахстанской финансовой системы после кризиса. Возглавит же свежесозданного монстра «харизматичный» председатель главного банка страны.

Удивительно, но обласканный Кайратом Нематовичем Григорий Марченко не поддержал его предложение.

- Мы это объединение считаем нецелесообразным. И Нацбанк, и я лично на нынешнем этапе нашего развития необходимости такого объединения не видим, о чем мы неоднократно говорили, - наотрез заявил журналистам Григорий Александрович в понедельник после отчета перед президентом в Алматы.

После такого заявления мы попытались узнать позицию представителей банков второго уровня. Все как один отказались давать комментарии на эту тему «из чувства безопасности». Одни банкиры, объясняя свой отказ, говорили, что банку «нужно дальше работать в стране». Другие отмечали, что положительная оценка предложения г-на Келимбетова «превратится в игру против агентства, а соответственно, и против банка, а если же сказать, что глава «Самрук-Казыны» не прав, то это может его расстроить, что «отзовется на словоохотливом банкире».

В свою очередь эксперты называют ошибкой прежнее решение о разделении двух финансовых институтов в 2003 году. В результате, по их мнению, отечественный банковский сектор оказался «не в лучшем состоянии».

Авгиевы конюшни

По мнению председателя совета директоров Smart Group Эмиля Милушева, инициатива г-на Келимбетова основывается на необходимости укрепить госфиннадзор в стране.

- Если говорить откровенно, в 2006 - 2007 годах АФН не продемонстрировал эффективного регулирования финансового рынка, - считает г-н Милушев. - Да, может быть, тогда агентство и высказывало озабоченность тем, что банковский сектор злоупотребляет внешними заимствованиями, но все так и осталось в рамках рассуждений. А донести до президента все риски излишней перекредитованности экономики АФН не могло.

В то же время он отметил, что не вся ответственность за действия АФН лежит на его нынешнем руководителе.

- Риски банковской системе накопились, когда агентство возгловляли прежние руководители - считает он. - После него нынешнему достались авгиевы конюшни.

По мнению эксперта, если слияние АФН и Нацбанк все же произойдет, то в ближайшее время чиновникам придется оттачивать нормативную базу для исправления тех ошибок, которые были совершены регулятором, а это повлечет за собой усиление контроля над финансовым сектором.

Надзор станет лучше

- О том, что разделение АФН и Нацбанка не стало эффективным для отечественного финансового рынка, мы говорили еще в 2007 году, - говорит управляющий директор Института экономических стратегий - Центральная Азия Айтолкын Курманова. - Дело в том, что регулятор должен выполнять макроэкономические функции. Как, например, Нацбанк, который печатает нацвалюту, что является той самой макроэкономической функцией. В то время как у АФН нет кровной заинтересованности в регулировании сектора.

Говоря о последствиях возможного слияния Нацбанка и Агентства по финансовому надзору для рынка, г-жа Курманова напомнила, что оба института «уже существовали вместе», поэтому «вряд ли их объединение может принести какие-то глобальные изменения». Но надзор за финансовым сектором, уверена она, станет лучше.

- Эффективнее будет использоваться административный ресурс: надзор за банками станет более качественным, поскольку мониторинг их деятельности требует большого количества профессиональных людей. В этом отношении у АФН есть большая проблема. Но усиление контроля неизбежно, - считает аналитик.

Кому охота стать банкиром отпущения?

Объединение АФН и Национального банка не имеет смысла, сказал нам экономист Муратбек Кетебаев. Банковский сектор, по его мнению, всего лишь часть, и не самая большая, всей финансовой системы. В развитых странах, привел он пример, страховой сектор по капитализации ничуть не уступает банковскому.

- Поэтому объединение двух регулирующих структур - всего лишь дань текущему моменту. Даже если это произойдет сейчас, после кризиса от этой идеи придется отказаться. Думаю, проблема тут в ином - в госаппарате просто не хватает квалифицированных и сильных кадров для заполнения всех вакансий. Поэтому оргструктуру строят под людей, а не людей распределяют по должностям.

По предположению экономиста, г-н Келимбетов озвучил не свою идею, а Нурсултана Назарбаева. А Григорий Марченко высказался против нее, считает он, потому что «прекрасно понимает, что ему придется тогда тащить не один воз, а сразу несколько».

- В конечном итоге, по логике казахстанской бюрократии, Марченко в этом случае окажется ответственным за провалы и неудачи. А кому охота стать банкиром отпущения?

...Сам председатель Нацбанка пока не объяснил журналистам, почему не поддержал идею Кайрата Келимбетова. Его молчание понятно, если верно предположение последнего нашего эксперта, - нет никакого смысла ссориться с главой государства.

Источник: Газета "Республика - деловое обозрение" №29 (164) от 07 августа 2009 года

Келя и Гриша здесь были
"Служили два друга в нашем полку... И если один говорил из них "да!", "нет!" говорил другой". Эта песенка Утесова вновь пронеслась над необъятными просторами нашей экономики. На этот раз Кайрат Келимбетов сделал Григорию Марченко комплимент, который тот вежливо, но твердо отклонил. Одновременно широкая общественность узнала о том, как устроен механизм принятия судьбоносных решений, завесу над которым приоткрыли наши герои.

Руководитель фонда национального благосостояния "Самрук-Казына" Кайрат Келимбетов в интервью "Панораме" неожиданно сообщил, что, оказывается, происходит обсуждение концепции формирования нашей финансовой системы. И, оказывается, одним из главных пунктов должен стать вопрос о слиянии Национального банка и Агентства финансового надзора. Кайрат Нематович со свойственной ему осторожностью, замешанной на отчаянной решимости, предположил, что мы слегка поторопились, взяв на вооружение опыт Великобритании. Там, конечно, схема "мухи - в смысле финнадзор - отдельно, а котлеты - в смысле национальный банк - отдельно" работает. А вот у нас как-то не задалось.

В этом общефилософском посыле с г-ном Келимбетовым нельзя не солидаризироваться. В последнее время весь передовой опыт, который мы перенимаем в сфере экономики в других странах, плохо приживается на нашей почве. Все эти кластеры и госхолдинги мало того, что не приносят ощутимой пользы, так еще и не понятны рядовым исполнителям, их бастыкам и бастыкам их бастыков. Может быть, поэтому правительство возвращается к более проверенным и даже, я бы сказал, таким родным идеям, как индустриализация. Такие проекты знакомы нашему народу и принимаются на "ура", притом, что не являются новыми (не скажу, что они "с бородой", но уж точно - "с усами").

Вот и финнадзор не пнул сегодня только ленивый. Банковский кризис они прошляпили - это факт. И хотя сейчас они утверждают, что АФН давно говорил о неправильной политике кредитования, взятой на вооружение банками как в ту, так и в другую сторону, но от слов к делу финнадзор не перешел. А надо бы! Говорить и предупреждать у нас и так есть кому, АФН же должен действовать. Похоже, однако, что в этом агентстве даже толком не знают, что и почему происходит во вверенном ему финансовом секторе экономики. Во всяком случае, до сих пор никто не может ответить на ключевые вопросы современной банковской сферы Казахстана: кому принадлежал БТА Банк и кто "скрысил" миллиард с хвостиком в Альянс Банке. И громкое разбирательство с предположительными фигурантами того и другого дела не добавляет очков в пользу АФН, так как создает впечатление любительского и довольно дешевого спектакля.

Судя по интервью Кайрата Келимбетова, основной причиной неэффективности нынешней системы финнадзора является нехватка кадров. Во всяком случае, пытаясь обосновать необходимость слияния АФН и Нацбанка, г-н Келимбетов говорит именно о том, что в последнем есть необходимый кадровый потенциал, есть специалисты, которые понимают в этом деле. И последний "гвоздь" в крышку АФН, как самостоятельной структуры, глава "Самрук-Казыны" вбил, как ему, наверное, казалось, затронув вопрос о том, кто встанет во главе Национального банка, вновь наделенного функциями "надзирать, карать и миловать". Понятно, что там, по словам Кайрата Нематовича, должен встать человек высокопрофессиональный и независимый в своих суждениях, который готов отстаивать свою точку зрения вплоть до отставки. И для тех, кто "в танке" Келимбетов даже назвал его имя - Григорий Марченко.

Это, конечно, ход конем. Потому что теплые отношения между Келимбетовым и Марченко известны давно. Вспоминается милая словесная перебранка двух "товарищей" после добровольной отставки Марченко с поста первого вице-премьера. Григорий Александрович обрушился с критикой на экономическую политику правительства Ахметова, в частности, программу обеспечения казахстанцев доступным жильем. Марченко тогда сказал, что Досаев и Келимбетов подали президенту страны "полностью фальшивые расчеты". Келимбетов на это лениво намекнул, что у Григория, вопреки расхожей фразе, не все нормально, в частности, не все нормально с головой: мол, человек находится в состоянии "эмоциональной нестабильности", чего с него взять? Поэтому, подпуская такого леща Марченко в этот раз, Келимбетов вряд ли надеялся растопить лед непонимания между ними. И уж, конечно, не предполагал, что Марченко с ним согласится.

Так и случилось. Григорий Александрович высказался в том смысле, что позиция Нацбанка и его лично не менялась, - они всегда выступали против объединения таких разных функций под одной крышей. И вообще концепция формирования финансовой сферы еще только обсуждается, таких предложений там много и еще будут, и нечего на каждое такое предложение реагировать.

Весомости этому заявлению придавал тот факт, что оно было сделано после его отчета перед главой государства. Тем самым Марченко явно дал понять, что президент поддерживает его позицию в этом вопросе.

И неудивительно, ибо Марченко, конечно, прав. Еще и потому, что ответственность за разбор завалов в финансовой сфере нести ему не хочется, так что пусть это будет кто-то другой. При этом совершенно очевидно, что его влияние на АФН и так велико настолько, что уже поговаривают о фактически полной подконтрольности агентства председателю Нацбанка. То есть власть у него есть, а риска быть сверженным и повешенным - нет. Зачем же ему это менять?

Понятно, что Келимбетов не мог этого не понимать. И высказал он эту идею специально. Может быть, именно для того, чтобы Марченко ее отверг, и она не получила дальнейшего развития. Может быть, решил замахнуться на рубль, чтобы ударить на "пятак" - устранить Бахмутову, которая при всей своей грамотности оказалась удивительно некомпетентна в вопросах регулирования рынка и неспособна занимать твердую позицию в отношении игроков-ловкачей. А может, его реформаторский пыл все никак не угаснет, и решил он распространить свой опыт по "оптимизации" на другие государственные институты (в Астане, говорят, что в последнее время Кайрат Нематович сотоварищи тщательно изучает должностные инструкции сотрудников дочерних компаний типа КМГ, КТЖ и других на предмет дублирования ими функций друг друга.)

А может быть, Кайрату Нематовичу больше нечего сказать, ибо конкретных достижений возглавляемый им фонд не демонстрирует, а пиариться надо. Вот и вышел он "в народ" с сообщением, что существует, работает и даже в обсуждении какой-то концепции участвует.

Марченко вниманием и даже любовью СМИ не обделен, но и ему было полезно еще раз показать, "кто есть ху". Так что он с удовольствием высказался. Правда, лаконично (остальные слова он произнесет, очевидно, на своей очередной пресс-конференции). И получилось, как у классиков: "Киса и Ося здесь были". А зачем, почему и, главное, кто это такие - вопросы уже второстепенные. И ответа на них у нас нет...

Данила ЮВАЧЕВ, "Мегаполис", 10 августа

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение