Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Сердце олигарха ("Европа-Экспресс", Германия

28 Февраля 2008

Автор:

Теги:
     
 

 Илья Мильштейн - "Европа-Экспресс", Германия

Быть может, тайна смерти известного грузинского миллиардера никогда не будет разгадана. Вне зависимости от того, что говорят сегодня врачи и что завтра скажут токсикологи.

'Тут у нас официальные переговоры. Красиво. Тут у нас неофициальные переговоры. Некрасиво? Поставим стол, стул, сядешь - будет красиво'. (цитата из фильма "Олигарх")

....Теперь это уже навсегда: сила искусства. Олигарх Ларри берет на работу лучшую подругу олигарха Платона. Актер Левани Учанешвили со своей страшной белозубой улыбкой играет человека, совсем не похожего на Бадри Патаркацишвили. Но все знают, что это про него, а Владимир Машков выступает как бы в роли Бориса Березовского. И тоже не похож ни капли, если не замечать волчьих глаз. Если не замечать многого.

Например, схожих обстоятельств образа бизнеса - от вареных джинсов до 'Жигулей', от ЛогоВАЗа до Кремля, от Кремля до изгнания. Схожих врагов: прокуроров, провинциальных бурбонов, гэбешников. Схожего финала: безутешных рыданий на могилах друзей, лежащих рядком, убитых врагами, убитых друзьями, самоубийц.

Бадри Патаркацишвили умер внезапно. Согласно официальным результатам вскрытия - от ишемической болезни сердца. Хотя на сердце почти не жаловался, разве что в последний день. Теперь слово за токсикологами - последнее слово, как в деле Литвиненко, но если и они разведут руками, все равно никто до конца не поверит, что Патаркацишвили умер сам.

Известно же, что есть яды, не оставляющие следов.

Но дело даже не в этом. У постсоветских олигархов репутация людей бессердечных, поэтому принято считать, что от инфаркта они умереть не могут. Да и опыт показывает, что причины смерти в этой группе граждан другие - бомба под 'Мерседесом', пуля, нож, яд. К тому же капитализм на просторы бывшего СССР явился еще сравнительно недавно, они не успели состариться, чтобы умирать от естественных причин. Да и врагов у них, включая друг друга, столько, что любая смерть сбивает с толку следователей. Впрочем, сами они, как правило, знают своих врагов и 'решают вопросы' без помощи государства.

Бадри Патаркацишвили своих врагов знал.

С тех самых пор, как начал заниматься бизнесом, то есть со времен ветхосоветских, когда стал директором 'РуставиАвтоВАЗзапчасть', заняв должность одновременно престижную и расстрельную. А едва сгинула советская власть, судьба свела его в Тольятти с великим комбинатором Березовским, и враги Бориса Абрамовича стали его врагами. Список их пополнялся со временем и напоминал пирамиду, упиравшуюся в небо: от бандита Сильвестра и олигарха Гусинского до Коржакова, Лужкова, Путина.

Они счастливо дополняли друга: хитроумный теоретик Борис и обаятельный практик Бадри. Честолюбивый Березовский стремился в Кремль, очаровывая своими миллиардами самых влиятельных членов ельцинской Семьи. Патаркацишвили эти миллиарды добывал. Березовский рисовал схемы и обеспечивал 'крышу' на самом верху политического Олимпа. Патаркацишвили тихо корпел над договорами и прочей бухгалтерией, выезжал на встречи, перетирал с бандитами, все менее отличимыми от представителей власти. Березовский становился крупнейшим медиа-магнатом и делателем президентов. Патаркацишвили направлял денежные потоки в нужные стороны. Березовский впадал, как в ересь, в неслыханную простоту, объявляя миру, что вот он выбрал президентом Путина и теперь будет с ним править страной... Вместе с погоревшим олигархом навсегда покидал Россию и Бадри.

Потом они дружили в изгнании. Отставленный от дел Борис Абрамович и повторявший его путь в Грузии Патаркацишвили. Березовский неустанно пророчил в России скорую революцию. Бадри вместе с Саакашвили революцию устраивал, чтобы вскоре пожалеть о том и с яростью наблюдать из-за границы, как спецназ топчет дорогую аппаратуру его телекомпании 'Имеди'. Он баллотировался в президенты, спонсировал оппозицию и, если верить недавно появившейся распечатке разговоров с главой спецдепартамента МВД Грузии Ираклием Кодуа, планировал государственный переворот.

К слову, это далеко не самое интересное в расшифровке, за день до смерти Патаркацишвили опубликованной по-русски в журнале 'Коммерсантъ-Власть'. Куда любопытнее рассказ покойного о том, как Путин умолял его перевести на работу в Москву из опостылевшего Петербурга. Как Бадри помогал будущему президенту стать замом Пал Палыча Бородина. Наконец, как тепло прощался Патаркацишвили с Путиным, когда тот поставил его перед выбором: предать друга Бориса или прекратить отношения с президентом РФ. Как они якобы обнялись, расставаясь навеки.

Он ушел из жизни, как положено олигарху, закрыв своей смертью несколько уголовных дел, возбужденных против него в Грузии и в России. Оставив близких и друзей мучительно гадать о причинах его ухода в расцвете сил и богатства. Заставляя всех нас биться над этой тайной: если не выдержало сердце, то что его надорвало? А если убили, то кто?

Смерть олигарха - это ведь еще и политика.

Порой легко предсказуемая, как откровения разнообразных 'сливных бачков' в российских СМИ, с ходу взявших след Березовского, Невзлина или, в крайнем случае, грузинских спецслужб, подконтрольных Саакашвили. Конечно, ни одной версии исключать нельзя, но среди них имеется и кремлевский заказ, ибо таинственная смерть Бадри - это идеальный тройной удар. По ненавистному БАБу, ненавистному президенту Грузии и ненавистному Западу, чьи спецслужбы, как рассказывал нам товарищ Луговой, могли и Литвиненко отравить.

При этом сам Патаркацишвили не сомневался в том, что Саакашвили жаждет его гибели. В той распечатке, что так вовремя появилась в Москве, он говорил о некоем чеченце, который 'головы англичанам рубил' и получил заказ на его устранение. И о том, что у самого Бадри 'про Мишу... тонны компромата'. Подобно другу Борису, который за руку привел друга Володю в Кремль и усадил на трон, Патаркацишвили расплачивался за свою поддержку Саакашвили. И за то, что не сумел встроиться в пресловутую 'вертикаль', когда грузинский президент начал ее отстраивать по российским лекалам.

Однако все это лишь версии, а не ответы на вопрос, почему в своем доме под Лондоном скоропостижно скончался один из самых знаменитых олигархов, так талантливо сыгранный замечательным актером в известном фильме Павла Лунгина. И вовсе не исключено, что эту тайну Патаркацишвили навсегда унесет с собой в могилу. Как и то, что он и сам не знал, кто был его убийцей, если это убийство. Останутся лишь подозрения и страхи. И дело о 'подозрительной смерти', сданное в архив.

Впрочем, останется и другое. Память о ярком, до рези в глазах, поколении постсоветских олигархов, среди которых убитый или умерший Бадри был одним из самых талантливых. Останется кино, где все так недостоверно, так непохоже на настоящую жизнь миллиардера - в деталях, и так точно по сути.

Особенно та сцена, где Платон оплакивает своих погибших друзей, и горят свечи в промозглой кладбищенской тьме, и герой, избитый ментом там же, на могиле, хочет навсегда покинуть Россию и не может. И в волчьих глазах олигарха такая тоска, что горюешь о его судьбе, как о своей. --0--

Источник: http://www.euxpress.de/archive/artikel_8577.html


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение